Литература 8 класс Учебник Коровина часть 1

На сайте Учебник-скачать-бесплатно.ком ученик найдет электронные учебники ФГОС и рабочие тетради в формате pdf (пдф). Данные книги можно бесплатно скачать для ознакомления, а также читать онлайн с компьютера или планшета (смартфона, телефона).
Литература 8 класс Учебник Коровина часть 1 - 2014-2015-2016-2017 год:


Читать онлайн (cкачать в формате PDF) - Щелкни!
<Вернуться> | <Пояснение: Как скачать?>

Текст из книги:
Г - ■ ■■ ' Кремлевская набережная в конце XIX в ' Лубянская площадь в конце XIX в„ МОСКВА * Гор ид холм об и оврагов. Город ЙШеных садов, блочных пестрый; в ига а го в * Чистых и всяких прудов. Город — церквей не до чтешься: Их колокольный напев Слушая, к небу несешься, Душу молитвой согрев. Гордым величьем красуясь, Город с кремлевских вершин Смотрит в поляны, любуясь Прелестью свежих картин. Лентой река голубая Тихо струится кругом, Жатвы, .теса огибая. Стены боярских хором. ■■ Город — восточная сказка! Город — российская быль! Хартий нам родственных связка! Святы их ветхость и пыль. Молча читает их время! С заревом славных веков Льется на позднее племя Доблестный отблеск отцов.- <...> П. Вяземский ЛИТЕРАТУРА 8 класс Учебник для общеобразовательных учреждений В двух частях Часть 1 Авторы-составители: В. Я. Коровина В. П. Журавлев В.И.Корозин Рекомендовано Министерством образования и науки Российской Федерации 3-е ni да н лд$нещитВр» г 2002. 2008 S X^|di;QCTBeaHoe офорлтленир. Идаадн?льстй<> , Просвещен не *■, 2002, 2004, 2008 See прлид защищены РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА И ИСТОРИЯ Человек с самого детства связан живыми нитями с историческими судьбами страны, где ом рожден, того общества, которое его воспитывает и которое, в свою очередь, испытывает на себе воздействие мировой истории. Когда-то история, публицистика и литература были вообще нераечленимы. Достаточно назвать древние летописные своды, в частности «Повесть временных лет*, «Повесть о разорении Ряэа-■и Батыем», а Сказание о Мамаевом побоище». Это сочинения одновременно и исторические, и литературные, и публицистические, г Примерно с ХУ 1.11 столетня историческая наука в России выделилась в самостоятельную область знания. Но и в XVIII, и в f,IX веках сохраняется ее близость к художественной литературе. Ряд историков (М, В. Ломоносов, Н, М. Карамзин} были одновременно и писателями. Некоторые произведения чисто исторического характера (например, * История государства Российского» Н, М, Карамзина) имеют несомненные художественные достоинства. Одной из характерных черт русской литературы был немеркнущий интерес ее творцов, великих писателей, к историческому прощлому своего народа, своей страны, тесно связанный с их неослабным вниманием к историческим судьбам всего человечества, В этом отчетливо и ярко проявились такие присущие русской литературе качества, как народность и гражданственность. Нельзя правильно отразить жизнь, чувства и мысли народа, не зная пройденного им сложного исторического пути, не осознав всего того, чем он жил, что радовало и печалило его в течение многих веков, что определило его быт и характер. Обличал в 3 своих произведениях несправедливость современного им общественного строя и стараясь найти путь в будущее, передовые деятели русской литературы не могли не обратить внимания на прошлое своего Отечества. Для них это было и выполнением гражданского долга, и проявлением национального самосознания. и, наконец, выражением органичной потребности обогатиться мыслями, образами, бытовыми красками, богатствами народного языка — всем многообразием национальной культуры, складывающейся веками. К вопросам истории писатели подходили по-разному. Некоторые из них, как А. С. Пушкин, Н. В. Гоголь, выступают в отдельных своих произведениях (труды Пушкина о Петре I, о Пугачеве) даже как историки-профессионалы и тем самым становятся в ряд тех, кто внес непосредственный вклад в развитие исторической науки в России. Но и те из писателей, кто не ставил перед собой чисто исследовательских задач в области исторической науки своего времени, например И. С. Тургенев, оставили в своих заметках, дневниках, письмах оригинальные мысли об историческом прошлом. Наконец, всему творчеству классиков русской литературы присущ историзм. Это значит, что даже в художественных произведениях, повествующих о современной писателю действительности, события и герои произведений предстают на фоне большого исторического полотна. Кроме того, большинство русских писателей интересовались проблемами не только русской, но и всемирной истории. Многие из них (И. С. Тургенев, Н. В. Гоголь, Ф. И. Тютчев) подолгу жили за границей, были свидетелями важнейших событий современной им европейской жизни (франко-прусская война 1870—1871 годов, Парижская коммуна и пр.). Эти события наводили писателей на размышления о прошлых и грядущих судьбах человечества. И. С. Тургенев сыграл большую роль в развитии культурных связей между Россией и странами Запада, содействуя распространению достижений русской исторической науки за границей. Классики русской литературы XIX в. А. С. Пушкин, М. Ю. Лермонтов, И. С. Тургенев, Ф. И. Тютчев, Н. А. Некрасов, М. Е. Салтыков-Щедрин, Л. Н. Толстой и русские писатели XX века, представляющие собой гордость русской литературы, связаны своим творчеством с самыми значительными страницами русской истории. Л. В. Черепнин 4 поразмышляем над прочитанным... 1. Б каком столетии историческая паука “рыдЕпнласъ п самостоп-Тельную отрасль знания? 2. Вспомните, с какими пытающимися деятелями русской пето jjiiii вы встречались в художественных произведениях, изучаемых в школе или прочитанных самостоятельно, 3. Какие важные исторические оо5ытпя были воспроизведены писателями в литературных произведениях, прочитанных памп? Назовите эти произведения, 4. Подготовьте пересказ вступительной статьи, сопроводив его примерами из прочитанных вами стихотворении, поэм. УСТНОЕ НАРОДНОЕ ТВОРЧЕСТВО РУССКИЕ НАРОДНЫЕ ПЕСНИ Несказанно прекрасен мир народной песни. Песни разнообразны. как труд людей, их обычаи и обряды. Бытовые песни можно разделить на несколько групп. Обширна группа календарных песен — нх пели в определенные дни года, по праздникам, Календарная песня — зто песня, исполнение которой в другое время, вне праздничного обычая, было бы лишено всякого смысла. Новый год встречали в надежде на доброе житье. Всюду по дерезням и городам на так называемых Святках из дома в дом ходили подростки и величали хозяев; величальные песни на юге называли колядой, около Москвы, Владимира и Рязани — овсе н е м, на севере — яикоградьем. Тема, смысл и образы их, однако, были одни и те же, Обычай обязывал угощать певцов, Чем щедрее было по дарение — кусок пирога, пышка, ломоты хлеба, денежка, тем ближе казалось исполнение доброго пожелания, Хозяева дома и певцы вступали в обрядовую игру. Название йколяда» возникло из названия первых дней каждого месяца а римском календаре — «календ». Календарь римлян был перенят я давние-давние времена славянами. Весну закликали песнями веснянками, а майские дни чествовали деревья и цветы, С календарными песнями по-своему связаны хороаодные, игровые, плясовые песни. Обширны группы песен, не связанных ни с обрядами, ни с пляской, — зто лирические песни, медленные, протяжные, песни-раздумья, песни-сетования. Любовные песни не единственный вид народной лирики. Не менее обширна группа семейных песен, в них выражалась печаль домашних неурядиц. Перед нами встают картины старинного житья-бьггья. б особенности горьки песни о вдовьей н сиротской жизни. 6 Как ни тяжела была жизнь народа, неистребимой оставалась шутка. Шуточные песни — особая группа лирических песен. Народ трунил над незадачливыми женихами, спесивыми невестами, неумелыми стряпухами. А* С. Пушкин упомянул об одной такой песне Б стихотворении ^Зимний вечер*: Спой мне песню, как синица Тихо за морем жила,,. 1. Песня *-Ах, барыня, барыня...*. Гравюра и а меди, 1877 2. Песня *i3o лузях,..*, Раскрашенная ли.тография, Ш&9 7 □т лирических песен отличаются свадебные обрядовые песни, предназначенные для исполнения на свадьбе. Пение этих песен предусмотрено самим обрядом. Эти песни были пленительной поэзией, которая украшала свадьбу, делала ее памятным событием в жизни человека. На свадьбе звучали причитания невесты. Причитания-плачи звучали и на похоронах, при отъезде в дальнюю дорогу, на похоронные плачи были похожи причитания по рекруту-ноеобранцу. Во второй половине XIX столетия в народе появились частушки. Среди частушек были лирические попееки: Лучше нету того цвету, Когда яблоня цветет. Лучше нету той минуты, Когда миленький придет. Особое место в народной песне занимает песня историческая, которая говорит о действительно живших людях, чем-то заслуживших известность, прославившихся, а также о реальных событиях. Б песнях поется о том, как Иван IV завоевал Казань, как Кузьма Минин и Дмитрий Пожарский во главе ополчения пришли спасали Москву от захватчиков, как Степан Разин бороздил Волгу на своих стругах, как в Полтавском бою солдаты Петра одержали - гобеду над шведами, как Пугачев пригрозил графу Панину, как Суворов велел армии переплыть море, как Кутузов вступился за честь России. Минувшая история проходит в народных песнях такой, какой ее пережил народ, как он понял ее, В. Аникин Хороводные и лирические песни * * * В темпом лесе, fj темном лесс, В темном лесе, в темном лесе. За лесыо, за лесью, Распашу ль я? распашу ль я. Распашу ль я, распашу ль » Пашенку, пашенку, Я посею, в посею, Я посею, я посею 8 Лед-конопель, лен-конопель, Тонок, долог, тонок, долог, Тонок, долог, тонок, долог, Ее л - б о л ок п нет, б ел - во л о к н не т. Как повал плел, кик повадился, Как повадился, кЩ повадился Вор-воробей, вор-воробей В мою конопельку, в мою конопельку, В мою конопельку, б мою конопельку Летахи, лстати, Мою конопельку, мою зелененьку, Мою конопельку, мою зелененьку Клеватп, клеватп. Уж я ж его, уж я ж его. Уж я ж его, уж я ж его, Его изловлю, его изловлю, ГСр ьг л ь л - р юр ья. к р ы л ья - пе рья, Крылья-перья, крылья-перья Ему ощиплю, ему ощиплю. Он не будет, о и не станет, Позабудет, перестанет Лстати, лстати. Мою конопельку, мою зеленен ьку, Мою конопельку, мою зеленен ьку Клеватн, клеватп. # й Уж ты, ноикя, ты, ноченька темная, Ты, темная ночка, осенняя! Нет у ноченьки светлого месяца, Светлого месяца, пи частых звездочек! Нет у девицы родного батюшки, Нет ни батюшки, нет ни матушки, Нет ни братца, ли родной сестры, Нет ни рода, нет ни племени! Уж как был-то у ней мил-сердечный друг, Да и тот теперь далеко живет... * * * Вдоль по улице метелица метет; За метелицей мой миленький идет. — Ты постой, постой, красавица мол. Дай мир наглядеться, радость, на тебя! На твою ли на прекрасыу красотуi На твое ли да на белое лицо. Ты постой, постой, красавица моя. Дни мнр наглядеться, радость, на троя! Красота твоя с ума меня свела, Сокрушила добра молодца меня. Ты постой, постой, красавица моя. Дай мне наглядеться, радость, на тебя! Исторические лески Исторические песни — песни, в которых рассказывается об определенных исторических событиях и конкретных исторических лидах. По форме старые исторические песни близки к лирическим крестьянским: в них часто встречаются образы лирических песен — удалый добрый молодец, |олд|тушки ■ общие для народной песни эпитеты, сравнения, запевы. Пугачев в темнице Ты, звезда ли .моя. звездочка, Высоко ты, звездочка, восходила: Выше леей темного, Выше садика зеленого. Становилась та звездочка Над воротами решетчатыми. Как во темнице, во тюрем лице Сидел добрый молодец. Добрый молодец Емельян Пугачев. Он. по темнице похаживает, Кандалами побря к ивает: «Кандалы мои. кандаликн, Кандалы мои тяжелые! По ком вы, канда.чнки, доставал вся? Доставались мне кандаликн. Доставались мне тяжелые Не по тятеньке, не по маменьке — За походы удалые, ля житье свободное! » 10 Пугачев казнен Нет больше народного заступника. Емельян, ты, наш родный батюшка! На кого ты нас покинул? Красное солнышко закатилось... Как остались мы, сироты горемычны, Некому за нас заступиться. Крепну думушку за нас раздумать... ЧАСТУШКИ Народные частушки — небольшие лирические песни, обычно имеющие форму четырехстрочного рифмованного куплета. Частушки — поздний жанр по времени своего происхожде--ия. Первые упоминания о частушках относятся к 60-м годам XIX века. Частушки как художественный материал использовались М. Горьким, В. Маяковским, А. Твардовским и другими писателями и поэтами. Среди художественных особенностей частушек фольклористы отмечают параллелизм (чаще всего параллельное изображение явлений природы и состояний человека, его переживаний), например: Снежки белы, снежки белы Были да растаяли, Любили меня, девоньку, Любили да оставили. Иногда в частушках встречается сравнение: Не даешь мне, мамка, воли, Улечу, как пташка, в поле... Чаще в частушках встречаются эпитеты, уменьшительные суффиксы (девонька, лесок, колечко, аленький цветочек). Частушки богаты различными повторами, служащими для эмоциональной выразительности. В частушках постоянно присутствует рифма. Исполнялись частушки двумя девушками или парнем и девушкой, иногда под гармонику или другие инструменты, иногда безо всякого музыкального сопровождения. 11 * * * * * * "од гзоюг милый, игру _е:ён не напеться, -т "есл, хороший мой, Век не наглядеться. За литой чугунный мост. От росы ли тропка смокла, От моих ли горьких слез?! Проводила я забаву * * * * * * '■'те сердце взволновалось, Ка* на Волхове вода. Бода на время устоится — ’■'ое сердце никогда, Я вечор, вечор, вечор Простояла у ветел. Я ветелочки рвала — Сказали: милого ждала. г опросы и задания с Расскажите о народных песнях. Какие су шествуют группы ыа-[ одных песен? Что вам известно ой обрядовом Щрльклоре? Канне народные песни вы в насте п какие но них вам нравятся? Г. Каковы особенности лирических, исторических песен? Какие нас троении передает каждая на лих тт какие чувства сообщает слушателям? 3. И чем Сходство п различие народных исторических несен й былин? 4. Расс натките □ своеобразии жанра частушек. Как они исполняются? Какие музыкальные инструменты сопровождают народные песни п частушки? Умеете ли вы исполнять частушки? Как в частушках отражаете л прем я? 5. Какую роль в народной песне играют повторы отдельных елоп п целых строк? П piтподите примеры. 6. Какое отношение народа к ТГугячсву передают исторические песни? Чего в них больше - уважения, жалости, сострила-ни л. осуждения? Какие литературные приемы помогают народным певцам сообщить эти чувства, слушателям? Будьте внимательны н слову 1 1. Какие чувства привносят' в народные песни слова: зддененъку. конопельку, ноченька, звездочка, сердечный, родной, м.цлень кий? 2. Какие мысли подчеркиваются в народной исторической песне словами: добрый Mo.todeii, гшходы удалые, житье свободное, парадный эастутЩкг 3. Есть ли какая-то связь слова частушка со словами часто, час тать? U взвывайте дар слови 1, Подготовьте одну из народных песен к исполнению или речи-тлтшшему произнесению, 2. Под готовьте собственный текст частушки на школьную тему или исполнение одной из частушек (напевное произнесение). ПРЕДАНИЯ Прочитайте предания, связанные с Пугачевым и донским казаком Ермаком, Вспомним, что предания отражают события давно ■инувших лот и восприятие их современниками. 0 Пугачеве Пугачев-то был-то был, да под именем Петра III, Петр Федорович, Он только назывался Пугачевым. В конце-то гонцов он здесь женился ил нашего поселка, здесь формировал казаков. Он сошелся не то с итальянской барышней, нс то ■ княгиней. Она заняла его престол. а его скинула н дала известие поймать его и доставить живым. ЁсЬ поймали. Взвод полковников, не полковников, а оборотней казаков устроили вы пивку. А Пугачев и жену с собой взял. Ну вот, обратился Пугачев к Eta за к у и попросил чарку водки, Л главны и-то говорит: ■ Ему п воды много. А казак попросил: — Я ему свой пай отдай. Когда туда доставили Екатерине Пугачева., сказали, мол: ^Привели*. Вышла она, посмотрела и говорит: — Ну что, набегался? ■ Ну да, — говорит. Сошла ома с престола и отдала ему престол. Этого казака, что водку ему давал, полковником сделала, а полковнику голову велела отрубить. А у Петря уже ребенок народился. Жену он отправил is монастырь, а сам на престоле остался. Это вое точно □шло. О покорении Сибири Ермаком Услыхал царь Иван, что за Уралом лежит земля богаче той, которая ему подвластна. Знал он, что ту землю Сибирью зовут, много в ней всякого добра таится, да только далеко она от его царства. Много ночей и дней нс спал царь Иван, все думу думал: как это царство хана покорить, а его землю к своему царству прирезать? Думал, думал Иван, но ничего придумать не мог, не было у него той силы, которая бы покорила Кучумово царство. Занемог царь и слег в постель. Прислужники его, бояре, запечалились, боялись, как бы им без царя-спасителя не остаться, что же они тогда делать будут. Подошли они к его постели и спрашивают: — Отчего же ты, царь-батюшка, занемог, какая дума тяжелая на сердце твоем лежит? Царь закрыл глаза и подумал, сказать ли им про свою думу или нет? Он знал, что бояре в деле ему не помогут, что потрясут они бородами да кафтанами, повздыхают, на том их совет и кончится. Так оно и получилось. Ушли бояре к себе восвояси. Подходит к царю один его бедный слуга из крестьян и спрашивает: — Откуда на тебя, царь-батюшка, хвороба навалилась? — Издалека, — ответил царь. — Может, помогу я тебе? — Бояре были — не помогли, а тебе и Бог не велел. Ты скажи-ка лучше, кто есть в моем царстве храбрый да удалый, кто смерти не боится, кого молния не ударит и гром не оглушит? Подумал слуга и говорит: — Найдется в твоем царстве такой человек, слыхал я про него с малых лет, зовут его Ермак Тимофеевич, удалый казак донской, службу верную, царь-батюшка, он тебе сослужит. — Да и то верно, слыхал про него я, да только где он теперь есть, наверное, как в поле ветер, гуляет, где ночь проведет, где день просвищет. Встал Иван-царь с постели, позвал к себе слуг верных и отправил их на Дон казака Ермака Тимофеевича искать. Объездили слуги весь Дон, всех конных и пеших порасспросили, все знают удалого казака Ермака, но никто не 14 . зияет, где он теперь гуляет. Вернулись слуги через год и сказали царю: — Всех птиц на Дону повидали, всех баб и мужиков пересчитали, а казака Ермака Тимофеевича нету. Выгнал царь своих слуг из палат царских и позвал к себе верного слугу-крестьянина. — Разыщи ты мне Ермаки, службу верную сослужи, тогда ты у меня будешь слугой над всеми с лугами, а бояре тебе в пояс будут кланяться. - Ничего мне, царь-батюшка, от тебя не надо, а службу верную для Руси си л той отслужу. Надавал царь Иван мужику разные доспехи, из своей конюшни велел ему коня вывести, благословил ого своей рукой н и добрый путь отправил. Только выехал мужик за Москву, снял е себя все доспехи, облачился в крестьянскую одежу и пошел пешочком с посохом по дороге, куда глаза глядят. Долго шел мужик по дороге против солнца, борода по колено выросла, а про Ермака ни слуху ни духу. Не опечалился мужик, идет себе потихоньку si идет. Нс заметил он, как дошел до крутых гор. Осмотрелся и видит — навстречу ему идет такой же странник, как и он. Встретились, остановились и завели разговор. Долго ли разговор шел, но только мужик узнал от странника, что Ермак бродит по Уралу. 75 Исходил мужик реки п горы Урала вдоль и поперек. Наконец ему удалось напасть на след атамана. Вскоре он нашел семью Ермака и передал ему просьбу царя Ивана. Ермак Тимофеевич явился к царю бел поклона, в шапке. Царь посмотрел на атамана и говорит: Слыхал я про тебя разные вести, не носить бы тебе головы [ia плечах, да царь милостив. Искупи свою вину, сослужи мне службу добрую. За Уралом нехоженая асмлица лежит, на земле той богатства несметные, ты пройди ту л ем лю, излови хана Куч ума, я людей его под власть Руси подведи, Ермак Тимофеевна не стал перечить царю, вышел и а царских палат, испросил есть-питв и пошел к своим казакам на Урал. Пришел. Рассказал обо всем своим удалым молодцам, и начали они собираться в поход, в чужую землю, куда русская душа не хаживала. Летом в тот же год Ермак Тимофеевич дошел до Тобола, там построил лодки и добрался до Иртыша. Здесь он встретился с людьми из Кучумова царства. Долго бился Ермак с Кучумовьтпгтя людьми, пока они не испробовали казацкую силу и пока их много не полегло. Казаков погибло тоже немало, но Ермак все же одолел сибирского хана и привел его людей под власть русского царя. Самого страшного — Кучума — Ермак Тимофеевич хотел доставить в Москву, гю он несколько раз обманывал атамана, и за это его казаки убили. Когда Кучумовы люди покорились Ермаку, казаки ему сказали: — Поезжай, наш атаман, и скажи, что теперь русские могут жить л Сибири, да и Кучуырвым людям с Нами легче будет, Царь их был алой, как иол к, а жадный, как поп, Ермак Тимофеевич не поехал в Москву, а нос лют туда своего верного казака. Узнал царь Иван, что в Сибирь ворота открыты, и стал посылать к лее разных людей, кого по доброй воле, а кого так, силком. Вот и появились русские на сибирской земле и посейчас живут, а добра в ней всем хватит. Потому мы и про Ермака Тимофеевича помним, п про его удалых казаков. вопросы и задания 1 1. Какой из тек стоп преданий нам понравился? Какими народ представляет себе Пугачева и Ермака? 16 ----------- ■ ____________________________________ 2. Уверены ли рассказчики, что говорят правду? Подтвердите примерами. 3. Так ли вы представляли себе эпизод покорения Сибири, как его изобразил художник В. Суриков на картине «Покорение Сибири Ермаком*? Развивайте дар слова 1 1. Подготовьте пересказ предания «О покорении Сибири Ермаком*, включив характерную для этого предания лексику, например: .иного в ней всякого добра таится, занемог, хвороба, доспехи, завел разговор, богатства несметные, нехоженая землица лежит, одолел сибирского хана и т. д. 2. В чем сходство и различие преданий и народных сказок? Покажите это на примерах в процессе пересказа фрагментов. 3. Какие слова и выражения из этого предания можно использовать в нашей речи и сегодня? из древнерусской литературы Каждая победа русских воинов в тяжкие годы привлекала к себе восхищенное внимание современников. Был провозглашен святым Новгородский, а затем н зеликий Владимирский князь Александр Ярославин, одержавший две славные победы на западных рубежах Новгородской земли, а Повесть о житии Александра Невского», строго говоря, лишь отдаленно напоминает традиционное житие святого: на первый план в ней выступают воинские подвиги, а не христианские добродетели князя, хотя он предстает перед читателем как благородный христианин, с горячими молитвами обращавшийся к Богу, хотя на помощь ему и его воинам приходят небесные силы, предводительствуемые святыми воителями, князьями Борисом и Глебом. Особенно подробно описано в «Повести...» сражение на Ижоре, притоке Левы; в память об этой победе над шведами Александр и получил почетное прозвание Невский. Главное новшество литературы XVII века состоит в том, что она отказывается от стремления изображать только действительно бывшее и все чаще обращается к откровенному литературному вымыслу. Героями литературных произведений становятся теперь не только князья и бояре, но и простые люди: купеческий сын, крестьянин из «Повести о Шемякине суде» и т, д. «Повесть о Шемякине суде» — это не только сатира на судебные порядки (судья Шемяка судит в пользу обвиняемого, надеясь на взятку}, но прежде всего это рассказ о злоключениях неудачника: ведь все свои «преступления» убогий совершает невольно, по недоразумению. Приговоры судьи — зеркальное отражение самих проступков: так, судья предлагает богачу, чью лошадь убогий вернул без хвоста, снова отдать виновному лошадь, и пусть он владеет ею до тех пор, пока хвост снова не отрастет. Бессмысленность и комичность приговора очевидна. Но читатель при этом замечал, что решения Шемяки вполне соответствовали тогдашним законам, по которым за убийство убивали, за поджог 18 ------------------ ------------------------ ------ ------ сжигали, за чеканку фальшивой монеты заливали □ горло расплавленный свинец, т, е. наказание как бы соответствовало самому преступлению. О. Я Твсрогов Вопросы и задания 1, Что вы помните из дрп пн прусской литературы по предыдущим классам'/ Какие произисдения запомни л иск? РасскфкдтВ ои одном на них. 2. К л кие темы привлекали внимание акторов древнерусской литературы? В чем своедаразие русской литературы XVTJ века? Повесть о житии и о храбрости благородного и великого князя Александра Невского1 «Повесть о житии... Александра Невского* была написана, как считают ученые, вскоре после смерти великого князя, в 80-х годах XNI века, книжником монастыря Рождества Богородица! во Владимире. Здесь было погребено тело князя, здесь же в конце XIII века началось его почитание как святого. Автор жития называет себя современником князя, «самовидцем», свидетелем его жизни’ по своим воспоминаниям и рассказам соратников Александра он и создает его жизнеописание. Автор «Повести о житии.„ Александра Невского® был человеком широко начитанным и писал в соответствии с лучшими образцами мировой литературы,,. Он последовательно рассказывает о -рех подвигах Александра: о битве на Неве, о Ледовом побоище и о поездке в Орду. Два первых подвига — бранные, последний — подвиг самопожертвования. Александр поехал к хану «отмолить людей от беды», чтобы татары не заставляли русских людей нести военную службу. Существует предположение, что смерть Александра на обратном пути из Орды вызвана тем, что он был отравлен в ханской ставке... «Повести о житии... Александра Невского» подражали, ее _нтировалн, ей следовали как литературному образцу. Она оставила заметный след в развитии древнерусской литературы, ее ' П рукописях житие Александра Невского не имеет устойчивого заголовка н называется «Повесть о житии и о храброст...*, «Слово о великом князе...», чЖитие блаженного великого ккя:ня..,«. 19 Але к кгшдр Невск nil ■>. Центральна^ часть триптпха Александр Невский*. Худ. П. Корин влияние сказывается во многие других княжеских житиях и воинских повестях. Я, ничтожный, мн ото грешный и неразумный, решаюсь писать житие святого князя Александра1, сына Ярослава, а пука Всеволода. Слышал я о ней от отцов своих и был 1 -А .-к? а с а я др Невский (122Q i 263 > — русский киз ь Нопгр ■ родский; ljei'l гм Rл :си [ г,тн рс [■: I: il. 20 ■-■тон идеи деяний его, потому и рад поведать о честной и :явной жизни его. Сей князь Александр родился от князя вел и ко го Ярое :я- ■ и от матери Феодосии, Рост его был больше другим molt „ а голрб его как трубя в народе, лицо же его как лицо Лоенфа1, которого поставил египетский царь вторым царем е Египте. Сила же его была частью силы Самсона, РТ дал ему Ьог премудрость Соломонову, а храбрость царя римского .-.ышаеиана-, который пленил всю землю Иудейскую, Так и . :нязь Ачексапдр побеждал, н& был непобедим. Потому и пришел из западных стран некий знатный .еловек по имени А и пред ш3, из тех, кто называют себя тунами Божьими. Он желал увидеть дивную силу князя адексяндра. Увидев его, он возвратился к своим н ска: АЛ ■ Я прошел многие страны и народы, но не видел такого ни я царях, ни в князьях князя. И услышал король полуночной части Римской страны ■ таком мужестве князя Александра и подумал про себя: Понду и пленю землю Ачександрову >. И собрал король силу великую'у наполнил множеств и тораилей полками своими и двинулся в силе тяжкой, дыша духом ратным. И когда он пришел в Неву, шатаясь от '■шумия, послал он. загородившись, послов своих в Новгород к килзю Александру, говоря: — Я уже здесь, пленяю землю твою. Можешь ли проявиться мне? Александр .же, услышан слова яти, разгорелся сердцем : вошел в церковь Святой Софии и пал на колени перед алтаремi и начал молиться со слезами: Боже великий и крепкий, основавший землю к положивший пределы народам и повелевший им жить, не преступая в чужую часть! Рассуди меня, Господи, с 1 Пйсиф ■ торой Библии, за красоту сто проз и дли Прекрасным. Братыт гз зя?пгт[т продалп тто и рабство н ЕгHirer, тле фараЬй, норяжеп-■ ь:Я его мудростью, назначил его вторым иарем. - Ееснасийи тлауиокомаидую1Ц1ш римскими войсками в Нудеп- -■гу:-о бонну, когда бал взят п разрушав Иерусалим. ' Андррнш — Mftnierp Лммаекого ордена. Орден учрежден а 1237 гопу для покорения Прибалтике^ г,нг*ыемн!1гей[:н тогда Ливонией, ' Римской страдой назындлись все земли католического Запада, ' Во главе шведской' iwiicua сто дли кпд ль Биргер и Ульф Фасн. 21 возьми обидящими меня, побор if борющихся со мною, оружие и щит, стань в помощь мне! Окончив молитву, Александр встал и поклонился архиепископу. Архиепископ же благословил его и отпустил. Он же вышел ив церкви, утер слезы и начал укреплять дух дружины своем, говоря: — Не и силе Бог, но в правде. И пошел на врагов в малой дружине июля 15-го, не дожидаясь, когда соберется вся сила его, но крепко веря в помощь святых мучеников Бориса и Глеба1. Был некий муж, старейшина в земле Ижорской, по имени Пел г у си й. Ему была поручена ночная стража морская. Пел гу с ий принял святое к решение и жил среди своего рода, остававшегося в язычестве, И жил ofi богоугодно, в среду и в плтннцу соблюдая пост, Потому и сподобил его Бог увидеть видение страшное в тот день. Скажем с том вкратце. Увидел он силу ратную, идущую против князя Александра, и решил рассказать князю о станах их. Стоял он У края моря и следил за путем их и был всю ночь в бдении. И когда начало всходить солнце, услышал он шум страшный на море и увидел насад, плывущий по морю. Посреди насада стояли святые мученики Борис п Глеб в одеждах червленых, положив руки друг другу на плечи. Гребцы же сидели, словно одетые мглою. Сказал Борис: - Брат1 Глеб, вели грести, да поможем сроднику своему князю Александру. Видя такое видение и слыша такие слова мученика, Пел гу с ий стоял п трепете, пока пасад не скрылся от очей его. После отого вскоре приехал князь Александр, и ГГелгу-спй с радостью в очах рассказал ему одному о видении. Князь же сказал ему: — Никому не рассказывай сего. И решая Александр напасть на врагов в шестом часу дня1. И была сеча велика над римлянам it, и иабпд их Александр бесчисленное множество, и самому королю возложил печать на лицо острым своим копьем. Б яи с u 1 леб tijiiHDHbfi Владимира Святосллнцча, убитые* ilflH-TDM МЕЧ)Щ) лк ом U ал н н к ьтм. " Ччсы считались от восхода оеынпа. 22 Здесь же в полку Александровом явилось шесть мужей храбрых, которые вместе с ним крепко сражались* Один Гаврила Алексия. Он на коне въехал по доске л о самого корабля. И побежали враги перед ним на корабль, а затем обернулись и сбросили его с доски вместе с гоном в Неву. Божьею милостью он вышел из реки невре-лим и снова бросился на врагов и бился с самим воеводой среди гюлка их. Другой — новгородец; но имени 36 ы ела и Якунович. Он много раз нападал на полк их и бился с ними одним топором, не зная страха в сердце своем. И пало несколько человек от руки его. И подивился Александр силе п храбрости его. Третий -- Яков* полонанинт был ловчим1 у князя. Он ласкал на полк с мечом и мужествовал, и похвалил его князь. Четвертый — новгородец, по имени Миша. Он пешим оросился на корабли к погубил три корабля с дружиной своей. Пятый, по имени Савва* был на младшей дружины. Он наехал на великий шатер короля златоверхий it тгодеек ■толп его. Полки же Александровы обрадовал иг ь, увидев падение шатра. Шестой был одним из слуг князя Александра, по имени Ратмир, Он бился пешим, и много врагов окружили его* Он же упал от многих pan и так скончался, Все это я слышал от господина своего великого князя Александра и от других, кто был тогда в той сече, И победил Александр короля, а остальные побежали н докидали убитых на Корабли и потоп ил и их в море. Князь же Александр возвратился с победою* хваля п славя имя твоего Твориа* На третий год после победы над королем князь Алек-андр в зимнее время пошел в нелпкой силе на 'землю Неходкую, дабы не похвалялись, говоря: «Посрамим народ лявянскин <> . Уже был тогда град Псков езят11 и наместники немецкие посажены там. Князь же Александр вскоре взял город Псков L ZfOHl'djJU - OXfITHllK. ' Был тогда град ПскШ аглт — Псков йыл взят лиможскими рыцаря-ни в LjMO году. 23 тг немцев иссек, а иным а плен взял и город освободил от безбожных немцев, А землю и к повоевал и пожег и полона взял без числя. Другие же города немецкие собрались и сказали: «Пойдем и победим Александра д возьмем его руками». Когда они приблизились, заметила их стража. Князь же Александр ополчился п пошел против них, и сошлись они на Чудском озере. И покрылось озеро Чудское множеством воинов. Отец же его, Ярослав, прислал ему брата меньшего Андрея на помощь со множеством дружины. Также и у князя Александра было множество храбрых, как в древности у Давида царя, сильных и крепких. Так и мужи Александровы исполнились духом ратным, ибо были сердца их как сердца львов, и сказали они; - О к ниже наш честный! Ныне пришло нам время сложить головы свои за тебя. Князь же Александр, воздев руки к небу, сказал: — Суди меня, Боже, и рассуди распрю мою с народом высокомерным и помоги мне, Господи, как в древности помог Моисею на Амаллка] и прадеду нашему Ярославу на окаянного Снятополка. Была тогда суббота. Когда исходило солнце, сошлнеь обе стороны. И была сеча злая, и троек от ломлен и я копий, и звук от сечения мечей, словно замерзшее озеро двинулось. И не было видно льда, ибо покрылся кровью. Слышал же я от самовидца, который говорил мне; — Виде;: я в воздухе иол к Божии, пришедший л а помощь Александру. И так победил он врагов с помощью Божие!]. Показали они плечи сноп. Он сек и гнал их, словно летел по воздуху, и некуда было им бежать, И прославил Бог Але к Сандра перед всеми полками, как II и с ус а Навина- у Иерихона. И тех, кто говорил: «Возьмем Александра руками», — предал Бог в руки его. И не было ему равного в бра ил. И возвратился князь Апексапдр с победою сданною. И было множество пленных в полку его, и вели босыми подле коне]’! тех, кто называет себя Божьими рышряжщ. ! Mouccii — вегхозкветный пророк, Амалйк — иождь племени амалнкитян. окнам нпптгт сопротивление израильтянам на нх пути из Египта. - Иисус Haoiiii иит*пй!шетный пророй п полководец. 24 li когда приблизился князь к граду Пскову, игуменщ а пы, и весь народ встретили его перед городом с крести -■п воздали хвалу Богу, и пели славу господину князю тексаядру, 1Г было прославлено имя его по всем странам до моря :: детского н до гор Араратских, по ту сторону моря Ва-кого1 и до великого Рима* В то время был царь сильный в стране Восточной*, у покорил Бог многие народы от востока и до запада, ' - парь, услышав, что Александр так славен н храбр, мал к нему послов и сказал: -- Знаешь ли ты, Александр, что Бог покорил мне -огне народы? Неужто ты один не покоришься мне? Бс-хочешь уберечь землю свою, то приезжай скорей ко Tie и увидишь честь царства моего, Князь же Александр по смерти отца своего приехал во лднмнр в силе великой. И был грозен приезд его. домчалась весть о нем до устья Волги. И начали жены ■■внтянекпе^ пугать детей своих, говоря: - Александр едет! Подумал князь Александр с дружиной своей, и бла-■ ловил его епископ Кирилл, и поехал он к парю в Орду. Увидев его, царь Батый подивился и сказал вйльмо-нам своим: — Истину мне сказали: нет подобного атому княаю. Почтил его царь п с честью отпустил. Позже разгневался царь Батый и а брата его меньшего, ■ прея, kI послал воеводу своего Невруя разорять землю -вдаль скую. После Не ару с ва разорения князь неликий -дчесапдр церкви поставил, города восстановил, людей сбежавшихся собрал в ломы свои. И наполнил Бог зем-I его богатством и славою. Было тогда великое притеснение от иноплеменников, " гоняли они христиан, веля им воевать вместе с ними*. Море EidnemCKOe — часть Средиземного мори, л’6рг> Варяжское тгийское море. 1 Царь & стране Востбнной — хан Батый, ! MoaeamdtiF — библейское племя. Автор повеет]! так называет тя-■ зрения, женщин г ’ Русские должны были платить дань Орде, но они не участвовали в ■гнах монголотатар. Требование * воевать навеете» так п пе было удов-:■ творено. 25 Князь же великий Александр пи шел к царю, днбы отмолить людей от беды тон, И но а врат и лея он из Орды от царя. и останов и лея в Нижнем Щж городе, а дойдя до Го-родца1. разболелся. О. горе тебе, бедный человек! Как можешь ты о писать кончину господина своего! Как не выпадут зеницы2 твои вместе со словами! Как не разорвется сердце твое от печали! Отца человек может оставить, а доброго гое поди на не может1. Если бы мог, в гроб лег бы с ним. И так Богу дух свой предал с миром в дето 1263, месяца ноября: в 14-й день. Митрополит же Кирилл оказала — Чада мои! Разумейте, а а шло солнце земли Суздальской. Иереи и диаконы, черноризцы, нищие и богатые и все люди говори .пн: ■ Уже погибаем! Святое же тело его понесли к городу Владимиру. Митрополит, князья и бояре п весь народ, малые и великие, встречали его в Боголюбове со свечами и кадилами. И были вопль, и кричание, и тоска, как никогда не бывало, и земля сотрясалась. Положено же тело его в церкви Рождества Святой Богородицы ноября в 24-й день. Воинская повесть -- произведение древнерусской литературы о военных походах, сражениях, нашестаиях, осаде городов, подвигах воинов. Житие — описание жизни святого, совершившего подвиги во имя христианской православной веры. Среди святых бь:лн и полководцы, например Александр Невский, которого Церковь причислила к лику святых за его заслуги перед прааослаэием, которое он защищал а сгане ордынцев. Если в произведении рассказывается о святом и о полководце, то переплетаются элементы «житий» и «воинской повести». Попробуйте вычленить эти элементы. Прочитайте избранные фрагменты. Обоснуйте свой выбор. ■ Город!'и. — горал на Волге. 1 Зеницы — глаза. -^размышляем над прочитанным... ■ Какой теме нос в я где па повесть и какие чувства вызывает при ; гении? Каи пазы паст себя рассказчик и что хочет подчеркнуть этим? Как он говорит о том, что был современником Адаижандра? I Каким героям уподобляет рассказчик князя? О каких его подвигах рассказывает? Каким! словами Александр укрепляет дух споен дружины? С помошыи каких средств создается образ героя? Обратите внимание на особенности описаний, гюогпчеекие образы, постарайтесь вникнуть в их суть. Например, какие кпр-пиы видятся вам за словами рассказчика: Словно замерзшее озеро двинулось? ьудыпе внимательны к слову I. Как вье понимаете слова Александра Невского, которыми он укреплял «дух дружины своей»: die ё силе Ког, но в правде»? Как знали шестерых мужей храбрых, которые «вместе с ним крепко сражались»? С чем сравнивает автор сердца «мужей Алекса ядро выл * ? Кого Александр Невский и взывает народом высокомерным* и кто похвалялен: ■*Посрамим народ славянский», - Нозьмом Александра руками»? Каков последний код виг Александра? Зачем он пошел к царю? Как об этом говорится п понести? I. Какими словами п от чьего лица автор описывает горе от утразы, понесенной землей Суздальской со смертью Александра? Произнесите эти слова вслух и объясните их Смысл. ■ Составьте небольшой словарик характерных длл этого текста слов, которые могут исподьзоватьсн сегодня и которые «ушли в прошлое», например: самовидец, деяния, разгорелся сер цем, сена, распря, отмолить от беды и т, д, Раз внва йте дяр слова 1 2 1. Подготовьте устную или письменную характеристику князя Александра, нс пользу а художественные средства повести. 2. Подготовьте выразительное чтение по ролям отдельных фраГт меитов повести. РУССКАЯ ИСТОРИЯ В КАРТИНАХ Победа на Неве принесла великую славу Руси и среди иноземцев. Важное значение она имела потому, что в случае победы шведов большая опасность грозила и вере православной. Вскоре после торжества русского оружии на Неве князю Александру Невскому пришлось уехать нз Новгорода. Горожане признавали Александра как военачальника, но не нравилось им, Эскиз картины «Александр Невский принимай1 шшсгспх легатов»-. Худ. Г. Семирадский 28 ВъМц Александра Неаскаго л Пеков поело Ледового прбощца». Худ, В, ШрОв ■ ■:■ он хотел править по своей воле, мало обращая внимания на ачевые порядки, заведенные в городе. Рассорившись с новго-. одцами, Александр Невский с семьей уехал к отцу в Пере. ’авль-Залесский. За время его отсутствия произошло немало ; ^д. Ливонские немцы перешли в наступление на балтийском по-;.;еежье, покорили эстов и латышей, ваяли Изборск, сожгли его перебили все население — уничтожали всех, кто отказывал- ■ = принять католическую религию. Псковская рать, направлен--ая против рь i царе й-меч е н оспе в (крестоносцев), была разбита, -:соре пал и сам Псков. Придвигаясь к Новгороду, рыцари взяли сродок Тессе и основали недалеко от побережья Финского за- эа крепость Копорье. Новгородцы, чувствуя смертельную опас--зсть, обратились за помощью к прежнему своему защитнику, --ексакдру Невскому. Видя Русскую землю в опасности, Алек-:зндр забыл прежние обиды, вернулся в Новгород и скоро осво-т-.дил Новгородскую землю от немецких рыцарей. Особенно сильное поражение нанес он им около Пскова, на льду Чудского :зера, 5 апреля 1242 года. Битва эта известна под названием йедовое побоище#... Слава о подвигах Александра распространилась не -олько по ■ ■■ей Руси, но и дошла до отдаленного Запада. Несмотря на неуда- крестоносцев в борьбе с русскими, Папа Римский Иннокен- _____ ____ __________— _____— ------------ 29 тин IV не оставил мысли подчинить их себе, только обратился к другим средствам. Видя, что силой не навязать русским католичества, папа отправил к Александру Невскому в Новгород посольство с богатыми дарами и льстивым собственноручным письмом. Во главе этого посольства стояли два хитрейших кардинала (высшие духовные лида в Католической церкви, избираэшие папу)... которые должны были вручить Александру послание от папы с требованием принять ему и всему русскому народу католическую веру, лживо утверждая, что покойный его отец Ярослав обещал это перед смертью его послу... Прибыв в Новгород в 1251 году, кардиналы в красных мантиях, с блестящей свитой были приняты Александром Невским и митрополитом Киевским и всея Руси Кириллом на торжественной аудиенции. Хитрые кардиналы вручили Александру пйпское послание, стали уговаривать князя выслушать их учение и утвердить католичество, уверяя, чго, только отрекшись от православия, он найдет помощь у западных государей и тем спасет себя и свой народ от татар. Возмущенный Александр в ответ на их льстивые речи разорвал послание папы и велел передать ему, что сам знает, какое вероисповедание лучше, и что он ни в чьей помощи не нуждается. Сообщив это г же ответ папе в письме, Александр отправил кардиналов в Рим, Еще не раз поднимались против непокорного русского князя шведы и рыцари. Но и эти новые походы были безуспешны. Александр Невский пользовался большой любовью на Руси. Глубока была скорбь после его смерти (1263), Церковь причислила князя к лику святых. 8. Шевченко а опросы и задание 1 1. Расс мо г! j иге иллюстрации художников П. Кирина, Г. Сечн-радского, В. Серо па. Таким ля вы представляли себе Александра Невского, когда питали повесть о нем? 2. Что вы знаете пй исторических событиях, изображенных на картинах этих художников? 30 О «ПОВЕСТИ О ШЕМЯКИНОЙ СУД Ем В XVII веке широкое распространение получила демократи--зская литература — литература, которая создавалась Б народной среде и отражала народные идеалы и представления о власти, суде, Церкви, прааде, смысле жизни. Героями произведений такой литературы были простые люди, не совершившие -н-iero значительного для истории, ничем не прославившиеся, -асто ото неудачники, бедняки, но демократическая л и тер а ту-:з полна сострадания к атим обыкновенным героям и их судьбам. Авторы видели и понимали, что причина несчастий *ма--тньких людей-» не в них самих, не в дурных свойствах их -атуры (злобе, жадности, зависти, лени и т. д.}г а в общем .:тройстве жизни — несправедливости суда например, равнодушии н жестокости власти богатых. Одним из произведений демократической литературы является «Повесть о Шемякином суде*. «Повесть...» осуждает не только корыстолюбивых судей, но и з:с- судопроизводство в целом, и прежде всего нелепые законы., ■ ;-орые можно трактовать как угодно или обойти. Приговоры, ко--■зрые выносит судья, кажутся нам невероятными, комическими. - : люди XVII века узнавали в этих приговорах судебную практику :=эвго времени. Сходство с жизнью усиливает критический смысл «Повес— законы нелепы, а хитрые, продажные судьи творят беззаконие, соблюдая видимость законности. Несмотря на комические ситуации, «Повесть о Шемякиной ,де# оставляет i pyctHoe впечатление. За исключением судьи, sea герои этой «Повести.,,» либо были, либо стали несчастными, тарный крестьянин избавляется от своих бед, н мы ему сочувствуем. Но нам понятно и негодование брата крестьянина, которо-, сначала вернули лошадь без хвоста, а потом и вообще ее заклали, и горе попа, у которого бедняк нечаянно задавил сына, и ■ ечаль горожанина, у которого из-за бедняка умер отец, И горожанин, и пол, и даже богатый брат не виноваты а том, что прои- зшло. И если адуматься, то оправдательный приговор Шемяки тдевательски несправедлив по отношению к ним, В «Повести..,» :ie по-своему несчастны, а на справедливость нет надежды, Е суде если и оправдают одного, то засудят другого. Те, кто должен осуществлять закон, думают прежде всего о деньгах и ■осулах, а не о правде и справедливости. -------------------------------.. ------------ 31 К таким печальным мыслям о судьбе человека, о правде и кривде в этой жизни, о справедливости и законности приводит нас «Поесть о Шемякиным суде*, «Повесть...* пользовалась широкой по". Iясностью в XVII и XVIII веках. Выражение «Шемякин суд* стало поговоркой, обозначающей несправедливый, неправедный суд. В. И. Охотникова Шемякин суд В некоем месте жили два брата Земледельцы, один богат. другой убог. Богатый много лет ссужал убогого и не мог наполнить скудости: его. Пришел однажды убогий к богатому просить пощади дров привезти. Брат же не хотел да сать ему лошади и сказал ему: — Много тебе, брат, ссужал, а наполнить не мог. А когда дал ему лошадь, убогий начал у него хомут просить. И рассердился па пего брат, начал: поносить его убожество: — Даже своего хомута и того у тебя нет! й не дал ему хомута. Пошел убогий от богатого, ваял свои дровни, привязал за хвост лошади, поехал в лес и привез ко двору своему. Ударил лошадь кнутом, а забыл выставить подворотню. Лошадь изо всей мели бросилась череп подворотню с возом и оторвала себе хвост. Убогий привел к брату лошадь без хвоста. Брат, увидев, что лошадь его без хвоста, начал ппноептг, своего брага убогого за то, что, выпросив лошадь, испортил ее, и, не взяв лошади, пошел бить на него челом в город к Шемя-ке-судье. Убогий, видя, что ого брат пошел бить на Herd челом, пошел за братом своим, ведая, что если он сам не пойдет, то за ним из города пришлют и придется за проезд приставам платить. И пришли оба к некоему селу, не доходя до города. Богатый пошел ночевать к попу того села, ибо был ему знаком. Убогий пришел к тому же попу и, придя, лег у него на полатях. А богатый начал рассказывать, что случилось с его лошадью и чего ради идет он в город, И. потом начал поп о богатым ужинать, убогого же не зовут к себе есть. Убогий начал с полатей смотреть, что пои с братом его ест. 32 :: еойв&лся с гюла^рй на зыбку и удивил попова сыпи до смерти. Пол также поехал о блатом в город |нть челом на убогого о смерти сына своего. Ы пришли ко граду, где жил судья. Убогий же шел за ними; Пошли через мост в город. Некий житель того града эсз иод мостом по рву отна своего в баню мыться. Б еды як же, зная, что будет ему погибель от брата и от попаi решил себя смерти предать и бросился прямо с мосту в ров, желая расшибиться до смерти. Бросившись, упал на старика и удавил отца до смерти? Сын схватил его и привел к судье. ■ >н же стал думать, как бы избегнуть напасти и что бы такое дать судье, Й, ничего у себя eic найдя, взял камень и, пернув его в платок, положил н шапку и летал перед ■■.'л в ею. Принес богатый брат челобитную исковую на убогого и начал на него бить челом судье Шемяке. Выслушал Шемяка челобитную и сказал убогому: — Отвечай. Убогий же, пс ведая, что сказать, вынул из шапки завернутый камень, показал его судье н поклонился. Судья же понадеялся, что ему от убогого будет посул, и сказал 'рату: Коли он у лошади твоей оторвал хвост, так ты у не: :> лошади своей не бори, покамест у нее пе вырастет хвост. А как вырастет хвост, тогда лошадь сбою возьмешь. Потом начался другой суд. Поп бил челом судье, что убогий у него сына удавил. Убогий также вынул из шапки аиернутый камень и показал судье. Судья же, видев то, . го он опять сулит ему узел злата, и сказал попу: Коли он у тебя ушиб сына до смерти, так ты от-iaa ему свою жену попадью, покамест не приживет он тебе ■ нею ребенка. Тогда возьми у него попадью и ребенка. Й начался третий суд. Убогий опять показал судье завернутый в плит камень, Судья же решил, что ему сулят ■ четий узел, и сказал тому, у кого был убит отец: Взойди на мост, а убивший отца твоего станет цод гостом, и ты бросься с моста на него н убей его так же, как и убил отца твоего. После суда истцы вышли со ответчиком из приказа. Начал богатый просить у убогого свою лошадь. Убогий же ■му сказал: — По судейскому приказу, как у нее хвост нырастет, . ак п отдам тебе твою лошадь. - ------------------ ------------------- 33 \ , f,r у,- TV. ■ rfi ■ : - I . Сл i. TjtJ i -v--rAi■ . ' i.-Si.'t.'.r-/£ilv p-rjc* л г-'? г :■:■■. HASH* !,4( - ■ : KSffi ДОГЛ'ВДГГА gg^rfcj : :■ ! rrc ;ta ч 3«;i ; ^ ■>«a.1 l ^ £ ■ и r - 2ViJ..\ id l-i« дечдо^ш -wfT'.: f-fir.' mixj? ЯШИГНЫМУ : - iri £ i;AI-VёТЛ# -?Л шл я лйл№*~* '..'Тл i-j rt Гк_ ш(1 ХЦ&12& Ал у г v.-j-jji: .it I a гнциу MJATj r -."J’^j .T.t £-J-Jw£ £ MSSpifjL S4J.J Af JfZMjT ■M- H J -' '^тУхГавг Шемякин су л. Брат же богаты и дал ему на свою лошадь пять рублей, чтобы ему и бел хвоста отдал. Он же взял у брата своего пять рублей и отдал ему лошадь. Тогда стал убогий просить у но па по судейскому указу попадью. Поп же начал ему бить челом, чтобы у него попадьи нс брал. Он же взял у попа десять руб* лей. ■■ i”r r.J r'fcC-lirFy.L у I -'iJXTJ xj1 trrf ir - >ЙдЩШ5 fwruii/S5o ГЛтьЯуКэ ;hd If 'lyyafixHb j'Ssrri t.jTrtii trspfi: retell тгы.г т.^г'л t?r!h^.Lc: '.x н/j.’jf^a ДТ^'1 iJAii; : JjBBJttf rr> LLxAfAJi и У -сдья*1 , л i nri^yja ft5 ■ 7, r d-L'm sitiis JtEi#тпД4^ уГаги 1 - ш енгшн чти н5 иы“Ь№>--йГКГ^-ЫугОГУДЬМ ffit— ■г a hj* ,глг J-Tj- jsf ПЕЛЕ— " 4№31ЖИСРГ ГЛЧ ■‘тгДЩ’Й я5дн>1 i^Kq,; дУд. ■L №Л*35 l?F РГМ г -(try «WfiH'jBTSl Г5Д -^ iiijj: ragju'iii i .■*?■ товдгтечгта Mi:f i- А ЯЧЛО.ЧЗ1'ШЦ11 т>и; re д’r A-VAlj j 7ai ■ -’rN.'-rrrfffeii^iriM^ fj-j-iair' *-J' ■ - wVri: H : чз.+cjw ЛйЕАН „ 11J 7i :'Л7 =ru r.'vVrr'.-p^ 7; f 3 ■' p* гд. KAtfMt-Hs :xZ.VL sy.vitrii rif£j|L чяаь! (11^-141 iSLi „__________ . HiJC-Ш pjTiS up rz rri ПРГШД Д<МСП TFiiftfA * srnrini .T£ tf*-3d! K2 '.*?}■ '- ■ zfi. itttStr t&Ms 4fffne.4nr 11 ■ wUvenrfttSMjyHUH&r AtU. Fprsi* rWAIfrCjrA±i JII . r'” rf*\- J--JLTJfljip- ‘Гг-J ftL -4J*»- fcV'jtii онЗлдтг^дА^йр? j irx >sivi^Jv^fjhnb^cr«r1’’n/.-„ a ■. / Туг уснЬгий начал н третьему истцу говорить; — По судейскому указу я стану под мостом, ты ко взойди на мост и ыа меня бросься, как я на отца твоего. Он же размышляя сам с собою; ^Брошусь, а если его не -,кгп та.., п.,пт,т1тЯтго1Я та начал с ним мириться, дал ему мзду. Та:убогий со всех троих себе взял. Судья же выслал человека ко ответчику и велел у него ваять три узла, которые он показывал. Человек оудьи начал у него узлы просить: Дай, дескать, то, что ты ид шапки судье показывал в узлах, он велел у тебя то ваять. Убогий же вынул из шапки завязанный sea лень и показал. Человек стал ему говорить: — Чет ты камень показываешь? Ответчик же сказал: То я и судье показывал, — Для чего же ты камень показывал? Я потому ему камень показывал, что, кабы он пе а а меня судил, я бы сто тем камнем зашиби л. И пришел человек и сказал судье. Судья же, слыша то, сказал: — Слава Ьогу, что я за него судил, если бы я не за лого судил, он бы меня убил. Потом убогий вернулся в дом свой, радуясь и хваля Во* га. Аминь, вопросы и задания 1. Кто герои <Шовесг11 о Шелижппом судеУ? Кто из них прав? На чьей стороне автор? Каковы преступления герой повести? Кто из героев наказан? 2. Кого высмеивает повесть? Кто из героев вызывает у вас сочувствие а почему? 3. О каком суде говорят: ■ Шемякин суд-»? 4. Какие приемы! сатирического изображения (гротеск, гппербо л а') испод ьз уюте я в [[свести? Припадите примеры не пользовали п ОТЦХ приемов в тексте повести. Резв квинте дар слова 1, Подготовьте повесть к вы раз отельном у чтению в классе. 2, Какое впечатление производит на вас повесть? Подготовьте развернутый ответ, включив в перо выражение Шемякин суд как поговорку, 3, Рассмотрите пллюстраниц г <■■ Повести о Шемякиной! суде*. Выберите во своему усмотрению несколько эпизодов, mo0раженных иа них. Перескажите !;а близко к тексту повести. 1 1 Гипёрбола — худон^Ьтпекнын прием, оснояапнъш лл нреувеличе- тптн. 36 ИЗ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ XVIII ВЕКА Денис И ван свич ФОНВИЗИН 1745—1792 Фамилию его писали по-разному: Фон-Вмзинг Фон-Висин, Фон-Визйй и г, д. Только к концу XIX века утвердилось принятое сейчас написание. Но А. С. Пушкин еще к начале века внушал бра--у Льву: *Не забудь Фон-Визина писать Фонвизин--- Он русский, из перёрусских русский». Род писателя по отцу действительно давно обрусел. Денис родился в Москве, рос в семье, о которой сам сказал: «8 доме нашем дурных людей че было». Грамоте начали учить мальчика с че-“ырех лет. а потом он продолжил свое образование в гимназии при Московском университете. План преподавания в ней составил Ломоносов, сказавший: а Университет без гимназии, как пашня беа семян». Десятилетний Денис учился очень хорошо, И а 1760 году .реди лучших студентов Фонвизин был привезен в Петербург, ■дс встретился с самим Ломоносовым, о чем вспоминал всю ■кизнь. Не менее сильное впечатление произвел и ;еатр, Через 10 лег после посещения Северной столицы Фонвизин писал: «Действия, про и заеденного ВО мне театром, почти описать невозможно». За годы учения & университете Фонвизин овладел латинским, немецким и французским языками настолько, что переводы его не раз появлялись в печати. Острые слова его носились по Москве, из-за чего он нажил много врагов и приобрел друзей. Литературную деятельность Фонвизин начал с переводов басен и пьес. Сам Денис Иванович сказал: «Весьма рано появилась во мне склонность к сатире». Вот, например, некоторые нравоучения Лисицы из переведенной Фонвизиным басни Гольдберга «Лисицыне нравоучение»; — Ни в чем правды не держись, когда желаешь найти в свете свое счастье. — Когда хочешь воровать, то промышляй столько, чтоб мог откупиться, для того что наказывают обыкновенно малых воров, а не больших. Первым опытом будущего комедиографа был перевод трагедии Вольтера, хотя впоследствии Фонвизин огзызался о трагедиях как о жанре с насмешкой. После коронации летом 1762 года а Москве Екатерины EI один из ее придворных устроил Дениса переводчиком в Коллегию иностранных дел, с которой затем Фонвизин переезжает е Петербург. Первая оригинальная комедия Фонвизина «Бригадир» закончена была в особое время. Готовились реформы, от которых Фонвизин ожидал ограничений крепостного права при полной вольности дворянства, а ото значило и ограничение власти царя. Руководитель Коллегии иностранных дел граф Никита Иванович Панин выделил молодого Фонвизина и приблизил к себе. Государыня же Екатерина терпеть не могла Панина: чтобы отставить его от дел, даже наградила весьма милостиво, но тут же написала; «...богатством его осыпала Еыше его заслуг...» Панин разделил четыре тысячи душ из подаренных ему девяти между своими сотрудниками, среди которых был и фон&изин, преданный соратник. Граф Н. И. Панин, как и Екатерина I!. народа не знал, но хотел ему добра, потому что видел в атом благо для государства. Все это выразилось в комедии Фонвизина «Бригадир». О ней сказано, что автор казнил в ней дикое невежество старого поколения и поверхностный лоск европейского полуобразования нового поколения, говорящего о себе: «Тело мое родилось в Росси и.., однако дух мой принадлежит короне французской», 33 Конфликт несколько иного плана лежит в основе замечательной комедии «Недоросль». В отличие от «Бригадира», где крепостное право напрямую не затрагивалось, новая комедия выступала против таких порядков, когда одни люди являются собственностью других. Сильно прозвучали в ту эпоху слова, произнесенные одним из героев «Недоросля»: «Угнетать рабством себе подобных — беззаконно». Первое представление «Недоросля» состоялось 24 сентября 1782 года — это и есть день рождения великой русской комедии. И в те дни о ней было сказано: «Сия комедия... заслужила внимание от публики. Для сего и принята с отменным удовольствием». Но не все приняли комедию с одобрением. «Плохо приходится мне жить! — сказала Екатерина II. — Уж и господин Фонвизин хочет учить меня царствовать». И Фонвизину весной 1783 года пришлось выйти в отставку. И в отставке он продолжал литературную деятельность, решив задать ряд острых вопросов будто бы неизвестному автору, хотя все знали, что им была Екатерина II. Вот некоторые из вопросов: — Отчего в век законодательный никто в сей части не промышляет отличиться? (Царица ответила резко: «Оттого, что сие не есть дело каждого».) — Как истребить два сопротивные и оба вреднейшие предрассудка: будто у нас все дурно, а в чужих краях все хорошо; второй, будто в чужих краях все дурно, а у нас все хорошо? — Отчего у нас не стыдно не делать ничего? Конечно, такие вопросы не могли понравиться императрице, как и фонвизинская сатира «Всеобщая придворная грамматика». В результате писателю был закрыт путь в печать, а вскоре он заболел тяжело и надолго. Ему было всего 40 лет, а он с трудом мог передвигаться и даже говорить. Через семь лет он умер. Сохранилась легенда, будто князь Г. А. Потемкин-Тавриче-ский, выходя из театра и увидя Фонвизина, сказал ему о «Недоросле»: «Умри, Денис, — „Недоросль" тебя увенчал». Правда, слова Потемкина передаются по-разному, но одно ясно — современники понимали значение Фонвизина. «Недоросль» — комедия о воспитании. Воспитание тогда, как и сейчас, — злободневная политическая тема. Отсюда так много сходного в высказываниях Фонвизина о своем веке и мыслях нашего современника, россиянина конца XX — начала XXI столетия. 39 задание Прочитайте дома самостоятельно всю комедию * Недоросль»* ;.:-:оерпте себе роль, которую хот ел к бы исйрлнитъ, подготовьте с товарищами одну из сцеп для чтения. При подготовке к чтению используйте материал статьи о комедии Фонвизина. «САТИРЫ СМЕЛЫЙ ВЛАСТЕЛИН» Фонвизин — это «Недоросль». Он стал собою, Фонвизиным, ч аг иса в «Недоросля», как Грибоедов стал Грибоедовым, написав .Торе от ума»,.. Но комедия состояла при сочинителе, а он при ней. Сегодня «Недоросль? совсем не то, чем был а пору, когда его разыгрывали нв нынешнем Марсовом поле и публика «аплодировала ливру метанием кошельков* (был такой обычай). Ныне часто говорят: это спектакль для школьников. В этом нет ничего обидного: стать книгой для детей — удел наипочетнейший, аыпавший на долю сказок Пушкина, «Робинзона? и «Гулливера?, романов Вальтера Скотта, Дюма, Гюго, отчасти даже «Дон Кихота».,. Но все же «Недоросль?, воспринимаемый как учебная пьеса, многое теряет. Иногда — почти все: педагогическая притча, наглядное пособие, дразнилка для агоро годы и кое: «не кочу учиться, хочу жениться?. «Все в этой комедии кажется чудовищной карикатурой на все русское. А между тем нет в ней ничего карикатурного: все взято живьем с природы...» (Н, В. Гоголь.) На многих персонажах от древности кора наросла, они обросли предрассудками, вот пример простейший. Сколько лет Простаковой?.. Зритель дочти наверняка скажет; старуха... А ей чуть более тридцати. И уж никак не более сорока. И Митрофан невежда, но не дурак, нет: ни в умении подлеститься к матери, ни в сцене похищения Софьи... Он мог бы сказать о себе словами Петруши Гринева: «Я жил недорослем, гонял голубей и играл а чехарду с дворовыми мальчишками. Между тем мне минуло шестнадцать лет. Тут судьба моя переменилась». Все, решительно все совпадает: голубятня, возраст, перемена судьбы и характер перемены. «Пошел-ка служить... ? — говорит Митрофану Правдин. «Пора его в службу?, — решает старик Гринев. И учителя у них одинаковые. «По-французски и всем наукам обучает его немец Адам Адамыч Вральман» (кучер); парикмахер Бопре «обязан был учить... по-французски, по-немецки и всем на- 40 ystBM*. Пушкин даже подчеркнул эти слова не потому ли, что они "рямая цитата из «Недоросля»? Рождение писателя Фонвизина — это рождение русской лите--нлуры. Юность Фонвизина совпала с младенчеством нашей лите-атуры... «Недоросль» стал общим детищем, общей победою. Фонвизин как писатель — в гоголевской эпохе.., с «Женитьбою» и Ревизором» Митрофан и Скотннин ничего, уживутся. Между ни-■■и расстояние и большое, но не пропасть. Умрет Денис Иванович, и всего через два года родится его -наемник в комедии Грибоедов. Началась непрерывная цепь, и начальное звено — Державин и Фонвизин, первые гении русской словесности, Cm. Рассадин Недоросль1 Комедия ч пяти действиях (В сокращении) ДЕЙСТВУНИЦЦЕ Л И Ц А П р и т а к о !!. Г-жа Г1 рос такова. жена его. М н т р о ф а и, сын их, недоросль. Е р е м е е в ei а, ттамя. Митрофанова. ПрнЕдн н. Стародум. Софья, племянница Стародума. М п лон. С к от ИЯ и и, брат г-ж н Про становой. Кутейк пн. семинарист. Цыф Ир к и н, отставной сержант. Вральман, учитель, Тришка, портной. Слуга Пройтакйва. К а м е р динар Стародума, Действие v деревне Простаковых. : Так официально наайвалис! дворяне, щкимуществешга молодые-, ■■■■ получившие документа Зб образовании и не поступившие па Службу, . ■ i'L‘ г : i:m ■.■[(Ж! ■■ зп-дироолы* обозначало люйы и диоршшиы, и а достиг* г ■■ со&ртетшплепит, AfflLea, т. с. корми липа. 41 ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ ЯВЛЕНИЕ I Г Прогтякппа. Митрофан, Еремеевна. Г-жя Про^таковя (осмащриёая кафтан на Митрофане). Кафтан весь испорчен. Еремеевна, введи сюда моте пн и па Тришку. (Еремеевпа отходит.) Он, вор. везде его обузил. Митрофанушка, друг мой! Я чаю, тебя жмет до смерти. Позови сюда отца. Митрофан отходит, явление П Г-жа Простпкова. Еремеевна. Тришка. Г-жа П роста к о в а ( Три шке ). А ты, скот, подойди поближе. Не говорила ль я тебе, вороне кая харя, чтоб ты кафтан пустил шире. Дитя, первое, растет; другое, дитя и без узкого кафтана деликатного с ложе пил. Окая; и, болван, чем ты оправдаешься'.11 Тришка. Да вить* 1 я. сударыня, учился самоучкой. Я тогда же вам докладывал: ну, да извольте отдавать портному. Г-жа Г! р о с т а к о в а. Тан разве необходимо надобно быть портным, чтобы уметь сшить кафтан хорошенько. Экое скотское рассуждение! Т р и щк а. Да вить портной-то учился, сударыня, я я нет. Г-жа II р о с т а к о в а. Пш а- ом же j! спорит. Портной учился у другого, другой у,третьего да первоет| портной у кого же учился? Говори, скот. Три щ на. Да первоет портной, гложет быть, шил хуже и моего. Митрофан (абегает). Звал батюшку. Изволил сказать; тотчас, Г-жя Простаковя. Так поди же вытащи его, коли добром не дозовешься. М итрофа еi, Да вит и батюшка. 42 ' Bunip (простореч.1 №ць. 2 Ища (просторе-Щ — ещ*. 1 Щервоёт (Нйроднот оыр'яяг^ние) — вместо ■огервык-то*. ЯПЛГИИЕ ТТ1 Те же и II р о с т а к о и. Г-жа Простяковп. Что, что :от меня прятаться изболишь? Вот, ударь, до чего л дожила с твоим ■vTBopcTBOM. Какова сыну обновка дядину сговору? Каков кафтанец 'улшка едшть изволил? Прост аков (от робости запи-txcb). Me,.. мешковат немного. Г-жа Простаков а. Сам ты мешковат, умная готова. Простяков. Ди я думал, матушка, что тебе гак кажется. Г ж а П р о с т ак о в а. А ты сам разве нелеп? П р о с т а к о в. При твоих глазах мои ничего не видят. Г-жа Г! р о с т а к о в а. Вот каким муженьком наградил ■■.■ил Господь: не смыслит сам разобрать, что широко, что узко. Простаков. В этом я тебе, матушка, и верил и верю. Г-жа П р о с т а к о в а. Так верь же и тому, что it уоло-:м потакать не намерена. Поди, сударь, и теперь же на--южи... ЯВЛЕНИЕ IV Те же и Скотин и и. кот и нин. Кого? Ва что? В день : ,'С!’о сговора! Я прошу тебя, сеет-1 од, для такого праздника отложить ■:оказание до эавтревя; а завтра, коль золишь, я и сам охотно помогу. Не будь я Тарас Скотинин, если у ген я нс всякая вина виновата. У меня й этом-j1 сестрица, один обычай i сбою. Да аз что ж ты так прогневаюсь? Г-Жа П р о с т а к о в а. Да вот, бра-ец, на твои глаза пошлюсь., Мнтро-: л пушка, подойди сюда. Мешковат и этот кафтан? 43 С коти нии. Нет. Простаков. Да я и сам уже вижу, матушка, что он узок. С к от инин. Я и этого не вижу. Кафтанец, брат, сшит изряднехонько. Г-жа Г1 ростанова (Тришке). Выйди вон, скот. (Ере-меевпе.) Поди ж, Еремеевна, дай позавтракать ребенку. Вить, я чаю, скоро и учители придут. Еремеевна. Он уже и так, матушка, пять булочек скушать изволил. Г-жа Проста ко в а. Так тебе жаль шестой, бестия? Вот какое усердие! Изволь смотреть. Еремеевна. Да во здравие, матушка. Я вить сказала это для Митрофана же Терентьевича. Протосковал5 до самого утра. Г-жа Проста ков а. Лх, Мати Божия! Что с тобою сделалось, Митрофанушка? Митрофан. Так, матушка. Вчера после ужина схватило. Скотин ин. Да видно, брат, поужинал ты плотно. Митрофан. А я, дядюшка, почти и вовсе не ужинал. 1 Протосковал здесь: плохо себя чу нет нова л. 44 ________ —__________________ Простаков. Помнится, друг мой, ты что-то скушать неволил. М нтрофап. Да что! Солонины ломтика три, да подо-;:ыу:. на помню, пять, на помню, шесть, Еремеевня. Ночью то и дело испить просил. Класу целый кувшннец выкушать изволил. Митрофан. И теперь как шальной кожу. Ночь всю гака дрянь в глава лезла. Г-жа Простаков а. Какая ж дрянь, Митрофану шка? Митрофан. Да то ты, матушка, то батюшка. Г ■ ж а ГГ р о с т а к о в а. Как же ото? Митрофан. Лишь стану засыпать, то и вижу, будто ты, матушка, изволишь бить батюшку. П р о с т а к о л (et сторону ), Ну, беда моя! Сон в руну! Митрофан (разнежась). Так мне и жаль стало. Г-жа Простаковя (с досадою). Кого, Митрофанушка? М итрофа н. Тебя, матушка: ты так устала, колотя ба-мошку. Г-жа П р о с т а к о в а. Обойми меня, друг мой сердеч-:ый! Вот сынок, одно мое утешение. Скотин и н. Ну, Митрофанушка, ты, я нижу, матуш -. ins сынок, а не батюшкин! Простаков. По крайней мере я люблю его, как надлежит родителю, то-то умное дитя, то-то разумное, набавки к, затейник; иногда я от него вне себя и от радости сам .'Тинно не верю, что он мой сын. С к фт и нии. Только теперь забавник наш етопт что-то нахмурясь. Г-жа Простяков^. Уж не послать ли: за доктором в город? Митрофан. Пет, нет, матушка. Я уж лучше сам вы-доровлю. Побегу-тка теперь на годубятнго, так авось-либо... Г-жа П р о о т а к о и а. Так авось-л ибо Господь ми логи в. Поды, порезвись, Митрофанушка. Митрофан г Ерпмгпшнж* отходят- ! П1н)овЦ!ё пцро&й — на реп г US кислого теста, которые пекутся на по.. т, е, пл кирпичной пастилке внутри печи. 45 ЯВЛЕНИЕ V Г-жа Прппт0!:[)вл, Простяков, СксШиннн. 'Скотин и н. Что ж я не нижу моей невесты? Где она? Ввечеру быть уже сговору, так не пора ли ей сказать, что выдают ее а&муж? Г-жа Простаков а* Успеем, братец. Если ей ото сказать прежде времени» то она может еще подумать, что мы ей докладываемся. Хотя по муже, однако я ей свойственница; а я люблю, чтоб и чужие меня слушали. Проста ков (Скотинину); Правду сказать, мы поступили е Софьюшкой, как с сущею сироткой. Поел6 отца осталась она младенцем. Тому с полгодя, как ее матушке, а моей сватьюшке, сделался удар... Г-жа Проста нова (показывая, будто крест ит сердце), С нами сила крестная. Простаков. От которого она и на тот свет пошла. Дядюшка ее, ['ос подин Стародум, коек я л в Сибирь* а как [нисколько уже лет не было о нем ни слуху, ни вести., то мы и считаем его покойником. Мы, видя, что она осталась одна, взяли ее в нашу деревеньку н надзираем над ее имением, как над своим. Г-жа Простаков а. Что, что ты сегодня так разоврался, мой батюшка? Ища братец может подумать, что \ты для интересу ее к себе взяли. Простаков, Ну как, матушка, ему ото подумать? Ведь Софьюшкино недвижимое имение нам к себе придвинуть не можно. Скотин и н. А движимое котя и выдвинуто, я не челобитчик. Хлопотать я не люблю, да и боюсь. Сколько меня соседи ни обижали, сколько убытку ни делали, л ни на кого нс бил челом, а всякий убыток, чем за ним ходить, сдеру с своих же крестьян, так и концы в воду. П р о с т а к о г. То правда, братец; весь околоток говорит, что ты мастерски оброк собираешь. Г-жа Прост а ков а. Хотя бы ты нас поудил, братец батюшка; я мы никак не умеем. С тех пор как все, что у крестьян ни было, мы отобрали, ничего уже содрать не можем. Такая беда! С коти пи и, Изволь» сестрица, поучу вас, поучу, лишь жените меня на Софьюшке, 46 Г-жа Прост а ков а. Неужели тебе эта девчонка так понравилась? С коти нин. Нет, мне нравится не девчонка. Простаков. Так но соседству ее деревеньки? С к от и нии. И не деревеньки, а то, что в деревень-ках-то ее водится и до чего моя смертная охота. Г-жа Простаков а. До чего же, братец? Скотинин. Люблю свиней, сестрица, а у нас в околотке такие крупные свиньи, что нет из них ни одной, котора, став на задни ноги, не была бы выше каждого из нас целой головою. Простаков. Странное дело, братец, как родня на родню походить может. Митрофанушка наш весь в дядю. И он до свиней сызмала такой же охотник, как и ты. Как был еще трех лет, так, бывало, увидя свинку, задрожит от радости. Скотинин. Это подлинно диковинка! Ну пусть, братец, Митрофан любит свиней для того, что он мой племянник. Тут есть какое-нибудь сходство; да отчего же я к свиньям-то так сильно пристрастился? Простаков. И тут есть же какое-нибудь сходство, я так рассуждаю. ЯВЛЕНИЕ VI Те же и Соф ь я. Софья вошла, держа письмо в руке и имея веселый вид. Г-жа П р о с т а к о в а (Софье). Что так весела, матушка? Чему обрадовалась? Софья. Я получила сейчас радостное известие. Дядюшка, о котором столь долго мы ничего не знали, которого я люблю и почитаю, как отца моего, на сих днях в Москву приехал. Вот письмо, которое я от него теперь получила. Г-жа Простакова (испугавшись, с злобою). Как! Стародум, твой дядюшка, жив! И ты изволишь затевать, что он воскрес! Вот изрядный вымысел! Софья. Да он никогда не умирал. 47 Г-жа П ростакова. Не умирял! А разве ему и умереть нельзя? Нет, сударыня, это твои вымыслы, чтоб дядюшкою своим нас дастращазь, чтоб мы дали тебе волю. Дядюшка-де человек умный; он, увидя меня в чужих руках, найдет способ меня выручить. Вот чему ты рада, с удары Е1я; однако, пожалуй, не очень веселись: дядюшка твой, конечно, по воскресал. С котин ин. Сестра, ну да колл он не умирал? Простаков. Избавн Боже, коли он не умирал! Г - ж я ГГ р о о 1' а к о п а (к мужу}. Как не умирал! Что ты бабушку путаешь? Ряаве ты не знаешь, что уж несколько лет от меня его и в памятцах за упокой поминали? Неужтб таки и грешпые-то мои молитвы не доходили! (К Софье.) Письмецо-то мне пожалуй. (Почти вырывает.) Я об заклад бьюсь, что оно какое-нибудь амурное, И догадываюсь от кого. Это от того офицера, который искал на тебе жениться и за которого ты сама идти хотела. Да которая бестип без моего спросу отдает тебе письма! Я доберусь. Вот до чего дожили. К деупикам письма пишут! деушки грамоте умеют! Софья. Прочтите его сами, сударыня. Вы увидите, что ничего невиннее быть не может. Г-жа Простакова. Прочтите ого сами! Нет, сударыня, я, благодаря Бога, не так воспитана, Я могу письма получать, а читать их всегда велю другомуJ (К мужу.) Читан. Простаков (долго смотря). Мудрено. Г-жа П рой т а к о в а. И тебя, мой батюшка, видно, в ос пи ты в,я л и, как красную девицу. Братец, прочти, потрудись. Скотин и н. Я? Я отроду ничего не читывал, сестрина! Бог меня изба в и л этой скуки. Софья. Позвольте мне прочесть. Г - ж а Простакова. О матушка! Знаю, что ты мастерица, да лих не очень тебе верш. Бот, я чага, учитель Митрофанушкин скоро придет. Ему велю... Скотнннн. А уж зачали молодца учить грамоте? Г-жа Простак овл. Ах, батюшка братец! Уж года четыре как учится. Нечего, грех сказать, чтоб мы не старались воспитывать Митрофанушку. Троим учителям денежки платим. Для грамоты ходит к нему дьячок от Покрова, Кутейник. Арих мети ке учит его, батюшка, один 48 ----- уставной сержант, Цыфнркин. Оба опп приходят сюда ::з города. Вить от нас и город а трех верстах, батюшка. ' in-французски и геем наукам обучает его немец Адам -лымыч Вральман. В то му по триста рублике® на год. Сажаем за стол о собою. Белье его наши бабы моют. Куда адобно — лошадь. За столом стакан вина. На ночь саль-:ая свеча, и парик направляет наш же Фомка даром. Правду сказать, и мы им довольны, батюшка братец. Он ■банка не неволит. Вить, мой батюшка, пока Митрофанушка еще в недорослях, йота1 его и понежить: а там лет • ерез десяток, как войдет, избив и Щрке, в службу, всего ■ 1 терпите я. Как кому счастье на роду написано, братец. На нашей же фамилии Проста новых, емотри-тка, на боку ежа, летят себе в чины2. Чем же плоте их Мнтрофа-.-.шка? Ва! да вот пожаловал кстати до рог о и наш постоя-тец. ЯВЛЕНИЕ VII Тс же и Г1 р а б д и н. Г-жа ГГ р о с т я к о е а. Братец, друг мой! Рекомендую -м дорогого гостя нашего, господина Правд и па; а вам, го-гдарь мЬй, рекомендую брата моего. II р а в Я и н. Радуюсь, сделав ваше ■ГгЧКОМСТКО. С к от и нин. Хорошо, государь :оп! Л как и о фамилии, я не дос дышал. Прав дин. Я называюсь Пряв-=ин, чтоб вы доелышали. Скотннин. Какой уроженец, го. ларь мой? Где дерсветжкн? 11 р а един. Я родился в Москве, -ж ел и вам го знать надобно, а дере л-ей мои в здешнем наместничестве. С к о т и н и Ff. А смею ли спросить. ■ юударь мой, -■ имени и отчества не яаю, — в деревеньках ваших водят-я ли свинки? 1 Uanui -- ,40 тех tlu[j. Дпорлвг с ХУНТ нпке могли получать чшз.ы ir явпния па служи, чил-- ■(■!, п много летаем отпуске. 49 Д. И. Фон utiijifi. «Нгдорос/л^. Худ. Н. Калифа Г - ж й Просщкойа, Полно, братец, о свиньях-то начинать. Поговорим-к а лучше о нашем горе, (К Ираадину.) Бел, батюшка! Бог велел нам взять па своп руки девицу. Она изволит получать грамотки от дядюшек.-- К ней с того света дядюшки пишут. Сделай милость, мой батюшка, потрудись, прочти ноем нам вслух. II ря алии. Извините меня, сударыня. Я никогда но читаю писем без позволения тех, к кому они писаны. С сц]> ь я. Я вас о том прошу. Вы меня тем очень одолжите. Правдив, Если вы приказываете. (Читает.) «Любезная племянница! Дела мои принудили меня жить несколько лет и разлуке с моими ближними; а дальность лишила меня удовольствия иметь о вас известии. Я теперь в Москве, прожив несколько лет в Сибири. Я могу служить примером, что трудами п честностью состояние свое сделать ыожно. Сими средствами, с помощи» счастия, нажил я десять тысяч рублей доходу... к Скоси н к м и оба Пристакпиы. Десять тысяч! 50 ( Вместе.) Прандип (читает). «... которым тебя* моя любезная ьтемянница, тебя делню наследницею...* Г-жа П р о с т а к о в я. Тебя наследницею! II р о с т я к о в. Софью наследницею! Скотин и н. Ее наследницею! Г-жа II р о с т я к о в а (бросаясь обнимать Софью). Поправляю, Софьюшка! Поздравляю, душа моя! Я вне себя ■ падостн! Теперь тебе надобен жених. Я, я лучшей невее-ьд и Митрофанушке не желаю. То-то дядюшка! То-то отец 'ЛНоШ Я п сама Есе-такл думала, что Бог его хранит, что я еще здравствует. Окоти ннн \прот#пуе руну). Ну, сестрица, окорен ■те по рукам. Г-жа Простяков* ( тихо Скотинину). Постои, патец. Сперва надобно спросить ее, хочет ли еще она за тебя вытти? Скотин ли. Пак! Что за вопрос! Пеужто ты ей докладываться станешь? Правдии. Позволите ли письмо дочитать? Скотин и н. А на что? Да хоть пять лет читай, лучше ■ ''яти тысяч не дочитаешься. Г-жя Проста к ова (к Софье). Софьюшка, душа эя! пойдем ко мне в спальню. Мне крайняя нужда с тобой :оговорп'П.- (Увела Софью.} С к о т и н и н. Ва! так я вижу, что сегодня сговору-то зряц и быть ЛИ. <...> ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ я в л £■: и и к I Д р а ь д п п, М п л о к. Милой* Как я рад, мой любезный друг, что нечаянно виделся с тобою! Скажи, каким случаем... Правднн. Как друг, открою тебе причину моего леев пребывшшл. Я определен членом я здешнем наые-гничестве. Имею повеление объехать здешний округ; а :ритом, из собственного подвига1 сердца моего, не оставляю замечать тех злонравных невежд, которые, имея *:ад людьми своими полную власть, употребляют ее во 1 Подвига - идее!,: побуждения. ало бесчеловечно. Ты знаешь образ мыслей нашего наместникаJ. С какою ревности ю помогает он страждующему ч ело зоне ству! С каким усердием исполняет он тем самым человеколюбивые виды вышней власти! Мы в нашем краю сами испытали, что где наместник таков, каковым изображен наместник в Учреждении-', там благосостояние обитателей верно и надежно. Я живу здесь уже три дни. Hat пей помещика дурака бессчетного, а жену презлую фурию, которой адский нрав делает несчастье целого их дома, Ты что задумался, мой друг, скажи мне, долго ль здесь остзнесся? Милон, Через несколько часов иду отсюда. Прав д л 1г. Что так скоро? Отдохни. Милон. Не могу. Мне велено и солдат нести без замедления,,. да, сверх то1ю, я сам горю нетерпением быть в Москве. Прав дин. Что причиною? Милон. Открою тебе тайну сердца моего, любезный друг! Я влюблен и имею счастие быть любим. Больше полу-J °Да> как я и разлуке с тою, которая мне дороже всего на свете, н, что еще горестнее, ничего не слыхал я о ней во вес это время. Часто, приписывая молчание ее холодности, терзался a roped ню: но вдруг подучил известий которое меня \ [сразило. ! 1пшут ко мне, что, ио смерти ее матери, какая-то дальняя родня увезла ее в свои деревни. Я не знаю; ни кто, ни куда. ^Может быть, она теперь в руках каких-нибудь корыстолюбцев, которые, пользуясь сиротством ее, содержат ее в тиранстве. От одной этой мысли я вне себя. Ира един. Подобное бесчеловечие вижу и в здешнем доме. Ласкаюсь1, однако, положить скоро границы злобе ' Ро&ий а 1 77й гиду была разделена ни пятьдесят губерний, В отде.тть? in,и случаях две-три губернии объединялись и рунах првМтяантеля вер-мойной власти - наместники, при котором создавалось правление, Прав--ыш был чле ном прашншцн намести ячества. " Ялкол о губерния* назывался .-Учреждение для управления губ^р йии^Ртесийеной илторин-,. Ор был издан я 17Щ году. .1а<->с(1юсь — адесь: ласкаю себя мыглыо. квд^збсь. 52 -ены ii глупости мужа, Я уведомил уже о всех здешних ■ щварствах нашей) начальника н не сумневаюеь, что пять их возьмутся меры, Милон, Счастлив ты, мой друг, будучи н состоянии 5 легчать судьбу и ее частных. Не знаю, что мне делать в го-естном моим положении. Правд ии, Позволь мне опросить об ее имени. Милон (в восторге ). А! вот она сама. ЯВЛЕНИЕ Н Те же и Софья, Софья (в восхищении). Милон! тебя ли я вижу? Правд и и. Какое счастие! М и л о а. Rot та, которая владеет моим сердцем, Лю-:?Л(ая Софья! Скажи мне, каким случаем здесь нахожу . ёОЯ? Софья. Сколько горестей терпела я со дня кашей раз- ■ ки! Бессовестные мои свойственники, .. Правдип, Мой друг! не спрашивай о том. что столь-,| ей прискорбно,.. Ты узнаешь от меня, какие гру' *сти... М илон. Недостойные люди! С офь н. Сегодня, однако же, в первый раз здешняя холи ка переменила со мною свой поступок, Услыша, что дя-нопгка мой делает меня наследницею, вдруг из грубой и "□ипчиной сделалась ласковою до самой жидкости, и я по ■ ем ее обинякам вижу, что прочит меня в невесты своему ыну. М ил он (с нетерпением ). И ты не изъявила ей тот же час; совершенного презрения?.. Софья, Пет... Милон, И не сказала ей, что ты имеешь сердечные 6 яз ательства, ч то,,. Софья. Нет... Милон. А! теперь я вижу мою погибель. Соперник МОЙ : част л ив! Я не отрицаю в нем всех достоинств. Он. может 'ыгь, разумен, просвещен, любезен; во чтоб мог со мною .равкитьея в моей к тебе любви, чтоб,.. Софья (усмехаясь). Боже мой! Еелп б ты его увидел, евность твоя довела б тебя до крайности! Милон (с негодованием). Я воображаю все его достоинству, Софья, Всем и вообразить не можешь. Он хотя и шестнадцати лет, а достиг уже до последней степени своего совершенства н дале не пойдет. П ран д и н. Как дяде не пойдет, сударыня# Он доучивает часослов: а там, думать надобно, примутся и за псалтырь1. Милон. Щк! Талон-то мой соперник! А, любезная Софьи, па что ты и шуткою меня терзаешь? Ты знаешь, как легко страстный человек огорчается н малейшим подо-зрен пом. Софья. Подумай же, как несчастно мое состояние! Я не могла и на ото глупое предложение отвечать решительно. Чтоб избавиться от их грубости, чтоб иметь, некоторую свободу, принуждена была я скрыть мое чувство. Милон. Что ж ты ей отвечала? Здесь С к от п и н п идет по театру, заду машись, и шшто его л г видит. Софья. Я сказала, что судьба мол зависит от волн дядюшкиной, что он сам сюда приехать обещал в письме своем, которого {к Привдину) не позволил вам дочитать господин Скотиншг. Милон. Скотинчн! Скотин И Н. Я! ЯВЛЕНИЕ Ш Тс же и Скотин и л. Правд пн. Как вы подкрались, господин Скотинин! Этого бы я от вас и не чаял. Скот ипин. Я проходил мимо вас. Услышал, что меня кличут, я и откликнулся. У меня такой обычай: кто вскрикнет Скотинпн! А я ему: я! Что ны, братцы, и ля-прав д у.^ Я сам служивал в гвардии и отставлен капралом. Бывало, на съезжей в перекличке как за кричат: Тарас Сжотиниэ?! А я во вес горло: я! ' ЧасослСв и псалтырь — церкпв^е юшр$, по которым обучл.-щ грамота, заставляя вдунивать толст наизусть. 54 - ____ __________________________________________________ П ра вдп н. Мы вас теперь не клика&ш, и вы можете пд-гя, куда шли, ©котики н, Я никуда не шел, я брожу, задумавшись. У меня такой обычай, как что заберу в голову, то из нее зоздем не выколотишь, У меня, слышь ты, что вошло в м, тут и засело, О том ноя и дума, то только и вижу во :не, как наяву, а наяву, как во сне. ГГ р я в д и н. Что ж бы вас так теперь занимало? Скотинин, Ох, братец, друг ты мой сердешный! Со мною чудеса творятся, Сестрица моя вывеяла меня еко-ро-няскоро из моей деревин в свою, а коли так же проворно вывезет меня из своей деревни в мою, то могу пред целым светом по чистой совести сказать: ездил я ни по что, привад ничего1; Правд.ин. Какая жалость, господин Скотинин! Сестрина ваша играет вами, как мячиком, С к о т н и и п fiЬзлобясь). Как мячиком? О^Ьрони Боi■! la я я сам яяшвырну ее так, что целой деревней в неделю ае отыщут. Софья. Ах. как вы рассердились! Милон. Что с вами сделалось? Скотинин. Сам ты, умный человек, порассуди. Привезла меня сестра сюда жениться. Теперь сама же подъеха-:а с отводом: *Что-дс тебе, братец, в жене; была бы-де у тебя, братец, хорошая свинья*. Нет. сестра! Я и своих ■оросят л а вести хочу. Меня не проведешь. П р а в д и и. Мне самому кажется, господни Скотинин} :то сестрица наша помышляет о свадьбе, только не о нашей. Скотинин. Эка притча! Я другому не помеха. Всякий женись на своей повеете, Я чулсу пс трону, и мою чужой не тронь же. (Софье.) Ты не богь, душенька. Тебя у меня ни-::то не перебьёт, Софья. Это что значит? Вот еще новое! Милон (вскричал). Какая дерзость! Скот и и иЫ И к Софье). Чего ж ты испугалась? И р а в д и н (к Милону ). Как ты можешь осердиться па к от ини на! Софья (Схотинину), Неужели суждено мне рыть вашею женою? Милон. Я насилу могу удержаться! Скот и и и н. Суженого конем не объедешь, душенька! Гебе на свое счастье грех пенять. Ты будешь жить со много 55 припеваючи. Десять тысяч твоего доходу! Эко счастье привалило; да я столько родясь и не видывал; да я на них всех свиней со бела света выкуплю; да я, слышь ты, то сделаю, что все затрубят: в здешнем-де околотке и житье одним СЕИНЬЯМ. Пряндин. Когда же у вас могут быть счастливы одни только скоты, то же по вашей от них и от вас будет худой покой. ‘ С кот и нин. Худой покой! бд! ба! бд! да разве светлиц у меня мало1/ Для нее одной отдам угольную с лежанкой. Друг ты мой сердешны ill коде у меня теперь, ничего не видя, для каждой свинки клевок* особливый, то жене найдсг светелку. Милон. Какое скотское сравнение! ^ Г! р а в д и н (Скотинину). Ничему не бывать, господин С к отт шин! -Я скажу вам, что сестрица ваша прочит, ее за сыпка своего. С к о т и и и н. Как! Племяннику перебивать v дяди! Да я его на первой встрече, как черта, изломаю. Ну, будь я свиной сын,, если я не буду ее мужем или Митрофан vpo-дом. <,..> ЯЬЛЩШЕ VT Г-жа П ]) о г. т а к о в ат Е р е м е е ь я а, Мигрофаы, К у т ейкии и Д ыфлркин. Г-жа Простаков а. Ну, так теперь хотя по-русски прочти зады, Митрофанушка. Митрофан. Да, зады, как не так. I ' ж а Проста к ова. Век живи, век учись, друг мой сердешный! Такое дело, Митрофан, Как не такое! Пойдет на ум -ученье. Ты б еще навезла сюда дядюшек! ! - ж a LI р о о г а к о в а. Что? Что такое? .Митрофан. Да! того и смотри, что от дядюшки таске; .1 IгlrvT с его кулаков да за часослов. Нет, так я, спасибо, уж один конец с собою! Г-жа П р о с т а к о в а (испугавшись }> Что, что ты хочешь делать? Опомнись, душенька! Ми грофа н. Бить здесь и река близко. Нырну, так поминай как звали. 1 Клее ■ 56 хлев, помещении1 для скййиньь Г-жа Простакова (вне себя). Уморил! Уморил! Бог гобой! Еремеев и а. Все дядюшка напугал. Чуть было в воло-ему не вцепился. Л ни за что... ни про что... Г-жа Простакова (а злобе.), Ну.., Еремеевна. Пристал к нему: хочешь ли жениться?.. Г-жа Простакова. Ну... Еремеевна. Дитя не потаил, уж давно-де, дядюшиа, юта берет. Как он остервенится, моя матушка, как веки-тся!.. Г-жа Простакова (дрожа). Ну... а ты, бестия, гмлбенела, а ты не впилась братцу в харю, а ты не разинула ему рыла по уши... Еремеевна. Приняла было! Ох. приняла, да... Г-жа Простакова. Да... да что... не твое дитя, бее-я! По тебе ребенка хоть убей до смерти. Еремеевна. Ах, Создатель, спа-■ !! помилуй! Да кабы братец в ту ж л нуту отойти не изволил, то б я с -:гм поломалась. Бот что б Бог не пошл. Притупились; бы эти (указы . ■! на ногти }, я б и клыков беречь не г ала. Г - ш а П роста к о в а. Все вы, бее- ■ ..l, усердны на одних словах, я не на геле... Р1 р е ы е е к н а ( за плакав ). Я не ар дна вам, матушка! Уж как боль-служить, не знаешь... рада бы не кмо что... живота1 не жалеешь... а нее не угодно. К утей кин. Пам восвояси повелите? Цыфпркин. Нам куда поход, ваше б л а- ;■ (Вместе.) >родие? J Г-жа Простакова. Ты ж еще, старая ведьма, п разилась, Поди, накорми их с собою, а после обеда тотчас :м'Ь сюда. (К Митрофану,) Пойдем СО мною, Мптрофа-. гика, Я тебя из глаз теперь не выщ щу. Как скажу я тебе ■ ; ищчко , так пожить на свете слюбится. Не век тебе, мое- apyi'y, не век тебе учиться, Ты, благодаря Бога, столько : Жи1:п<1Ш :kj : S.!i ! J (гЛнВЯ ИСК, ” Нгщич.1:^ — нрттп. тайлу. 57 ул;с смыслишь, что п сам наведешь деточек, (К Еремеев-н?..) С братцем переведаюсь ые по-гное му. Пмсть же все добрые люди увидят, что мама и чТО мать род паяя fOtnxo duiri с Митрофаном.) Кутсйкпн, Житье твое, Ер ем сев на, яко тьма кромешная. Пойдем-ка за т pan ев у г да с горя выпей сперва чарку.,. Цыфиркнн. А там другую, вот те и умпоженье. _ Еремеевы а (в слезах % Н слегка я меня не приберет! Сорок лет служу, а милость все та же.., Кутей кин. А велика ль благость] ня? Ерсмее и и а( По пяти рублей на год, да по пяти пощечин на день. К уте ш: тш и Цыфпркттн .отводят ее под руки. Ц ы фи рки н. Смекнем же за столом, что тебе доходу в круглый год. Коней второго действия, ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ ЯВЛЕНИЕ I Стародум и 11 pan дин. Прав дни. Лишь только из-за стола встали; и я, подо-щед к окну, увидел вашу карсту, то, не сказав пиному, выбежал к вам навстречу обнять вас от всего сердца. Мое к вахт душевное почтение,,. Стародум. Оно мне драгоценно. Поверь мне. [J ранд и и. Ванга ко мне дружба тем лестнее, что вы нс можете иметь ес к другим, кроме таких,., Ста род ум. Каков ты, Я говорю без чинов. Начинают:? с я чипы — перестает искренность. Правдив. Ваше обхождение... Стародум. Ему многие смеются. Я это знаю. Быть так. Отец мой воспитал меня но-тогдашнсму, а я не нашел н нужды себя перс воспитывать. Служил он' Петру Великому. Тогда один человек назывался ты, а н| вы. Тогда не знали еще заражать людей столько, чтоб всякий считал себя за многих. Зато нонче многие не стоят одного. Отец мой у двора Петра Великого.., П радд и Hi А я слышал, что он в военном службе... 58 Ста рол ум. В тогдашнем веке придворные были boh-т. да воины не были придворные. Воспитание дано мне ' _;ло отцом моим по тому веку на и лучшее. В то время к учению мало было способов, да н не умели еще чужим мои набивать пустую голову. Правднн. Тогдашнее воспитание действительно с о -т пяло с нескольких правилах... Старр дум;. В одном. Отец мой непрестанно мне сердил одно и то же: имей сердце, имей душу, и бу-.пъ человек во всякое время. На все прочее мода: умы мода, еш знании мода, как на пряжки, на пуго-. цы. i I р а а д и н. Вы говорите истину. Прямое достоинство в человеке есть душа,,. Стародум. Без пне просвещеннейшая умница — жаля тварь. (С чувством.) Невежда без души — зверь. Cain мелкий подвиг ведет его во всякое преступление. ! жду тем, что он делает, и тем, для чего он делает, кика- их песков у него нет. От таких-то животных пришел я : эбодить... ГТ р я в д н и. Вашу племянницу. Я это знаю. Она здесь. ■ идем... Стародум. Постой. Сердце мое кипит еще негодова-нем на недостойный поступок здешних хозяев. Побудем :-?сь несколько минут. V меня правило: в первом деижс-си ничего не начинать. Правдив. Редкие правило ваше наблюдать умеют. Стародум- Опыты жизни моей меня к тому приучите. О, если б я ранее умел владеть собою, я имел бы удо-л.етвпе служить долее отечеству. Прав дни.. Каким же образом? Происшествии с чело-ком ваших качеств никому равнодушны быть не могут, ы меня крайне одолжите, если расскажете... Стародум. Я пи от кого их не таю для того, чтоб ,тпе в подобном положении нашлись меня умнее. Воте д в военную службу, познакомился я с молодым гра-. )М, которого имени я н вспомнить не хочу, он был по тужбе меня моложе, сын случайного Ьтца1, воспитан большом свете и нмел особливый случай научиться то- ■ Сл{["ч>кяылш лтдь.чи в Х\'[[| веер назыыюш людей, полъаовввпшч-oetitSiLbLH милостями Царей ii uapnn. му, что в наше воспитание еще и не в ход илей Я все силы употребил снискать его дружбу, чтоб всегдашним с ним похождением наградить недостатки моего воспитания. 33 самое то время, когда взаимная наша дружба утверждалась, услышали мы нечаянно, что объявлена война. Я бросился обнимать его с радостию. «Любезный граф! boj случай нам отличить се оя. Пойдем тотчас в армию и сделаемся достойными звания дворянина, которое нам дала породаv. Вдруг мой граф сильно наморщился и, обняв меня, сухо: «Счастливый тебе путь, — сказал мне, _ а я ласкаюсь, что батюшка не захочет со мною расстаться». Ни с нем нельзя сравнить презрения, которое ощутил я к нему в ту ж минуту, Тут унидел я, что между людьми случайными и людьми почтенными бывает иногда неизмеримая разница, что в большом свете водятся премел кие души и что с великим просвещением можно быть великому скареду1. Правдив:. Сущая истина. Стародум, Оставя его, поехал я немедленно, куда аваля меня должность. Многие случаи имел л отличить себя. Раны мой доказывают, что я их п не пропускал. Доброе мнение обо мне начальников и войска было лестною наградою службы моей, как вдруг получил я известие, что граф, прежний мой знакомец, о котором я гнушался вспоминать, произведен чином, а обойден я, я, лежавший тогда от ран в тяжкой болезни. Такое неправ ос уд не растерзало мое сердце, и я тотчас взял отставку. Правднн. Что ж Оьг иное и делать надлежало? Ста р одум. Надлежало образумиться. Не умел я остеречься от первых движений раздраженного моего любо чести я. Горячность не допустила меня тогда рассудить, что прямо* лгабочестивый человек ревнует к дела .ч. а не к чипам; что чины tic редко выпрашиваются, а истинное почтение необходимо заслуживается; что гораздо честнее быть без вины обойден у, нежели без заслуг пожалован у, ГГрав дин, Но разве дворянину не позволяется взять отставки ни в каком уже случае? 60 Скаред — скряга, скупец; ;!дмсь; оранной мотю. ' Пряло - здион; истинно, деПствктсль.чо, Стародум. В одном только: когда он внутренне удос-верен, что служба его отечеству прямой пользы не прн-jciiTi А! тогда поди. 1[равдин. Вы даете чувствовать истинное существо ■лжности1 дворянина. Ста р од у м, Ваяв отставку, приехал л в Петербург. Тут тспой случай зявел меня н такую сторону, о которой мне t роду и в голову не приходило. Пр.а.в д л Hi Куда же? Стародум. Ко двору-. Меня взяли ко двору. А? Как :.l об атом думаешь? П р а л д и н. Как же вам эта сторона показалась? Стародум. Любой ь^сна. Первое показалось мпестран-=о, что в этой стороне по большой прямой дороге никто :очти не ездит, а все объезжают крюком, надеясь доехать -^скорее. Правд и п. Хоть крюком, да просторна ли дорога? Стародум. А такова-то просторна, что двое, встро-■ тгь, разойтитьсн не могут, Один другого сваливает, и тот, то на йогах, не поднимает уже никогда того, кто на земи. Прав д и н. Так поэтому тут самолюбие... Стародум, Тут не самолюбие, а, так назвать, себя-юбие. Тут себя .'1юбят отменно; о себе одном пекутся; об дном настоящем часе суетятся. Ты не поверишь. Я ви- тут множество людей, которым во все случаи их жпз--п ни разу из мысль не приходили ни предки, ни потомки, Пра в дян. Но те достойные люди, которые у двора л у жат государству... С т а р о д у м. О! те не оставляют двора для того, что они -.пору полезны, а прочие для того, что двор им полезен. 1 нс был в числе первых и не хотел быть в числе последних. Пра вдин. Rat:, конечно, у двора по узнали?^ Стародум. Тем для меня лучше. Я успел убраться '■■а хлопот, а то бы выжили ж меня одним из двух маяе-;ч>в. П р а в д и п. Каких? 1 Должности — обязаииойтей, донга; 7 .Itnjp ближайшее окружение* гобудиря, придворные. Л И“ улиб-Лй — не поп ял г. Стародум, От двора, мой друг, выживают двумя майорами. .Либо на тебя рассердятся, либо тебя рассердят. Я ие стал дожидаться ни того, ни другого, Рассудил, что лучше вести жизнь у себя дома, нежели в чужой передней. Прав дин. Итак, вы отошли от двора ни с чем? (От кривает свою табакерщ/.й Стародум (берет у Правдииа табак), Как ни с чем? Табакерке пена пятьсот рублен. Пришли к купЦУ двое. Один, заплатя деньги, принес домой табакерку. Другой пришел домой без ч аба корки. И ты думаешь; что другой пришел домой ни с чем? Ошибаешься. Он принес назад свои пятьсот рублей целы. Я отошел от Диора без деревень, без ленты1, без чипов, да мое принес домой неповрежденно, мою душу, мою честь, мои правили. Правд пн, С вашими правилами людей не отпускать от двора, а ко двору призывать надобно. Стародум. Призывать? А зачем? II раз дин. Затем, зачем к больным врача призывают. Стародум, Мой друг! Ошибаешься. Тщетно звать врача к больным неиецельно. Тут врач не пособит, разве сам заразится. ЯВЛЕНИИ JT Те же и Софья. Софья (к Иравдину). Сил моих не стало от их шуму. Стародум (в сторону). Вот черты лица ее матери. Вот моя Софья. Софья (смотря на Стародума). Боже мой! Он меня назвал. Сердце мое меня не обманывает... Стародум (обняв рр), Нет, Тft дочь моей сестры, дочь сердца моего! Софья (бросаясь я еео объятия). Дядюшка! Я вне себя с радости. Ян?.т т. с, не получки цервой степени одного ня орденов^ ^нп- 1;о.-н которой, кроме звезды, были носимая чорс^ п.-шип широкая лента у г та п о и лейиыя для ордена г-кетов. 62 Стародум- Любезная Софья! Я узнал в Москве, что ты живешь ■дссь против воли. Мне на свете шестьдесят лет. Случалось быть часто раз-.-раженным, иногда быть собой до-■. 1.ТЫ1ЫМ, Ничто так не терзало мое :ердце, как невинность в сетях коварна. Никогда ие бывал я так собой дозолен, как если случалось из рук ны-рвать добычь от порока. П ра в ди н. Сколь приятно быть тому и свидетелем! Софья. Дядюшка! ваши ко мне милости... Стародум, Ты знаешь,, что я одной тобой привязан к ■кивни. Ты должна делать утешение моей старости, а мои ■ ппечепии твое счастье. Пошед в отставку, положил я снование твоему воспитанию, но не мог иначе основать .восго состояния, как разлучась с твоей матерью и с толпе. Софья. Отсутствие ваше огорчало пас несказанно. Стародум г'к Правдинд). Чтоб оградить ее жизнь г недостатку в нужном, решился я удалиться на пе-■полько лет в ту землю, где достают деньги, нс промачивая их па совесть, без подлой выслуги, не грабя нечестна; где требуют денег от само!] земли, которая пю- ■ правое уд нее людей, лицеприятия не знает, а платит одни труды верно и щедро. ТТр а в д и н. Бы могли б обогатиться, как я слышал, не- ■ равней ко больше. Стародум. Л на что? Правдам. Чтоб быть богат у, как другие. Стародум. Богат у! А кто богат? Да ведаешь ли ты, что для прихотей одного человека всей Снбпрп мало! Друг ■:ой! Все состоит в воображении. Последуй природе, нико-■да нс будешь беден. Последуй людским мнениям, ни кот да богат ие будешь, Софья. Дядюшка! Какую правду вы говорите! Стародум. Я нажил столько, чтоб при твоем за му же-■тве не остановлила нас бедность жениха достойного. Софья. Во всю жизнь мою ваша воля будет мой закон. Правдив. Но, выдав се, нс лишнее было бы оставить и детям,.. Стародум. Детям? Оставлять богатство детям? В голове нет. Умны будут — без него обойдутся; а глупому сыну не в помощь богатство. Видал я молодцов в золотых кафтанах, да с свинцовой головою. Нет, мой друг! Наличные деньги — не наличные достоинства. Золотой болван1 — все болван. Правд и и. Со всем тем мы видим, что деньги нередко ведут к чинам, чины обыкновенно к знатности, а знатным оказывается почтение. Стародум. Почтение! Одно почтение должно быть лестно человеку — душевное; а душевного почтения достоин только тот, кто в чинах не по деньгам, а в знати не по чинам. Правд и н. Заключение ваше неоспоримо. Стародум. Ба! Это что за шум! <...> ДЕЙСТВИЕ ЧЕТВЕРТОЕ ЯВЛЕНИЕ III Те же и к а м е р д и п е р. Камердинер подает письмо Стародуму. Стародум. Откуда? Камердинер. Из Москвы, с нарочным. (Отходит.) Стародум (распечатав и смотря на подпись). Граф Честан. А! (Начиная читать. показывает вид, что глаза разобрать не могут.) Софыошка! Очки мои на столе, в книге. Софья (отходя). Тотчас, дядюшка. ЯВЛЕНИЕ TV С т а р о д у м. Стародум (один). Он, конечно, пишет ко мне о том же, о чем в Москве сделал предложение. Я не знаю Милона; но когда дядя его мой истинный друг, когда вся публика считает его честным и достойным человеком... Если свободно ее сердце... ЯВЛЕНИЕ V Стародум и Софья. Софья (подавая очки). Нашла, дядюшка. 1 Золотой болван — статуя. 64 t тарод ум (читаещ). *.,,Я теперь только узнал... вс-в Мосщву свою команду... Онс вами должен встретить* л... Сердечно суду рад, если он увидится с вами... Воэьми-■■■ труд узнать образ мыслей его*. (В сторонуJ Конечно .-ез того се не выдам... «Вы найдете.,. Ваш истинный руг,..* Хорошо, Это письмо до тебя принадлежит. Я скал в ал тебе, что молодой человек, похвальных свойств, редставлен,,. Слова мои тебя смущают, друг мой сердеч-■:.й, Я это и давеча приметил и теперь вижу. Доверен--гость твоя ко мне... Софья. Могу ли я иметь на сердце что-нибудь от нас ..рьпое/ Нет, дядюшка. Я чистосердечно скажу вам... ЯВЛЕНИЕ VI Те же, Правдив н Милон; II р а нди и. Дозвольте представить вам господина Ми. 'На, моего истинпого друга. Стародум (в сторону), Милон! Милон, Я почту за истинное счастие, если удостоюсь ■ :шего доброго мнения, наших ко мне милостей. Стародум. Граф Честап не свойственник ли ваш? Милон, Он мне дядя. Стародум. Мне очень приятно быть знакому с че-веком ваших качеств. Дядя ваш мне о вас говорил. Он от-'f"r вам всю справедливость. Особливые достоинству... М цлон. Это его ко мн| милость. В мои лета и в моем .сложении было бы непростительное высокомерие считать JO заслуженным, чем молодого человека ободряют до-г-.япгыс люди. Пра вд и и, Я наперед уверен, что друг мой приобретет ■юу благосклонность, если вы его узнаете короче. Он Пьт-.-1 часто в доме покойной сестрицы вашей... Стародум оглядывайся цй Софью. Софья (тихо Стародуму ц в большой робости). ■ матушка любила его, как сына. Стародум (Софье). Мне это очень приятно. (Мило"' Я ?™шал, что вы были в армии. Неустрашимость мша... Милон. Я делал мою должность. Ни деты мои, нн ::и, ни положение еще ие позволили мне показать прямой :"усграшлмости, буде есть во мне она. ' 65 Стародум, Как! Будучи в сражениях и подвергая жизнь СБОЮ... Милон. Я подвергал ее, как прочие. Тут храбрость была такое качество сердца, какое солдату велит иметь начальник. я офицеру честь. Признаюсь вам искренно, что показать прямой неустрашимости по имел ч еще никакого случая, испытать же себя сердечно желаю. Стародум. Я крайне любопытен знать, в чем же полагаете вы прямую неустрашимость? М и л он. Если позволите мне сказать мысль мою, я полагаю истин и у ео неустрашимость в душе, а не н сердце. Ъ‘ кого она в душе, у того* без всякого сомнения, и храброе сердце, В нашем военном ремесле храбр должен быть воин, неустрашим военачальник. Он с холодною кровью усматривает все степени опасности, принимает нужные меры, славу свою предпочитает жизни; но что всего о од ее — ои ДЛЯ пользы и славы отечества не устрашается забыть свою собствен к у ю славу. Неуетряш имость его состоит, следст-fsenno, не в том, чтоб презирать жизни свою. Он ее никогда и но отваживает. Он умеет ею л^хгвоиать. Стародум-; Справе длине* Вы прямую неустрашимость полагаете в военачальнике. Свойственна ли же она и другим состояниям? Милон. Она добродетель; следственно, нет состоянии, которое ею не могло бы отличиться. Мне кажется, храбрость сердца доказывается в час сражения, я неустрашимости души во всех испытаниях, во всех положениях жизни. И какая разница между бесстрашием солдата, который на приступе отваживает жизнь сбою наряду с прочими, и между неустрашимостью человека государственного, [который говорит правду государю, отвяжи лаясь его прогневать. Судья, который, не убояся пи мщения, ни угроз сильного, отдал справедливость беспомощному, ее моих глазах герои. Как мала душа того, кто за безделицу вызовет на дуэль, перед тем, кто вступится за о тс утствующего, которого честь при нем клеветники терзают! Я понимаю неустрашимость так... Стародум. Как понимать должно тому, у кого она в душе. Обойми меня, друг мой! Извини мое простосердечие. Я друг честных людей. Это чувство вкоренено в мое воспитание. В твоем вижу и почитаю добродетель, у к ря шейную рассудком просвещенным. Милон, Душа благородная!,. Нет.., не могу скрывать более моего сердечного чувства... Нет, Добродетель твоя навлекает силою своею нее таинство души моей. Если мое сердце добродетельно, если стоит оно Сыть счастливо, от гебя зависит сделать его счастье. Я полагаю его в том, чтоб иметь женою любезную племянницу вашу. Канн чиня наша склонность... Стар од. ум (к Софье, с радостью). Как! Сердце твое ■мело отличить того, кого я сам предлагал тебе? Вот мои тебе жених... Софья. И я ЛЕоблю его сердечно. Стародум. Бы оба друг друга достойны. (В восхищении соединяя их py?at.) От всей души моей лаю вам мое согласие. М илон (обнимая Стародума ). Мое частье п сера вне нно! <3эп ф г. я (целуя руки Стародумовы ). Кто может быть счастливее мои л! (Вместе.) Правд пн. Как искренно я рад! Стародум. Мое удовольствие неизреченны М и л о н (целуя руку Софьи}. Вот минута нашего благополучия! Софья. Сердце мое вечно любить тебя будет. <...> Д Е Й С Т Б И Е П Я Т О Е явление; еп Милон, Правд п п, г-жа Пргстакова, Простаков и Митрофан, 11 - Ж а П р о с т а к о в а. Какая я госпожа в доме! (Ука-ывал на Милона.) Чужой погрозит, приказ мой ил вот что! Простаков. Я ли виноват? М и т р о ф а и. За людей приниматься! '(Вместе.) Г-жа ГГ р о с т a it о в а. Жива быть не хочу! Правд пн. Злодеяние, которому я сам свидетель, дает ■рано вам, как дяде, а вам, как жениху... Г-жа П р о с т я к о к а, Жениху! П рост а ков. Хороши мы! }( Вместе.) М и т р о ф а п, Зсс к черту! 67 Правдпи. Требопеть от правительства, чтобы сделан-нал ей обида наказана была всей строгостью анкона. Сейчас представляю со перед суд, как нарушительницу гражданского ед окой ста а. Г-жа II р о с т а к о в а (бросаясь на колени л Батюшка! Виновата! ■'...> ЯВЛЕНИЕ IV Тс же и С к от и н и я. Снотинж^ Ну, сестра, хорош у было шутку,,. Па! что это? Вес наши на коленях! Г-жа П р о с т а к о в а (стоя на коленях}. Ах, мои ба-■топгкм! Повинную голов;' меч не сечет. Мон грех! Пе погубите мейл, (К Софье.) Мать ты моя родная, прости меня, Умилосердись надо мною (указывая на мужа и сына) и над бедными сиротами. С к от и и и и. Сестра! О своем ли ты уме! II ра в д и н. Молчи, Скотиниц. Г-жа П р о с т а к о в а. Бог даст тебе благополучие и с дорогим Женихом твоим. Что тебе в голове моей? С оф ь я (Стародуму). Дядюшка, я мое оскорбленке!пабы паю. Г-жа Простаков^ (подняв руки к Стародуму). Батюшка! Прости и гы меня грешную. Ведь и человек, не ангел. Стародум. Знаю, знаю, что человеку нельзя быть ангелом, да и не надобно быть ЧйЙТОм. М илон. И преступление, и раскаяние в ней презренна достойны. Правд пн (Стародуму). Ваша малейшая жалоба, ванне одно слово перед правительством... и уж спасти се нельзя. Стародум. Не хочу ничьей погибели, Я се прощаю. Все вскочили с колен. Г-жа 11 р о с т а к о в а. Простил! Ах, батюшка! Ну, теперь-™ дам я зорю1 канальям, споим людям! Теперь-то я всех переберу поодиночке! Теперь-го допытаюсь, кто ид 1 Дать здрю. (йроотъреч,) — ьрказвдЩ; изйитъ. 6S . к ее выпустил! Нет, мошенники! Нет, воры! Век не про-.■ этой насмешки! Правднн. А за что вы хотите наказать людей наших? Г-жа П р о с т а к о в а. Лх, батюшка! Это что за вопрос? ■ чве я не властна и в своих людях? Правднн. А вы считаете себя вправе драться тогда, гда вам вздумается? Скотин ин. Да разве дворянин не волей поколотить ■угу, когда захочет? Правдин. Когда захочет! Да что за охота? Прямой ты кот пни и! (Г-же II роста косой.) Нет, сударыня, тирянст-,>ваггь никто не волен. Г-жа Проетакова. Не волен! Дворянин, когда захо-и слуги высечь нс волен! Да на что ж дан нам указ-то о льпости дворянства1. Стародум. Мастерица толковать указы. I ж а Проетакова. Изволь насмехаться; а я теперь ■■ всех с головы на голову,,*. (Порывается идти.) Прав дин (останавливая ее % Поостаповитссь, су-■-рыпч- (Вынув бумагу и яажш-ии голосом Проста- ■ му.) Именем правительства вам приказывают сой же -лс собрать людей и крестьян ваших для объявления :м указа, что за бесчеловечие жены вашей, до которо- ■ ■ допустило ее ваше крайнее слабомыслие, повелева -. мне правительство принять в опекун дом ваш и де-.■впи, ЯВЛЕНИЕ V . ■ т: А 11 рост а к о к а. Стародум, Правдив. Митрофан, Софья, Е р е м е е в н а. Г-жа Проетакова (Правдину). Батюшка, но о губи ты меня, что тебе прибыли? Не возможно ль лк-нибудь указ неотменцть? Все ли указы исполняется? * i 1 ■ Хкяз о вольности дворянской», малинный н 1762 году Петром ILL, .■аовтанйял двирямству ряд ириимущаг.тн. и том члеле осаобоядцал дар-■■ ОТ fiijfl.i,: гнечьяп; i |01:уд.1[К’тннн:г;т;г рлшкбы, Проста коса Ж£ ПОШЬЧДС! i как разрешение дворянам делить' все. что ям аадяйетс.& - Опгка — наблюдение за липами, которца нй 1пйсют юридических :рав. 69 П р а в д и н. Я от должности никак не отступлю. Г ■ ?к п П р о с т а к о в я. Дай мне сроку хотя на три дни, (В сторону.) Я дала бы себя знать... Правд и п. Ни на три часа. Ста P'ijfft У м. Да, друг мой! Она и в три часа напроказить может столько, что веком не пособишь. Г-жа П р о с т а к о в а. Да как вам, батюшка, самому входить в мелочи? Прав дин. О'ги мое дело. Чужое возвращено будет хозяевам, а... 1 - ж а П р о станов а. А с долгамн-то разделаться?.. Недоплачено учител ям... Правд я ж. Учителям? (Еремеевие.) Здесь ли они? Введи их сюда. Еремеевы а. Чай, что прибрели. А немца-то, мой батюшка?.. П р а в д и н. Всех позови, Ереыеевна отходит. Правда н. Не заботься ни о чем, с удары ил, я всех удовольствую. Стародум (видя в тоске г-жу 11ростакову). Сударыня! Ты сама себя почувствуешь лучше, потеряв силу делать другим дурпо, Г - н: а II р о с ч"н к о в а. Благодарна за милость! Куда я гожусь, когда в моем доме моим же рукам п волн нет! Я11ЛЕ11ИЕ VI Те же, Е р е м е е в п а, Вральман, iv у г с й к и я и Цмф и р к н п. Еремсевня (введя учителей, к Проедину). Вот тебе и вся наша сволочь, мой батюшка. Вральман (к Правдину). Фише фысоко-и-плахоро-тпе. Иефолили меня к сепе красить?.. К у те й к и н (к Правдику). Зван бых и приидох. Ц ы Ф и р к и !i (к Правдину). Что приказу будет, ваше благородие? Стародум (с приходу Вральмана в него вглядывается), Ва! Это ты, Вральман? Вральман (у.шив Стародума ). Ап! ай! ай! ай! ай! Это ты, мой милостпфый хоснодни! (Целуя полу Стародума.) Стярофснька ли, мой отес, ношнфать исфолишь? 70 _________ ___ _________________________________ Правд и и. Как? Он вам знаком? С т а р о л У и* Как не знаком? Он три года у меня был тчером, В № показывают удивленна. II р а в д н п. Изрядный учитель! Стародум, А ты здесь в учи теля к? Вральман! Я ду-нал, право, что ты человек добрый я не за свое не возы :сшься. Вральман. Та што телать, мой патшшка? Нс л перми, не л поелетний. Три месеса ф Москфр шатался пез lecf, кутшер пихте не ната. Пришло мне лило с гол от месть, лнпо утпитель... Правдкн (к учителям). По воле правительства став чекуном над здешним домом, я вас отпускаю, II ы ф и р к и н. Лучше Fie надо. Кутей к и н. Отпускать благоволите? Да л рож до радо- .7СМ0Л,,. Правд ни. А что тебе надобно? Кутей к ил. Нет, милоелнвын господин, мой счетец ■ло но мал. За иол года за ученье. за обувь, что истаскал в ■л года, за простой, что сюда прибредешь, бывало, по-пу-тому, за... !'-жа П постанова. Ненасытная душе! Кутейкпн! За то ото? Правдин, Не мешайтесь, сударыня, я вас .прошу. Г-жа Проста нова. Да ноль пошло на правду, чему ь: выучил Митрофанушку? Кутейкнн. Это его дело. Не мое. Правдин (Кутейнику). Хорошо, хорошо, (Цыфир-ину,) Тебе много ль заплатить? Ц ы ф иркнн. Мне? Ничего. Г-жа II р о с т а к о н а. Ему, батюшка, за один год ■чо десять рублей, а еще за год ни получи к и не зачла-ено. Цыфиркин. Так: на те десять рублей я износил сапо-та н два года. Мы п квиты. Правдин, А за ученье? Ц ы ф lip к и н. Ничего, Стародум, Как ничего? Цыфиркнн. Не возьму ничего, О л ничего не перенял. Стародум. Да тем не меньше тебе заплатить надобно, Цыфирки я. Т-Те за что, Я государю служил с лишком двадцать лет. За службу деньги брал, по-пустому не бирал и не возьму. Стародум. Вот прямо добрый человек! Стародум п Милон кыш тают из кошельков деньги. П равдин. Тебе не стыдно, Кутёйкни? К у т е it к и и ( поту ля голову). Посрамихся, ока я л ныЙ, Стародум (Цыфиркину). Вот тебе, друг мой| за добрую душу. Цыфиркин. Спасибо, паше высокородие. Благодарен. Дарить меня ты волен. Сам, не вдел ужа, век не потребую, М и л о н (давая ему деньги). Бот еще тебе, друг мой! Цыфиркин, И еще спасибо. Правдив даст также ему деньги, Ц ь: ф и р к п и, Да за что. ваше благородие, жалуете? Прав дин. За то, что ты не походишь на Кутейкнна. Цыфиркиа; И! Ваше благородие. Я солдат. П р а в д и и (Цыфиркинт. Поди ж, мои друг, с Богом. Цыфиркин отходит. П равдин. А ты, Кутейкин, пожалуй-ка сюда завтре да потрудись расчесться с самой госпожою. К у т е й кин (выбегая), С самою! Ото всего отступаюсь. Б р а л I. -ч а н (Стародуму). Старофа слуха не рстафте* фаше фысокоротие. Фосмите меня апять к сепе. Стародум. Да ты, Вральман, я чаю, отстал и от лошадей? Вральман. Эй, нет, мой катюш ка! Шиучи с стешнпм хоегштам, касалось мне, што я фее е лошатками. ЯВЛЕНИЕ VII Тс же п камердинер, 1C и м г; р д и м е р (Стародуму). Карета ваша готова. Вральман. Прикатишь мне дофести сепя? С т а р о д у м. Поди садись на колл ы, Вральман отходит. 72 ЯВЛЕНИЕ ПОСЛЕДНЕЕ Г-жа ПросТйкова, Стародум, Милок, С о ф т, я. Правд и и, Мтрофан, Еремеевиа. Стар оду\-] (к Правда и у, держи руки Софьи и Милона). Ну, мой друг! Мы сдом. Пожелай вам... Правдин. Всего счастья, на которое имеют право честные сердца. Г-жа П р о с т я к о в а (бросаясь обнимать сына ). Один ты остался у меня, мок сердечный друг, Митрофанушка! М нтрофя н. Да отвяжись, матушка, как на писалась... Г-жа Прост а ков а. И ты! И гы меня бросаешь! AI неблагодарный! (Упала а обморок.) С о ф ь я (подбежав к ней). Боже мой! Она бея памяти. Стародум (Софье), Помоги ей, помоги. Софья и Г реи ее в на помогают. Правдив (Митрофану). Негодница! Тебе ли грубить матери? К тебе ек безумная любовь и доведя ее всего больше до несчастья. Митрофан. Ды она как будто неведомо... П р а к д и н. Грубиян! Стародум (ЕремееШе}, Что она теперь? Что? Брсмеевня (посмотрев пристально на г-жу Цроста--тву и нс плес ну в руками). Очнется, мои батюшка, очнется. Правдив ( Митрофану}. С тобой, дружок, знаю что слать. Пи шел-ко служить... Митрофан (махнув рукою). По мне. куда велят. Г-жа Проста нова (очнувшись в отчаянии). Почт бл а я совсем! Отнята у меня власть! От стыда никуды “газ показать нельзя! Нет у меня сына! Стародум (укапав на г-жу Простакову). Вот злонравия достойные плоды! КОНЕЦ КОМЕДИЙ кдтросьг и задания J Как вы думаете, почему комедия начинается сценой с портным Тришкой? Что мы узнаем л жизни в доме Проста ко ныл при внимательном прочтений первого действия? 2. Каковы отношения между людьми п атом доме? Как характеризуются персонажи комедии в явлении VIII четвертого действия? Какими средствами (юмор, ирония, сарказм и т. л.) --------------- —------- ---------------------------- 73 пользуется автор для этой характеристики? Прй «экзамен* Митрофана сказано, что в этой сцене происходит стол s; по венке истинного просвещения и воинегиу тощего неайжпетвн. Согласны ли вы с этим? Почему? 3. В афише с по реп делением действу ющпх лиц указало: Простаковат жеттл его (господина Простановок Между тем п комедии ее иерооиюкп характеризуют себя иначе; иУто я, сестрин брат», «Я же ни а яужч, «А я матушкин сын». Как вы ото объясняете? Кдк пц думаете, почему полным хозяином поместья у Фонвизина оказывается не помещик, а помещица? Связано ли ого со временем, когда создана Комедия «Недоросль»? 4. Проследите, как рдзэиваетсяконф.'шкт между положительными и отрицательными порто и а ж а ми. Как я этом конфликте раскрывается идея комедии [^Угнетать рабством себе подобных — беззаконно* }? 5. Кто пи деистпутощих лиц, по нашему миопию, больше других удался Фонвизину? Ничему? 6. Каковы трудности при чтении этой старой комедии? Чем сегодня интересен нам ^Недоросль? ФОНВИЗИН И КЛАССИЦИЗМ Творчество Фонвизина, в том числе знаменитая комедия «Недоросль», теснейшим образом связаны с особым направлением в лгнературе и в искусстве (живописи, архитектуре), зародившимся в ряде европейских стран в пору подъема абсолютизма (личной власти монархов, олицетворявших единство, целостность, суверенитет (независимость) государств) в начале XVII века и получившим название классицизма (от лат, cfass/ct/s — образцовый). Влияние классицизма на художественную жизнь Европы XVII —XVIII вв. было широким, долговременным и в целом плодотворным. В литературе классицизм наиболее полно проявился в лирике и а драматургии. Классицизм считал, что нужно опереться на нормы прекрасного в античном искусстве, то есть е искусстве Древней Греции и Древнего Рима, которые были изложены в трудах Аристотеля, Горация и других мыслителей и позтов древности и строго их соблюдать, не отступая от творческих правил. Эти нормы и правила требовали от искусства, в частности от литературы, ясности и зло 74------------ —_____ ________________________________ -ения, точности выражения мыслей, порядка в построении произведений. Классицизм отдавал предпочтение культуре перед дикостью и -астаипал на том, что природа и жизнь, преобразованные челове-ом, выше природы и жизни естественной, не подверженной еще благородным усилиям человеческого ума, чувств, воли и рук. Перед взором классицистов всегда стоял идеал прекрасной н возвышенной жизни, преображенной искусством человека, и про-■.'востоящий ему хаос дикой естественной жизни, управляемой непонятными и казавшимися дурными законами. Следовательно, - лассициэму было свойственно отражать жизнь а образах идеальных, тяготеющих ко всеобщей «норме», образу, которым в классицизме выступает классическая древность как пример совершенного и гармонического искусства. Так как в реальной жизни обозначился конфликт между разумом и чувствами, то классицизм стремился к его разрешению и ■реодоленню посредством гармонического и полного сочетания ■-‘иных интересов человека с велениями разума н нравственного долга. При этом интересы государства считались главными и пре-бла дающими над интересами отдельной личности. Наибольшего расцаета в литературе классицизма перэоначаль--о достигла драма как род словесного и сценического искусства. Драма (от греч, drama — «действие»), как известно, — один ■з трех родов литературы, наряду с эпосом н лирикой. Основу :рамы, согласно изначальному смыслу слова, составляет дейст-j're. В драме перед зрителем или читателем развертываются явления, составляющие внешний мир. События предстают в качестве живого, развертывающегося в ^стоящем времени (на глазах зрителя!) действия, показанного че-г-ез конфликты н в форме диалога. Драматург исключен из непо-.эедст венного действия и не может говорить от своего лица за ■жлючением ремарок, поясняющих действие или поведение пер-онамдай (например, когда го или иное действующее лицо произ--осит реплику в ответ на слова другого лица, драматург может пометить — «в сторону», т. е. желая скрыть свое мнение). Классицистическая драма обладает рядом особенностей. Для 'пго, что действие сохраняло логическую стройность, классицисты -.^двинули требование «трех единств» — единства места, единства времени и единства действия. Первые два единства очень просты и носили формальный характер, из-за чего впоследствии не удержались в драматических ■эоизведениях. 75 Единство места требует, чтобы действие происходило в одном помещении и не выходило за его пределы, например в одном доме, но в разных комнатах. Так, действие комедии «Горе от ума» совершается в доме Фамусова, но то в кабинете Фамусова, то в спальне Софии, то в гостиной, то на лестнице и т. д. Единство времени предполагает, что действие должно начаться и закончиться в течение одних суток. Например, действие начинается с приезда Чацкого в дом Фамусовых утром, а завершается его отъездом ночью. Единство действия — наиболее принципиальное и глубокое требование теории классицизма. Законы драмы требуют напряженности и сосредоточенности действия, обусловленного, как правило, характерами героев, особой строгости в ведении сюжета: действие в драме и поведение героев должно быть направлено к одной цели, сохранять связь и стройность композиции во всех сценах и деталях и быть единым, сопряженным с основным противоборством действующих лиц. Такое правило к драматическому сюжету и получило название «единство действия». «Действие драмы, — писал В. Г. Белинский, — должно быть сосредоточено на одном интересе и быть чуждо побочных интересов...» Это означает, что в драме «все должно быть направлено к одной цели, к одному намерению». Благодаря единству действия в драме особенно четко и последовательно прослеживается трехчленное развитие сюжета: завязка — развитие действия (включая кульминацию) — развязка. Внешним выражением последовательности течения драматического действия является членение драмы на акты, каждый из которых является завершенной ступенью развертывающегося конфликта. Классицизм строго придерживался так называемой иерархии жанров. Трагедия, ода, эпопея относились к «высоким жанрам». Комедия, басня, сатира — к «низким». В жанре трагедии Франция выдвинула двух крупнейших драматургов — Пьера Корнеля и Жана Расина. В основе их произведений лежит столкновение личных интересов и гражданского долга. В жанре басни прославился Лафонтен, а в жанре комедии — Мольер. Они смеялись над пороками людей, над несправедливыми социальными и общественными условиями и отношениями. С течением времени противоречия между личностью и государством все более обострялись. Критике стали подвергаться не только низшие слои населения, непросвещенные и не затронутые деятельностью могучего разума, но и дворянство и духовенство, -оявщяе на высокой ступени общества. Наступило время комедии, В основе комического (и смеха) лежит закон несоответствия: ■тнимое противоположно истинному, иллюзия — реальности, ожи-аемое — результату. Несоответствие может быть легко обнаружено между словами и делами, как в баснях Крылова, между неоправданно заниженным или чрезмерно преувеличенным -обытием, несоответствие между претензиями персонажа, как е глучае госпожи Простаковой, и ее действительной сущностью. Именно на почве несоответствия вырастаю: такие свойства комедии, как гипербола, заостренность, абсурд, гротеск и ее «высокий», часто смешанный со слезами отчаяния, смех. Чем нелепее ■ есоотвегствие, чем оно более фантастично, тек боле реалистичной, жизненно достоверной должна быть обстановка действия, : олько е этом случае комедия с ее мудрым и возвышающим смелом будет убедительной и нравственно действенной. Все эти замечания относятся в полной мере и к России, и к .усскоку классицизму, который обладал рядом национальных особенкостей. В России классицизм возник в 1730—1750-е годы. Для русского классицизма свойственна национально-патриотическая тематика, гражданский пафос, котооый основывался на крепнущей мощи русского государства н был связан с преобразованиями Петрив-:кой эпохи. аопросы и задания * I * 3 ■- й ч™ заключали^, основные правила, законы класс и пи им а? I Можете ли вы определить, какие свойства классицизма насле- дует Фонвизин н какие пн отвергает и ait преобразует1? 3 СорЯйсны ли вы со следующим высказыванием П. А, Наземок иго: -■В комедии „ Me доросль" автор имел уже цель важнейшую: синельны г плоды невежества, худое воспитание п злоупотребления домашней власти выставлены нм рукою смелою п рае крашены красками самыми ненавистными. В „Бригадире1' авто): дурачит порочных и глупцов* язвит их стрелами насмешки; □ „Недоросле11 отт уже не шутит, ле смеется, л негоду-ег на и о рои л клеймит его под пощады,.. Невеж еетво..., в котором рос Митрофанушка, н примеры домашние должны был» готовить ь нем изверга, какова мать его, Проетякова^. Роли Милона п Софьи бледны,.. Правдив чиновник; он раяре-липпст мечом закона сплетение действия, которое должно б 77 быть развязано соображениями автора, а не полицейскими мерами наместника. Кутсйкии, Цифиркпн и Вральман забавные карикатуры; последний и слишком карикатурен, хотя, к сожалению, и не совсем несбыточное дело, что в старину немец кучер попал в учители в дом Простаковых...». Успех комедии «Недоросль» был решительный. Нравственное действие ее несомненно. Некоторые из имен действующих лиц сделались нарицательными и употребляются доныне в народном обращении. В сей комедии так много действительности, что провинциальные предания именуют еще и ныне несколько лиц, будто служивших подлинниками автору. Мне самому случалось встретиться в провинциях с двумя или тремя живыми экземплярами Митрофанушки, то есть будто служившими образцом Фонвизину... Если правда, что князь Потемкин после первого представления «Недоросля» сказал автору: «Умри. Денис, или больше ничего уже не пиши!», то жаль, что эти слова оказались пророческими и что Фонвизин не писал уже более для театра» (Вяземский ГГ. А. Эстетика и литературная критика. М., 1984. С. 197—198, 211—222). 4. Почему, с точки зрения Вяземского, положительные герои получились у Фонвизина менее художественно убедительными, чем отрицательные? 5. Прокомментируйте мнение русского историка В. О. Ключевского из его размышления «Недоросль Фонвизина (Опыт исторического объяснения учебной пьесы)»: «Можно без риска сказать, что Недоросль доселе не утратил значительной доли своей былой художественной власти ни над читателем, ни над зрителем, несмотря ни на свою наивную драматическую постройку, на каждом шагу обнаруживающую нитки, которыми сшита пьеса, ни па устарелый язык, ни на обветшавшие сценические условности екатерининского театра, несмотря даже на разлитую в пьесе душистую мораль оптимистов прошлого века. ...надобпо осторожно смеяться над Митрофаном, потому что Митрофаны мало смешны и притом очень мстительны, и мстят они неудержимой размножаемостью и неуловимой проницательностью своей природы, родственной насекомым или микробам. Да я и не знаю, кто смешон в Недоросле. Г-н Простаков? Он только неумный, совершенно беспомощный бедняга, не без совестливой чуткости и прямоты юродивого, но без капли волн и с жалким до слез избытком трусости, заставляющей его подличать даже перед своим сыном. Тарас Скотишш тоже мало комичен: в человеке... для которого свиной хлев заменяет и храм науки, и домашний очаг, — что комичного в этом благородном российском дворянине, который из просветительского соревнования с любимыми животными доннвилизовался до четверенек? Не комична ли сама хозяйка дома, госпожа Про-стакова, урожденная Скотишша? Это лицо в комедии, необыкновенно удачно задуманное психологически и превосходно выдержанное драматически... она глупа и труслива, т. е. жалка — по мужу, как Проетакова, безбожна и бесчеловечна, т. е. отвратительна — по брату, как Скотишша. Недоросль — комедия нс лиц, а положений. Ее лица комичны, но не смешны, комичны как роли, и вовсе не смешны как люди. Они могут забавлять, когда видишь их на сцене, ио тревожат и огорчают, когда встретишь вне театра, дома или в обществе. Фонвизин заставил печально-дурных и глупых людей играть забавно-веселые и часто умные роли. Сила впечатления в том, что оно составляется из двух противоположных элементов: смех в театре сменяется тяжелым раздумьем но выходе из него» (Ключевский В. О. Исторические портреты: Деятели исторической мысли. — М., 1990. — С. 342—349). В чем разница между суждениями Вяземского и Ключевского и кто из них, по вашему мнению, более прав? Или, возможно, у вас есть другая точка зрения? По каким признакам можно определить, что комедия «Недоросль» относится к классицистическим произведениям (единство времени, места...)? ИЗ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ XIX ВЕКА Иван Андреевич КРЫЛОВ 1709 -1844 И. А. Крылов вступил в самостоятельную жизнь с широким кругом интересов, разносторонними знаниями, с удивительной начитан костью в истории, философии, ело неси ос -и. Ему были ведомы западноевропейская и русская культура, В 1780-х — начале 1790-х годов он стал известен как сатирик. С первых дней литературной деятельности и до 1В10-х годов на сценах домашних и профессиональных столичных театров с успехом шли его комедии « Подтипа», *Пирог», «Модная лавкам «Урок дочкам» и комическая опера чИлья-богатырь». Современники по праву видели в Крылове преемника Д. И. Фонвизина. Дебют1 Крылова в жанре басни, если не считать первых басен, созданных в конце XVIII века, совпал с патриотическим воодушевлением, охватившим русское общество в первые годы XfX столетия. 1 Деб1йт - адесь: начали бнылшоги т вор ч питал. 80 * И. А, Крылов, А. П. Вяземский, В, А. Жуковский, М- 10. Лермонтов. В. Г. Белийский п& вечере у В. Ф. Одьенского», Худ. £.Лебедев. 1947 В басне «Обоза Крылоа коснулся стратегии и тактики Кутузова, Известно, что великий полководец подвергался постоянным нападкам со стороны Александра I, выговоры от которото следовали один за другим. Басни Крылова об Отечественной войне 1312 года «превращались в жиаунз историю», донося до простык солдат и всех русских "юдей истинный смысл событий, “огда же происходило постепенное изменение в общественных и литературных взглядах Крылова, которое состояло в том, что, отбросив абстрактные представления о добре и зле, бедности и богатстве, писатель обратился к реальным отношениям людей в обществе и высказал суждения о них, исходя из конкретных нравственных оценок. Тем самым поэт во многом по-новому взглянул на действительность. Крылов по-прежнему ие принимал существующий порядок, но теперь полагал, что исторически сложившийся общественный трой изживет себя также исторически. Иначе говоря, он стоял за 81 постепенное ненасильственное развитие общества. Этот взгляд отразился во многих его баснях, Баснописец отвергал мнение тех, «то не учитывал народного жизненного опыта, кто исходил только из представлений своего ума, как, например, в басне «Лягушки, просящие царя». Вопросы и задания 1, Что нового вы узнали о взглядах великого бяснрписцаУ Z Что вам нппостно о Крылове (вспомните уроктт к предыдущих классах)/ Как прошло его детство;? Какие басни вы знаете? О яе>1 они? Лягушки, просящие даря Лягушкам стало не угодно Правление народно, И показалось им совсем не благородно! Вез службы и на воле жить. Чтоб горю пособить, То стали у богов Царя они просить. Хоть слушать веяний вздор богам бы и не сродно. На сен, однако ж, раа послушал их Донес: Дал им Царя. Летит к ним с шумом Царь с небес, И плотно так он треснулся на царство, Что ходенем пошло тряси и и о государство: Со всех Лягушки ног В испуге пометались, Кто как успел, куда кто мог. VI шенотом Царю по кельям дивовались. И подлинно, кто Царь ма диво был им дан: Не суетлив, нс вертонрашен, Степенен, >толчалив и важен; Дородством, ростом великан, Ну, посмотреть, так зто чудо! Одно к Царе лишь было худо: Царь этот был осиновый чурбан. Сначала, чтя его особу иренысоку. Но омоет подступить из подданных никто: Со страхом на него глядят они, и то Украдкой, издалир сквозь аир1 и осоку; Но так как в свете чуда ист, К которому б не пригляделся свет, То и они сперва от страху отдохнули, Потом к Дарю и од полить с преданностью дерзнули Сперва перед Царем ничком; А там. кто посмелей, дай сесть к нему бочком; Дай попытаться сесть с ним рядом; А там, которьге еще поудалей. К Царю садятся уж и задом. Царь терпит все но милости своей. Немного погодя, посмотришь, кто захочет. Тот па него и вскочит, Н три дня наскучило с таким Царем житье. Лягушки новое челобитье, Чтоб им Юпитер в их болотную державу Дал подлинно Даря на славу! Молитвам теплым их внемля, Послал Юпитер к ним на па рота о Журавля, Царь этот не чурбан, совсем иного нрява: Не любит баловать народа своего; Он виноватых ест: а па суде его Нет правых и и кого; Зато уж у него. Что завтрак, что обед, что ужин, то расправа. На жителей болот Приходит черный год. В Лягушках каждый день великий недочет. С утра до вечера их Царь по царству ходит И всякого, кого ни встретит он, Тотчас засудит и проглотит. Бот пуще прежнего и кваканье, и стон. Чтоб им Юпитер снова Пожаловал Царя ииива; Что нынешний их царь глотает их, как мух; Что даже им нельзя (как это ни ужасно!) Ни носа выставить, ни квакнуть безопасно; Что, наконец, их Царь тошнее им засух. Шочтб эк лы прежде жить счастливо не умели? Не мне ль, безумные, вещал нм с неба глас, — S3 1 Айр TpQjjилистое растение. Покоя нс было от вас? Не вы ли о Царе мне уши прошумели? Вам дан был Царь? — так тот был слишком тих: Вы взбунтовались в вашей луже, Другой вам дай — так этот очень лих; Живите ж с ним, чтоб не было вам хуже!» поразмышляем над прочитанным... 1. Известно, что эта басня И. А. Крылова является переработкой басни французского баснописца Лафонтена, а сюжет ее восходит к басне Эзопа. 2. Что же происходит в басне И. Л. Крылова? Какие мысли русского баснописца отражены в ней? Почему нам смешно и грустно одновременно? 3. Каким рассказом начинается басня? В чем заключалось управление Царей, которые были посланы к Лягушкам? 4. Как вы объясните слова и строки басни: пособить, осиновый чурбан, в Лягушках каждый день великий недочет, приходит черный год. 5. В каких строчках заключена мораль басни? Кто ее произносит? В каких случаях в обычной жизни можно использовать слова этого морального вывода? 6. Подготовьте инсценированное чтение басни, выделив характерные черты персонажей. Обоз С горшками шел Обоз, И надобно с крутой горы спускаться. Вот, на горе других оставя дожидаться, Хозяин стал сводить легонько первый воз. Конь добрый на крестце почти его понес, Катиться возу нс давая; А лошадь сверху, молодая. Ругает бедного коня за каждый шаг: «Ай, конь хваленый, то-то диво! Смотрите: лепится, как рак; Вот чуть не зацепил за камень; косо! криво! Смелее! Вот толчок опять. А тут бы влево лишь принять. Какой осел! Добро бы было в гору 84 IT. А. Крылов. «Обоз*. Xi/д. А, Лаптев. 1944 Или в ночную пору, — А то и под гору, и дном! Смотреть, так выйдешь ив терпенья Уж воду бы та о к ял, коль нет в тебе умеш>н! Гляди-тко нас, кик мы махнем! Не бойсь, мшгуты не потратим, И возик свои мы ие свезем, а окатим!» Тут, выгнувши хребет и шшатужа грудь, Тронулася лошадка с возом в путь; Но только под гору она перевалилась, Воз начал напирать, телега раскатилась; Коня толкает взад, коня кидает вбок; Пустился конь со всех четырех ног На славу По камням, рытвшим; пошли толчки. Скачки, Левей, левей, и с возом — бух в канаву! Прощай, хозяйские горшки! Как* в людях многие имеют слабость ту же: Все кажется в другом ошибкой нам; А примешься за дело сам. Так напроказишь вдвое хуже. О БАСНЕ «ОБОЗ» Басня касается стратегии и тактики Кутузова в Отечественной войне 1812 года. Полководец подвергался постоянным нападкам со стороны Александра I и военной молодежи из-за уклонений от решительных сражений под стенами Москвы и после сдачи ее Наполеону. Крылов оправдывает неспешные, но продуманные действия Кутузова, должные, как понимал баснописец, привести к полному краху Наполеона, и порицал повеления Александра I, торопившего Кутузова и толкавшего его к промахам и ошибкам. Не менее досадны были для Кутузова ропот и горькие нарекания его молодых сподзижников. Вероятно, Крылов не знал о словах, сказанных старым фельдмаршалом принцу Вюртембергскому: «Наши молодые горячие головы негодуют на старика, что я удерживаю их порывы. Они не обращают внимания на обстоятельства, которые делают гораздо более, нежели могло бы сделать наше оружие». Тем значительнее историческое, политическое и военное чутье Крылова, чья басня защищала Кутузова и его план от наскоков неопытных молодых людей. Их патриотические чувства были объяснимы, но не становились от этого истинными. Тем самым под образом «коня доброго» Крылов имел в виду Кутузова с его осторожностью и выдержкой при отражении наполеоновского нашествия. Обратим внимание, что слова: «А примешься за дело сам, Так напроказишь вдвое хуже» — прозрачный намек на Александра I, по вине которого было проиграно Аустер-лицкое сражение. В. Коровин 86 Зопросы и задания 1. О чем рассказывает басня «Обоз»? Какую картину она рисует? 2. В какой степени она напоминает ситуацию с Кутузовым, которого упрекал император за уклонение от решительных сражений? В какой части басня намекает на Аустерлнцкое сражение? 3. Какова мораль басни Крылова и к каким жизненным обстоятельствам она может быть применима? Подготовьте небольшой рассказ на любую тему, закончив его моралью этой басни. Кондрат™ Федорович РЫЛЕЕВ 1795—182G Кондратий Федорович Рылеев родился 18 (29) сентября 1 /95 года. После окончания кадетского корпуса участвовал в 1814 и 1815 годах в заграничных походах русской армии. Именно в ту пору он, по собственному позднейшему признанию, первоначально «заразился свободомыслием». Русская действительность укрепила революционные убеждения будущего декабриста. В октябре 1823 года Рылеев стал членов Северного тайного общества, ратовал за установление в России республиканского сгроя. Он был одним из организаторов, вдохновителей и руководителей восстания на Сенатской площади. Наиболее ранние нз известных нам поэтических опытов Рылеева относятся к 1813—1814 годам. В первые семь лет своего творческого пути молодой поэт пробует силы в разных жанрах. Среди его произведений того времени — патриотическая ода и дружеское послание, элегии и песни, эпиграммы' и альбомные мелочи. Осенью 1820 года появляется знаменитая сатира «К временщику». Она привлекла к себе огромное внимание современников и снискала ее автору популярность в передовых кругах русского общества. Поразившие всех как выдающееся проявление г раж- 1 1 tida — песня торжсетнлиного, ири поднято]л содйржйцнй Дружи? №ОрланЧе ьттгхотьорыое шкъма. Элегия стТймяоренне цечиль-1,0,43 характера, чаще ааыо пт периого липа, бса отчет линий ком полиции, Зпщрд.има квотам оаттЦщрейкое втшшттщрение, направленной про-тгр ношфетного Ища. либо отклик на злобилиошюс. чище все™ полита-тесное* орбытис. данского мужества, стихи эти з литературном отношении были достаточно традиционно других подобных сатир Рылеев не писал. Интенсивная работа над думами' поглотила Рылеева. Только э 1822 году в печати появляется 13 дум, причем некоторые из их перепечатываются по 2—3 раза. Публикации рылеевских сум е журналах и выход книги привлекли к себе внимание литературной общественности и получили почти единодушную благожелательную оценку. Современники отмечали «народность и благородные чувствования, заключающиеся в думах Рылеева, 5то простой и естественный рассказ», «чистый и легкий язык, наставительные истины» и Другие достоинства этих произведений. вопросы и задания 1. Когда началась дитератщтая деятельность К. Ф. Рьшеёва? 2, Работа над каким жанром у пленял поэта1.'’ Почему думы Рылеева получили почти единодушную благож.ед&тельнут оценку литературной обществе 1 шпетнV Смерть Ермака П. А. Муханову1 Под словом Сибирь разумеется ныне неизмеримое про-гранетБо от хребта Уральского до берегов Восточного г: сапа. Некогда Сибирским царством называлась не большое татарское владение, коего столица. Иск ер, находи-:псь на реке Иртыше, в гт,я дающей в Сбь. В половине XVI века сне царство зависело от России. В 166В году :арь Куч ум Ьыл принят под руку Иоанна Грозного и бязался платить дань. Между тем сибирские татары подвластный ши остяки и вогулнчи вторгались иногда пермские области. Это заставило российское прави-елъствб обратить ннамание на обеспечение сих украпн пропоенными местами и умножением в них народонасе- 1 1 ДфяН — айико-лнркческий жанр украинского слОЁеекг^нуаыкалъ го народного таорчистич. Тсмигпкц дум по преимуществу историческая, щи соэдашщ спопх дум К. [I>. Ры.1№й о г ггольэ он и л поэтические приемы гярнцнеких нлродных дум. ' П. А. М ц х ri п и а [179а-- 1ST 1 ^ —лекзПршст. историк, лени л, Бога тык в то время купцы Строгановы получили во владение обширные пустыни на пределе! Перми*; нм дано было право заселить их и обработать. Свывая вольницу, сип деятельные помещики обратились к казакам, кощ не придавая над собою никакой веянной власти, грабили на Волге промыт л он пи ков и купеческие каря на-ны. Летом lap года 540 сих удальцов пришли на берега Камы; ^тредводителей у них было пятеро, главный назывался Ерыай Тимофеев. Строгановы присоединили к ним 300 человек разных висельников. снабдили их порохом, свинцом и другими припасами Щ отправили а а Уральские горы (в 1581 г.). В течение следующей! года казаки разбили татар во многих сражениях, взяли Иск ер, пленили Кучумона племянника, царевича Маметкула, и около трех леI господствовали в Сибири. Между тем числи их мало-помалу уменьшалось, много погибло от оплошности. Свержен и f-ш Куч ум бежал в киргизские стели и замышлял способы истребить казаков. Б одну темную ночь (б августа 1Шт,)( при сильном дожде, он учинил неожиданное нападение: казаки защищались мужественно, но не могли стоять долго; о и а должны были уступить силе н внезапности удара. Не имея средств к спасению, кроме бегства, Ермак бросился в Иртыш, в намерении переплыть на другую сторону, п погиб п волнах. Летописцы представляют сего казак а-героя крепкотелым, осанистым и широкой лечим, он был роста среднего, имел плоское лицо, быстрые глада, черную бороду, темные и кудрявые полосы. Несколько лет после него Сибирь была оставлена россиянами; йотом пришли царские войска и скина завладели ею. В течение XVII века беспрерывные завоевания разных удальцов-предводителей отнесли пределы Российского государства к берегам Восточного океана. Ревела буря, дождь шумел. Во мраке молнии летали. Беспрерывно гром гремел, И ветры в дебрях бушевали,,. Ко славе страстий дыша, В г гране суровой и угрюмой, На диком бреге Иртыша Сидел Ермак, объятый думой. К. Ф. Рылеев. ♦Смерть Ермаки*. Худ. Б.Дехферев Товарищи его трудов, Побед и громозвучной славы, Среди раскинутых шатров Щйпечно спали близ дубравы. -sO. спите, спите, мнил герой. Друзья, под бурею ревущей: С рассветом глас раздастся мой, На славу иль на смерть зовущий! Вам нужен отдых; сладкий сон И в бурт храбрых успокоит; В местах па помп ит славу он И силы ратников удвоит. Кто жизни не щадил своей В разбоях, злато добывая, Тот думать будет ли о ней, За Русь святую погибая? Своей и вражьей кровью смыв Все преступленья буйной жизни 91 И за побеш| заслужив Благословения отчизны. — Нам смерча но может быть страшна; Свое мы дало совершили: Сибирь дарю покорена, И мы — до праздно в миро жили!» Но роковой его удел Уже сидел с героем рядом И с сожалением глядел На жертву любопытным взглядом. Ревела буря, дождь шумел. Во мраке молнии летали, Беспрерывно гром гремел, И ветры в дебрях бушевали, Иртыш кипел в крутых брегах. Вздымал нс я седые волны, И рассыпались с рёвом в прах, Бия о брег, коэачьи челны. С вождем покой в объятиях сна Дружина храбрая вкушала; С Куч умом буря лишь одна На их погибель не дремала! Страшась вступить с героем в бой, ivy чум к шатрам, как тать1 презренный, Прокрался тайною тропой, Татар толпами окруженный. Мечи сверкнули в их руках — И окровавилась долина, И паля грозная в боях, Не обнажив мочой, дружина... Ермак воспрянул ото сна И. гибель зря, стремится в волны. Душа отвагою полна, Но далеко от брега чолньт! Иртыш волнуется сильней -Ермак все силы напрягает е Тшлъ - 92 И мощною рукой своей Вялы седые рассекает... Плывет... уж близко челнока --Но сила року уступила, И, rsa кипев страшней, река Героя с шумом поглотила. Лишивши сил богатыря Бороться с ярою волною, Тяжелый панцирь - дар царя Стал гибели его ни ною. Ревела буря... вдруг луной Иртыш кипящий оеребрился, И труп, извергнутый волной, В броне медяной озарился. Носились тучи, дождь шумел, И молнии еще сверкали, И гром а да л н еще гремел, И ветры н дебрях бушевали. П о размышляем няй прочитан ным...___________________________ * * 3 * 5 ' Подготовьте Небольшой рассказ о Рылееве на основе прочитанного о ном е учебнике-хрестоматии, п с лопарях-справочниках I] энциклопедиях. С какой целью перед думой автор дает историческую справку? Какие событии, о которых рассказывается в ней, отражены в произведении? 3 Каковы тема и идея думы Рылеева? Каши? чувства етрем:itch передать азтор читателю? 4, О чем думает Ермак а ночь перед бпчтшп? Как lift понимаете ■ лова героя: Щ мы - пи праздно □ мире жили!»? Г Как вы понимаете Слово и строки из произведения: жертва, Иртыш кипел в крутых брегах, И ветры в дебрях бушевали, С вождем покои в объятьях сна Дружина храбрая вкушая а, та то презренный? 5 Как погибла дружина Ермака? В. чем видит автор причину ее гибели и кого осуждает ли это? Какие взгляды Рылеева проявились п луме? " Какой эпизод на лумы '*Смерть Ермака» изобразил художник 13, Дехтгрее? ■ Какие произведения устного народного творчества близки к думам Рылеева? 9. Дума — название заимствовано у поляков и украинцев. Так называли рыцарскую песню или народную лироэпическую песню. Думы делятся на две основные группы — исторические и социально-бытовые. К какой группе можно отнести думу Рылеева? Развивайте дар слова 1 1. Подготовьтесь к выразительному чтению думы в классе, подчеркнув ее драматический характер. 2. Приходилось ли вам слышать исполнение песни на слова ры-леевской думы? Какое настроение она у вас вызвала? Сравните тексты думы Рылеева и народной песни. Подготовьте устный или письменный отзыв на думу Рылеева «Смерть Ермака». Александр Сергеевич ПУШКИН 1709-1837 История была неотъемлемой частью жизни и творчества поэта, Пушкину органически присущ историзм, включающий память его -эбственных предков, поошлое народа, место и роль России а мировой цивилизации и раздумья о ее будущем, Пушкина интересовали важнейшие проблемы истории: народ--ie движения, историческая роль царей, трагизм столкновения >с ударе таенного и личного начал в истории. Его привлекали пере- ■ энные моменты российской истории, яркие исторические лично-—и, исторические события, насыщенные глубоким содержанием, лкикское отношение к истории было лишено черно-белых оце--эк и подходов. Большое значение он придает силе народного мнения. В «Бо-:.<се Годунове» даже измученные голодом и поборами люди из -5рода способны не только на скорую расправу с ненавистными эоярами, но и на сочувствие погибшим родственникам Годунова. ~._икин симпатизирует руководителям народных восстаний (Ра-;.‘н, Пугачев), но отрицает бунт «бессмысленный и беспощадный», ' - показывает Петра I как гениального реформатора, гениального злксэодца, основателя Петербурга, радетеля о науке и культуре, -о, с другой стороны, сочувствует «маленькому человеку», незащищенному и страдающему (« Медный всадник»). Понимая вели- ле Петровских реформ и их историческую необходимость, Пуш--.чч не мог смириться с подавлением личности и свободы простого -еловека. Пушкин выступает не только автором художественных про- ■ введений на историческую тему («Капитанская дочка», «Мед ный всадник* и др,), но также историком («История Пугачевского бунта»j. «История Петра# и др.). По сути, он был первым историком крестьянской войны под предводительством Пугачева. Пушкин внимательно научает исторические документы (летописи, исторические повести и т. д.)р над которыми трудится «ревностно и добросовестно#. Источником его исторических взглядов были и устные исторические предания. В то же время А- С. Пушкин следил за современной ему исторической наукой, откликаясь на труды русских историков. Он обращался к античной и всемирной истории. Все это помогло ему осознать место России в мировом историческом процессе. В. Иванов вопросы и задания 1 1. Какие ИрО®емы истории интересовали Пушкина'/ К л к поэт и т носился к истод ни? Какие произведения на исторические темы, созданные Пушкиным, вам известны? Каким событиям они поев и щепы? 2. К лк вы понимаете высказывание поэта: *Гордиться главою своих предков не только можно, it л и должно; не v пи жать оно и есть постыдное малодушие»? 3. творчестве Шекспира, Гёте, Скотта Пушкина привлекало, ■ шипег литературовед Л. Фриэман, - - умение перед ять историческую действительность как подлинно жизненную правду*-, Как вы понимаете Этп слови? 4. В киком произведении* изученном вами в 7-м классе, I 1ушкии рассказывает do одном из событий Древней Руси и отта-ткиваете» при зтом ot. летописною источники Расскажите об атом. Р каком из произведений поят а идет диалог двух героев в келье Чудо я а монастыри? Кто эти герои и о чем они ведут разговор? О каком труде ♦усердном, безымянном* идет речь и с кокой целью создаются «правдивые сказанья»? На каких произвело ft ini эти строки? Волхвы не боятся могучих н да дык, А княжеский дар нм не нужен; Правдив и свободен их ветцнй язык И с колеи небесною дружен... ...Младая кровь играет; Смиряй себя молитвой те постом, И сны твои видений легких будут Исполнен!,]... История Пугачевского бунта Отрывки ГЛАВА ВТОРАЯ Появление Пугачева,—Бегство его га Казани. — Пока за кил Кодештковя, — Первые успехи Самозванца.—Шмеля плец* сих казаков, ■ Взятке крепости Рассыпной. — Нурали-Хан.— Распоряжение Рейнсдорпа. — Взятие Нижне-Озерари, — Взятие Татидцепон, — Совет и Оренбурге. — Взятие Чернореченскон, — Пугачев в Са км л реке. В смутное сие время по казацким дворам шатался неизвестный бродяга, нанимаясь в работники то к одному хозяину, то к другому н принимаясь за всякие ремесла. Он был ■н идет ел см усмирения мятежа и казни зачин и щ ков, ухо-ПЛ на время в Иргизские скиты; оттуда, в конце 1772 года, послан был для закупки рыбы в Янцкпй городок, где и ■тол л у казака Дениса ГГ;,я нова. Он отличался дерзоетию воих речей, поносил начальство и подговаривал казаков : сжать в области турецкого султана: он у серя л, что и дон-кие казаки не замедлят за ними последовать, что у него на границе заготовлено двести тысяч рублей и товару па емьдесят тысяч и что какой-то паша, тотчас по приходу ; а закон, должен им выдать до пяти миллионов; покамест ■бещял он каждому по двенадцати рублей в месяц жало занья. Сверх того, сказывал он, будто бы протпву яицклх казаков из Москвы идут два полка т-г что около Рождества г ли Крещения непременно будет бунт. Некоторые из подушных хотели его поймать и представить как возмути ге-;я в комендантскую канцелярию; но он скрылся вместе с ■енпсом Г1ь я новым и был пойман уже в селе Мал ык он ко что ныне Вол гск) по указанию крестьянина* ехавшего с нм одною дорогою. Сей бродяга был Емельян Пугачев, янской казак и раскольник, пришедший е ложным пнсь-■:енным видом из-за польской границы, е намерением по-слиться на реке Иргизе посреди тамошних раскольников. >ii был отослан под стражею в Симбирск, я оттуда в Казнь; и как всё, относящееся к делам Яицкого войска, по огдашним обстоятельствам могло казаться важным, то чекбургский губернатор и почел за нужное уведомить о гом государственную Военную коллегию донесением or IS января 1773 года, —---------- —------- ------ ------ 97 Янцкле бунтовщики были тогда не редки, и казанской начальство не обратило большого внимании на ирис л а иного преступника. Пугачев содержался в тюрьме не строже прочих неволь никой. Между тем сообщники его не дремали. <ОШ1САНИЕ ПОРТРЕТА:* ...Емельян Пугачев, Зимовейской станицы служилый казак, был сын Ивана Михайлова, умершего в давних годах. Он бы;] сорока лет от роду, росту, среднего, смугл и худощав; волосы имел темно-русые, бороду черную, небольшую и клином. Верхних! зуб был выпнибен еще в ребячестве, в кулачном бою. На левом виску имел он белое пятно, а на обеих грудях знаки, оставшиеся после болезни, называемой черною немочью. Он не знал грамоты и fepec-тилен по-раскольничьи. Лет тому десять женился он на казачке Софье Нед го ж и ной, от которой имел пятеро детей. В 1 7 г 0 году был ом на службе во второй армии, находился при взятии Бендер и через год отпущен на Доп по причине болезни. Он ездил для излечения в Черкасок. По его возвращении на родину зпмовейский атаман спрашивал его на станичном сбору, откуда взял он картою лошадь, к а которой приехал домой? Пугачев отпечал, что купил ее з Таганроге; но казаки, зная его беспутную жизнь, не поверили и послали его взять тому письменное свидетельство, Пугачев уехал. Между тем узнали, что он подговаривал некоторых казаков, поселенных под Таганрогом, бежать за Кубань. Положено было отдать Пугачева и руки правительству. Возвратясь к декабре месяце, он скрывался на своем хуторе, где и был пойхман, но успел убежать; скитался месяца три неведомо где; наконец, в Великом посту, однажды вечером пришел тайно к своему дому и постучался в окошко. Же и а впустила его и дала знать о нем казакам. Пугачев был снова пойман и отправлен под караулом к сыщику, старшине Макарову, в Нижнюю Чирскую станицу, а оттуда в Черкасск. С дороги он бежал опять и с тех пор уже на Дону не являлся. Из показаний самого Пугачева; в конце 1772 года приведенного в Канцелярию дворцовых дел, известно уже было, что после своего побега скрывался он за польской граЕшцсй, в раскольничьей слободе Ветке; потом взял паспорт с Добрянского форпоста, сказавшись 98 ----_— _________ _________________________ Емельян Пугачев. Портрет, приложенный А. С. Пушкиным к изданию «Истории Пугачевского бунта» выходцем из Польши, и пробрался на Яик. питаясь мило-.гыней. — Все спи известия были обнародованы; между .см правительство запретило народу толковать о Пугачеве, чоего имя волновало чернь. Сия временная полицейская мера имела силу закона до самого и о с шествия на престол оконного государя, когда разрешено было писать и печатать п Пугачеве. Доныне престарелые свидетели тогдашнего смятения неохотно отвечают на вопросы любопытных. <ГОТАЧЕВ ПОД КУРМЫ11ГЕМ> ,,,20 июля Пугачев под Курмышем переправился плавь через Суру. Дворяне и чиновники бежали. Чернь встретила его па берегу с образами и хлебом. Ей прочтен возмутительный манифест. Инвалидная команде привел е-ш была к Пугачеву. Майор Юрлов, начальник оной, и ун-гер-офицер, коего имя, к сожалению, Ее сохранилось, од-1и не захотели присягнуть и: в глаза обличали самозванца. Их повесили и мертвых били нагайками. Вдова Юрлова гпасена была ее дворовыми людьми. Пугачев велел раздать 99 чувашам казенное вино; повесил несколько дворян, приведенных к нему крестьянами их, и пошел к Ядринску, оста-вя город it од начальством четырех яицкпх казаков и дав им в распоряжение шестьдесят приставших к нему холопьей- Он оставил зя собою малую шайку для задержания графа Мели и на. Михельсон, шедший к Арзамасу, отрядил Харина к Ядринску, куда спешил и граф Меллпи. Пугачев, узнан о том, обратился к Алатырю; но. прикрывая свое движение, послал к Ядрииску шашку, которая п была отбита воеводою и жителями, а по еле сегр встречена графом Me л л иным и совсем рассеяна. Me л л и н поспешил к Алатырю, мимоходом освободил Курмыш, где повесил несколько мятежников, а казака, назвавшегося воеводою, взял с собою, как языка. Офицеры инвалидной команды, присягнувшие самозванцу, оправдывались тем, что присяга дана была ими не от искреннего сердца, по для наблюдения интереса ее императорского величества. ^ПУГАЧЕЙ ИОЙМАН.Ь* ... Пугачев скитался по той же степи. Войско отовсюду окружали его; Молли и и Муфель, также перешедшие через Волгу, отрезывали ему дорогу к северу; легкий полевой отряд шел ему навстречу из Астрахани; князь Голицын и Мамсуров преграждали его от Яика; Дундуков с своими калмыками рыскал по степи: разъезды учреждены были от Гурьева до Саратова и от Черного до Красного Яра. Пугачев нс имел средств выбраться из сетей, его стесняющих. Его сообщники, с одной стороны видя неминуемую гибель, а с другай — надежду7 пя прощение, стали сговариваться и решились выдать его правительству, Пугачев хотел идти к Каспийскому морю, надеясь как-нибудь пробраться в киргиз-кайсацкие степи. Казаки на то притворно согласились; но, сказав, что хотят взять с собою жен и детей, повезли его на Узспи, обыкновенное убежище тамошних преступников и беглецов. 14 сентября они прибыли п селения тамошних староверов. Тут произошло последнее совещание. Казаки, но согласившиеся отдаться в руки правительства, рассеялись. Прочие пошли ко ставке Пугачева, Пугачев сидел один в задумчивости. Оружие его висело в стороне. Услыша вошедших казаков, он поднял голову п ТОО--------------- --------- ----- ------------------ Спросил, чего им надобна? Они стали говорить о своем отчаянном положении и между тем, тихо подвигаясь, стара! лиеь загоiюдить его от насевшего оружия. Пугачев начал опять их уговаривать идти к Гурьеву городку! Казаки отвечали, что они долго ездили за ним и что уже ему пора ехать за ними. «Что же? — сказал Пугачев, — вы хотите изменить своему государю? * — «Что делать! » — отвечали казаки и вдруг на пего кинулись. Пугачев успел от них отбиться. Они отступили на несколько шагов. давно видел вашу измену*, — сказал Пугачев и, подозвав своего люоимца, л л едкого казака Твороговя, протянул ему свои руки и сказал: «вяжи!» Хворого в хотел ему скрутить локти назад. Пугачев не дался, «Разве л разбойник?» — говорил он гневно. Казаки посадили его верхом и повезли к Ннркому городку. Во всю дорогу Пугачев им угрожал местью великого князя. Однажды нашел он способ высвобо-лпть руки, выхватил саблю и пистолет, ранил выстрелом одного ия казаков и закричал, чтобы вязали изменников. Но никто уже его нс слушал. Казаки, подъехав к ЭТсщкому городку, поедали уведомить о том коменданта. Казак Хар-чев и сержант Бардовский высланы были к ним навстречу, приняли Пугачева, посадили его в колодку и привезли в город, прямо к гвардии капитан-поручику Маврину, члену следственно й комиссии. Маврин допросил самозванца. Пугачев с первого слова открылся ему. «Богу было угодно, — сказал он. — пака-.ить Россию через мое окаянство#. - Белено было жите-1 ям ™браться па городскую площадь; туда приведены бы-ти и бунтовщики, содержавшиеся в оковах. Маврин вывел Пугачева и показал его народу. Все узнали его; бунтовщи-сп потупили головы. Пугачев громко стал их уличать и сказал: «Вы погубит меня; вы несколько дней сряду меня опрашивали принять на себя имя покойного вели кого го-• у даря: я долго отрицался, а когда и согласился, то всё, -то ни делал, было с вашей воли и согласия; вы же ласту-тли часто без ведома моего и даже вопреки моей воли». j у н гонщики не отвечали ни слова. Суворов между тем прибыл на Узе ни и узнал Щ пус--ынннкоп, что Пугачев был связан его сообщниками и что я и повезли его к Япцкому городку. Суворов поспешил tv-i.i же. Ночью сбился он с дороги и нашел на огни, раежла-.г-пиые в степи ворующими киргизами. Суворов на них па- =-------——-------- ------------ —---------- 101 пая и прогнал, потеряв несколько человек и между ими ивоего адъютанта Максимовича. Через несколько дней прибыл он в Яиц кий городок. Симоной сдал ему Пугачева. Суворов с любопытством расспрашивал славного мятежника о его военных действия* и намерения* л повез его в Симбирск, куда должен был приехать и граф Пацшг. Пугачев сидел в дерева] [Has клетке на двухколесной телеге. Сильный отряд при дву* пушках окружал его. Суворов от него не отлучался, ,..Народ живо еще помнит кровавую пору, которую — так выряаптел ню — прозвал оп Пугачев щ п п о ю. «ИСТОРИЧЕСКАЯ ЭПОХА. РАЗВИТАЯ В ВЫМЫШЛЕННОМ ПОВЕСТВОВАНИИ» А. С. Пушкин заинтересовался событиями Пугачевского бунта (судя по его письму к брату) в 1824 году, во время михайловской ссылки; просил прислать известный, даже модный (хотя, как оказалось. полный нелепостей и вздора) роман «Ложный Петр III. или Жизнь и похождения бунтовщика Емельяна Пугачева*. Летом 1S32 годэ (или, как полагают пушкинисты, несколько раньше) Пушкин набросал первый известный нам план повести или романа, а котором угадываются черты будущей «Капитанской дочки». Через некоторое время появился второй, а потом и третий; под ним — дата; «31 янв. 1833», но роман «не шел»... Почему? — Одну из причин видим в том, что Пушкин, скорее всего, не столь хорошо знал эпоху Пугачевского бунта, чтобы писать исторический роман. Пушкин изучил газеты и книги и вскоре уже знал «все, что было обнародовано правительством касательно Пугачева». 6 начале февраля 1833 года Пушкин обратился к военному министру графу Александру Ивановичу Чернышеву с просьбой о разрешении пользоваться материалами военного архива. Свое желание объяснил намерением писать «Историю генералиссимуса князя Италийского графа Сувороаа-Рымникского», но занимал Пушкина не блистательный полководец, а запрещенный «мужицкий царь» Емелька Пугачев: истинные намерения до поры до времени приходилось скрывать. Ответ пришел быстро — разрешение было получено. В конце февраля — начале марта Пушкин уже знакомился с материалами 102---------- _ ________________________________ £j fu.vfup^K ' 1 Сямсум Бузулукскдя i Ёррочинскоя - Точно язбсстцыЙ uspmpyi -- Ирфтп л$мечы ft маршрут л Сызрань \ S 4 % новосератевская \ \ ---РерЕбщоцкая Нмснеозерная татцщевя В Ctruomndl X 1 УРАЛЬСК Q илек _ -■£>■* Берды О Черпореч енскстя 0 pf н ЬУРГ Карта^-схема путешествия А, С, Пушкин'^ Секретной экспедиции Военной коллегии, архивными материалами Глааного штаба, а а апреле приступил к «Истории Пугачева» и всего за пять недель вчерне завершил работу. Такая быстрота !Й11ЯетСЯ ТеИг ЧТ° *Ист°Рия'"» вдумывалась, вероятно, как введение к роману, однако стремительно перерастала в самостоятельное исследование, яе перечеркивающее замысел романа но составляющее его выверенную историческую основу. В сентяоре Пушкин побывал в местах Пугачевского бунта — в тижнем Новгороде, Казани, Симбирске, Оренбурге, Уральске" опрашивал стариков, современников и свидетелей крестьянской эоины, записывал их рассказы, предания, песни; собирал материалы в провинциальных архивах. В октябре приехал в Болдино; привел здесь в порядок бумаги Пе SvoTBo06onpe"™0eMe ' *ИСТ0Р™ ПуГаЧееД» * вернувшись в' Петероург, обратился к начальнику III отделения его императорского величества канцелярии генерал-адъютанту А, X. БенкендорФУ с письмом: н к «Милостивый государь граф Александр Христофорович! <„.> Хотя я как можно реже старался пользоваться драгоценным мне дозволением утруждать внимание государя императора, но ныне осмеливаюсь просить на то высочайшего соизволения- я думал некогда написать исторический роман, относящийся ко времени Пугачева, но, нашед множество материалов, я оставил вымысел и написал историю Пугачевщины. Осмеливаюсь просить через —: 103 Ваше сиятельство дозволения представить оную на высочайшее рассмотрение». Царь рукопись прочитал, внес 23 поправки, заметил, что название «История Пугачева» лучше заменить на «Историю Пугачевского бунта» (с чем Пушкин согласился: «царское название, признаемся. точнее'»}, и не только разрешил печатать книгу, но и расходы по изданию отнес на свой счет: Пушкин заимообразно получил ссуду в 20 000 рублей. В декабре 1834 года «История Пугачевского бунта» вышла в свет. Встретили книгу холодно. Тираж раскупался плохо, а министр народного просвещения Сергей Семенович Увароа «кричал» о ней «как о аозмутигельном сочинении». В пушкинское время слово «возмутить» имело следующее значение: «волновать, тревожить, беспокоить, побуждать к ропоту, неудовольствию, к мятежу, производить восстание». Что же так взволновало, встревожило министра? Что «возмутительного» нашел он в «Истории Пугачевского бунта»? В чем вообще значение этого исторического труда великого Поэта России? Пушкин первым пробил брешь а указе о предании вечному забвению самого имени Емельяна Пугачева, Он использовал не только официальные источники, малочисленные и откровенно враждебные бунтовщикам, но и неопубликованные, в том числе мемуарные, предоставленные друзьями, знакомыми, а также найденные или записанные им самим. О восстании 1773—1774 годов Пушкин, гениальный ученик и последователь Николая Михайловича Карамзина, «рассказывал со всею верностию историка». Он создал первую в России научно-художественную летопись событий Пугачевского бунта, которая и по сей день не утратила своего значения; скорее, наоборот: исторических работ, объективно, без классовых или идеологических пристрастий анализирующих одну из самых трагичных страниц отечественной истории, у нас, к сожалению, нет до сих пор. Пушкинское изображение мятежников и событий существенно отличалось от официальной точки зрения на восстание, потрясшее Россию, и Сергей Семенович Уваров о «возмутительном» характере «Истории Пугачевского бунта» «кричал» не случайно: пушкинский Пугачев не патологический изверг, вставший во главе люден, доведенных до крайности. Причины бунта (официальная историография их не называет) Пушкин склонен был видеть з произволе чиновников, утеснявших казаков, в непродуманных и жестоких действиях правительственной администрации, а отсутствии за ко- 104------------------------- нов, несвободе закрепощенного народа, беззащитного и бесправ- Написав «Историю Пугачсвского бунта», Пушкин не упустил «случая, чтобы сделать добро*. Научный труд стал основанием ис-тори некого романа, s котором социальные проблемы и сами события отступают на второй план, ибо писателя в первую очередь ЛЮДИ ” ИХ ^0П#ИМани* характеры, и* представ- 25» ° &еЧНЬ'Х Ценн^ях - 0 Д^Ре и зле, долге, чести, совести, о смысле жизни. Роман «Капитанская дочка* неразрывно связан с «Историей Пугачевского оулта», хотя чаще всего эти произведения прогивоп^ Ют друг другу, не замечая или не видя их внутреннего единства. Я А. Кожевников Капитанская дочка береги честь смолоду. Г/ослов и ца ГЛАВА I Сержант гвардии1 Был 5ы гйдрдгш он завтра ж капитан. — Того нс надобно; пусть в армии послужит. Изрядно сказало! Пускай его потужит,, г Да кто ет отец? Княжнин', Отец мой, Андрей Петрович Гринев, в молодости своей служил при графе Иених* и вышел н отставку премьер маистом" в 17.. году. С тех пор жид он н своей симбирской деревне, где и женился на девице Авдотье Васильеве Ю л и черн бедного тамошнего дворянина. Нас было девять кп ш£^7ГГГЙТе войи“‘ *№* гпи^асыс поп' Сем'в“™«). пчн впл ист, D России при Петое т 5S™ от<та±*"^ СЬСТСЬС :.рМпн польгношьц,:, 5выми npcH^nf PyWK,,ft Л1™- драмитург. п-ль XVin nZ 83 6 -военАчальннк о политически Й дея- Е7Я5- W39 год™.:™,1ШЛОВ1,л РУ№КЛМН - аойие с Турцией п "Тйр1П!™Г1 нцц (цри^я^ сь- tcl j [.твуст далжаос-ги по мои щи ка командира irointaj. - 705 человек детей. Все мои братья и сестры умерли во младенчестве. Матушка была еще мною брюхата, как уже я был записан в Семеновский полк сержантом1, по милости майора гвардии князя Б., близкого нашего родственника. Если б паче всякого чаяния матушка родила дочь, то батюшка объявил бы куда следовало о смерти неявившегося сержанта, и дело тем бы и кончилось. Я считался в отпуску до окончания наук. Б то время воспитывались мы не по-нонешиему. С пятилетнею возраста отдан я был на руки стремянному1 2 * * Са-вельичу, за трезвое поведение пожалованному мне в дядьки5. Под его надзором на двенадцатом году выучился я русской грамоте и мог очень здраво судить о свойствах борзого1 кобеля. В это время батюшка нанял для меня француза5, мосье6 Бопре, которого выписали из Москвы вместе с г одовым запасом вина и прованского масла. Приезд его сильно не понравился Савельичу. «Слава Богу, — ворчал он про себя, — кажется, дитя умыт, причесан, накормлен. Куда как нужно тратить лишние деньги и нанимать мусье, как будто и своих людей не стало!» Бопре в отечестве своем был парикмахером, потом в Пруссии солдатом, потом приехал в Россию pour etre outchitel7, не очень понимая значение этого слова. Он был добрый малый, но ветрен и беспутен до крайности. Главною его слабостию была страсть к прекрасному иолу; нередко за свои нежности получал он толчки, от которых охал по целым суткам. К тому же не был он (по сто выражению) и врагом бутылки, то есть (говоря по-русски) любил хлебнуть лишнее. Но как вино подавалось у нас только за обедом, и то по рюмочке, причем учителя обыкновенно и обносили8, то мой Бопре очень скоро привык к русской настойке и даже 1 В XVIII веке дворянские дети с малых лет приписывались к какому-либо полку. Пока они росли, их повышали в чипах. 2 Стремянный — слуга, ухаживавший за верховой лошадью своего господина. л Дядька — слуга, приставленный к мальчику в дворянской семье. 5 Борзая — охотничья собака особой породы. J Обычай приглашать иностранцев для воспитания детей широко распространился среди дворян в XVIII веке. Гонясь па модой, некультурные помещики часто нанимали воспитателями невежественных иностранцев. *' Мосьё (в просторечии лусьё) (фр. monsieur) господин. 1 Чтобы стать учителем. Русское слово учитель дано во французском написании для придания ему комического оттенка. я Обносить — здесь: проносить угощение мимо. 106 от и.] предпочитать ее винам своего отечества, как не в пример более полезную для желудка. Мы тотчас поладили, и хотя но контракту обязан сиг был учить меня no^paHupj-скм. по-немецки и всем парким, по он предпочел наскоро выучиться от меня кое-как болтать по-русски, — и потом каждый на нас занимался ужо своим дедом. Мы жили душа в душу. Другого ментора* я п не желал. Г-1 о вскоре судьба нас разлучила, п лот по какому случаю. Прачка Палашка, толстая и рябая девка, ц кривая коровница Акулька как-то согласились в одно время кинуться матушке н ноги, рядясь в преступной слабости и с плачем жалуясь на мусье, обольстившего их: неопытность. Матушка шутить атим не любила и пожаловалась батюшке. Ъ него расправа была коротка, Си тотчас потребовал каналью француза. Доложили, что мусье давал мне свой урок. Батюшка пошел в мою комнату. В ото время Бояре спал на кровати сногл невинности. Я был занят делом. Надобно знать, что для меня выписана была из Москвы географическая карта. Она висела на степе безо всякого употребления и давно соблазняла меня шириною и добротою бумаги. Я решился сделать из нее змей и, пользуясь сном Бон ре, принялся за работу. Батюшка вошел в то самое время, как я прилаживал мочальный хвост к Мысу Доброй Надежды. "Увидя мои упражнения в географии, батюшка дернул меня за ухо, питом подбежал к Бон ре, разбудил его очень неосторож гео и стал осыпать у кор из лам и. Бопре и смятении хотел было привстать и не мог: несчастный француз был мертво пьян. Гемь бед, один ответ. Батюшка за ворот приподнял его с кровати, вытолкал из дверей и в гот же день прогнал со двора, к неописанной радости Сн-велыгча, i'cM м кончилось мое воспитание, Я жил недорослем, гоняя голубей и играя в чехарду с дворовыми мальчишками. Между тем минуло мне шестнадцать лет. Тут судьба моя переменилась. Однажды осенью матушка варила в гостиной медовое варенье, а я, облизываясь, смотрел на кипучие ненки. Ба- 2 Контракт — договор, инсынвнтюе сог.-щшенне. "Ментор Наставник, носшетиель (пт собственного ймаыи героя древнегреческой поэмы • Одиссея*, воспитатели сына мифического парк — 707 тюшкя у окна читал Придворный календарь* 1, ежегодно им получаемый* Эта книга имела всегда сильное на него влияние: никогда не перечитывал он се оса особенного участил, п чтение это производило в нем всегда удивительное волнение желчи1*. Матушка, знавшая наизусть вес его свычаи и обычаи15, всегда стиралась засунуть несчастную КЙигу как можно подалее, и таким образом Придворный календарь нс попадался ому па глаза иногда по целым месяцам, .'Зато, когда он случайно его находил, то, бывало, но полым часам не выпускал на своих рук. Итак, батюшка читал Придворный календарь, изредка пожимая плечами и повторяя вполголоса: ^ Ген ера л-поручик'1!.. Он у меня н роте был сержантом!.. Обоих российских орденов кавалер*!., А давно ли мы?..* Наконец батю: ока швырнул календарь на дива в и погрузился в задумчив Ость, не предвещавшую ничего доброго. Вдруг он обратился к матушке: * Авдотья Васильевна, а сколько лет Петруше?* — Да вот пошел семнадцатый годок, — отвечала матушка. — Петруша родился в тот самый год, как окривела тетушка Настасья Герасимовна, и когда, еще,.. — Добро, — прервал батюшка, — пора его ъ службу. Полно ему бегать а о девичьим да лазить на голубятни, Мысль о скорой разлуке со мною так поразила матушку, что она уронила ложку в кастрюльку, и слезы потекли по ее лицу. Напротив того, трудно описать мое иосхишенне. Мысль о службе сливалась во мне с мыслями о свободе, об удовольствиях петербургской жизни, Я воображал себя офицером гвардии, что, по мнению моему, было верхом благополучия человеческого. батюшка не любил ни переменять своп намерения, ни отгадывать их исполнение. День отъезду моему был на- ПрЩворНыЦ ^салб^дйръ (годы тля щит 173&- 1У17), ийшмо кйл^а-дарных и другях сведения, йодерлсацг списки высших моечных г гргок далеких :нн(ш, pocniaop дворцовых прионов и др, ■ Т, о, вызывало раздражен mi, злобу, ^ Сеычаи и обычии (устар.) — привычки. 1 Генерал t)f!pi/4uK — «лнн о я высших лосиных чипом цвргьфй армии. ■ Каоалёр ■ лшю, алгрАждшяое орденом. И.чнеотся я виду лая высших российских ордена Андрея Псршхшннчого и Александра Невского, 108 знамен. Накануне батюшка объявил, что намерен писать со мною.* будущему моему начальнаку, и потребовал пера и бумаги. — Не забудь, Андрей Петрович, — сказала матушЗ? ка, — поклониться и от меня князю Б.; я. дескать, надеюсь, что он нс оставит Петрушу своими милостями. — Что за вздор! ■ отвечал батюшка нахмурясь, — К какой стати стану я писать к князю Б.? Да ведь ты сказал, что изволишь писать к начальнику Петруши, — Ну, а там что? — Да ведь начальник Петрушин — князь Г>, Ведь Петруша записан в Семеновский полк. — Записан! А мне какое дело, что он записан? Петруша п Петербург не поедет. Чему научится он, служа в Петербурге? МотатьJ да повесничать? Нет, пускай послужит он в армии, да потянет лямку* да понюхает пороху, да будет солдат, а нс шаматон.2. Записан в гвардии! Где его гташ-порт? Подай его сюда; Матушка отыскала мой паспорт, хранившийся в се шкатулке! вместе с сорочкою, в которой меня крестили, и вручила его батюшке дрожащею рукою. Батюшка прочел его со вниманием, положил перед собой на стол и начал свое письмо. Любопытство меня мучило: куда же отправляют меня, если уж не в Петербург? Я не сводил глаз с перл батюшкина, котор о с д вига л о с ь д ово л ьно медленно. Наконецон кончил, запечатал письмо в одном пакете с паспортом,' снял очки и, подозвав меня, сказал; *Вот тебе письмо к Андрею Карловичу Р.j моему старинному товарищу и другу. Ты едешь в Оренбург служить под его начальством &. Итак, все мои блестящие надежды рушились! Вместо i юс ел ой петербургской жизни ожидала меня гарнизонная скука в стороне глухой и отдаленной. Служба, о которой за минуту думал я с таким восторгом, показалась мне тяжелым несчастней. Но спорить было нечего! На другой день поутру подвезена была к крыльцу дорожная кибитка3; уло- 1 1 Мота та — безрассудна тратить деньги яь рзздяеченнД и у до-впльстдия f " Шаматон (раз г., у стар.) гуляка, шалопай, бездельник, а Кибитка крытая ионозкн. 109 жили в нее чемодан, погребец1 1 с чайным прибором и узлы с булками и пирогами, последними знаками домашнего баловства. Родители мои благобдовили меня* Батюшка сказал мне: «Прощай. Петр. Служи верно, кому присягнешь; слушайся начальников: за их лаской не гоняйся; на службу не напрашивайся; от службы не отговаривайся; и помни пословицу: береги платье енову, я честь смолоду», Матушка в слезах наказывала мне беречь мое здоровье, а Савель-пчу смотреть за дитятей. Надели па меня заячий тулуп, а сверху лисью шубу, Я сел в кибитку с Савелии чем и отправился в дорогу, обливаясь слезами, Б ту же ночь приехал я в Симбирск, где должен был пробыть сутки для за к у пк н нужных вещей, что и было поручено С'а в ель и чу, Я остановился в трактире. Савельич с утра отирав плоя по лавкам. Сое куч а глядеть из окна па грязный переулок, я пошел бродить по всем комнатам. Во (дед в биллиардную, увидел я высокого барина, лет тридцати пяти, с длинными черным]г усами, а халате, с кием’ в руке и с трубкой в зубах. Он играл с маркером'*, который при выигрыше выпивал рюмку водки, а прн проигрыше должен был лезть под биллиард на четвери пках, Я стал смотреть па их игру. Чем далее она продолжалась, тем прогулки на четвери нках становились чаще, гюкд, наконец, маркер остался под биллиардом. Uiipnii произнес над ним несколько сильных выражен ; и'i в виде надгробного слова и предложил мне сжирать партию. Я отказался по неумению. Это показалось ему, по-видимому, странным. Он поглядел па меня как бы с сожалением; однако мы разговорились. Я узнал, что его зовут Иваном Ивановичем Зуриныы, что он ротмистр1 гусарского полка п находится в Симбирске при приеме рекрут5, а стоит в трактире. Зурин пригласил меня отобедать с ним вместе чем Бор послал, по-солдатски, Я с охотою согласился. Мы сели за стол. Бурил пил много и потчевал и меня, говоря, : Погребец [устар,)—дорсокньШ сундучок л л л посуды и съестных припася», - Кий — п.члкн, употребляемая к бильярдной :тгрр, Маркер I ф р, > — лицо, црн служи иаЕощее при бильярде. 1 Ротмистр офицерский чип в кдлдлернн (соотистстдоидд чипу капитала е rsскоте). " J1:■ ."иrti (устар.) еилдат-доиоСрансц. лице, только что орнлнмшнн! нп кс“нн;,т- ■ службу. йдець у потреб лени устарелая фрдан родителъщет» падеж;] множественного числа (вместо рекрутов). 110 что надобно привыкать ко службе; о л ра±йкаЗЬ1вал мне армейский анекдоты, от которых я со смеху чуть ::е валялся, и мы встали из-за стола совершенными приятелями. Тут :вы-он ал с я он вы учить меня играть на биллиарде. (-Это, -- говорил он, — необходимо для нашего брата служивого. Б походе, например, придешь в местечко — чем прикажешь заняться?.. Поневоле пойдешь в трактир и станешь играть на биллиарде; а для того надобно уметь играть! и- Я сопер-шеино был убежден и с большим прилежанием принялся за учение, Зурин громко ободрял меня, дивился моим быстрым успехам и, после нескольких уроков, предложил мне играть в деньги, по одному грошу1, не для выигрыша, а так, чтобы только по играть даром, что, но его словам, самая скверная привычка. Я согласился и на то, а Зурин велел подать пун-н1у2 и уговорил меня попробовать, повторяя, что к службе надобно мне привыкать: а без пуншу что и служба! Я послушался его. Между тем игра паша п родо.пжаласк. Чем чаще прихлебывал я от моего стакана, тем становился отважнее. Шары поминутно лёта л и у меня через борт; я горячился, бранил маркера, который считал Бог ведает как, час от часу умножал игру, словом, — вел себя как мальчишка, вырвавшийся на волю. Между тем время прошло незаметно. Зурин взглянул на часы, положил КИЙ и объявил мне, что я проиграл сто рублей. Это мейл немножко смутило. Деньги мои были у Савельича, Я стал извиняться. Зурин меня прервал: ■ Помилуй! lie изволь и беспокоиться. Я могу и подождать, а покамест поедем к Аринушке-*. Что прикажете? День я кончил так- же беспутно, как и начал. Мы отужинали у Арину шин. Зурин поминутно мне подливал, повторяя, что надобно к службе привыкать. Встав из-за стола, я чуть держался па ногах; в полночь Зурин отвез меня в трактир. Савельич встретил нас на крыльце. Он ахнул, увидя несомненные признаки моего усердия к службе; «Что ото, сударь, с тобою сделалось? — сказал он жалким голосом, где гы ото нагрузился? Ахти, Господи! отроду такого греха не бывало!^ — « Молчи, хрыч! отвечал я ему, запинаясь, — ты, верно, пьян, пошел спать.,, и уложи меня*. ! Гриш — в XVIII мойнтй в цен: кацейкн. 1 Пути пали ток из ромз, вскитагчеиноги с: старом, водой и фруктовыми J: )>П [ J гй tULM и. П1 Ha afjyroii день я проснулся с головной болью, смутно припоминал себе вчерашние происшествия. Размышления мои прерваны были Савельич см, вошедшим но мне с чашкою чая. «Рано, Петр Андреи ч, — сказал он мне, качая родовою. - рано начинаешь гулять. И в кого ты пошел'/ Кажется, ни батюшка, ни дедушка пьяницами не бывали; о матушке и говорить нечего; отроду, кроме квасу, в рот ничего не изволила брать. А кто всему виноват/ проклятый му-сье. То и дело, бывало, к Антипьсвне забежит: „Мадам, же в у при1, водню!'1 Вот тебе и же л у при! Нечего сказать: добру наставил, собачий сын. И нужно было нанимать в дядьки ба-еурм^ша, пак будто у барина не стало и своих людей!* Мне было стыдно, Л отвернулся и сказал ему: «Поди нон, Савельич: я чаю не хочу*. Но Савелыгч а мудрено было унять, когда, бывало, примется за проповедь. «Вот видишь ли, Петр Андреич, каково подгуливать. И голове-то тяжело, и кушать-то не хочется. Человек пьющий ни на что не годен... Выпей-ка огуречного рассолу с медом, а всего лучше опохмелиться пол стаканчиком настойки. Не прикажешь ли?* В это время мальчик вошел и подал мне записку от И, И, 3 урин а. Я развернул ее и прочел следующие строки; «Любезный Петр Андреевич, пожалуйста, пришли мне с моим мальчиком сто рублей, которые ты мне вчера проиграл. Мне крайняя нужда в деньгах. Готовый к услугам Исаи Зуриии. Делать было нечего. Я взял на себя вид равнодушный и, обратясь к Савельичу, который был и deiLes. и белья, и дел моих рачитель*, приказал отдать мальчику ото рублей. «Как! зачем?* — спросил изумленный Савельич. — *Я их ему должен*, — отвечал я со всевозможной холод-пост ню, «Должен! — возразил Савельич, час 6т часу приведенный в большее изумление, — да когда же, сударь, успел ты ему задолжать? Дело что-то неладно. Воля твоя, сударь, а денег я тес выдам*. 1 Суднрыня, я вир прешгу (фр,1), " ' И денег, л ц дел моих - цитата иэШжкхотворрого , Послания к слугам ноши* Д. И. Фовдпзштп. ДачгД/йглк (кштэкп.. угтпр.) человек!, КмЫящийся о чем-либо, ведающрй чем-либо. 112 Я подумал, что соли в сию1 решительную минуту не переспорю упрямого старика, то уж в последствии времени трудно будет мне освободиться от его опеки, и, взглянув на него гордо, сказал: «Я твои господин, а ты мой слуга. Деньги мои, Я их проиграл, потому что так мне вздумалось-. Л тебе советую не умничать и делать то, что тебе приказывают о. Савельич так был поражен моими словами, что сплеснул руками и остолбенел, «Что же ты стоишь!* ■ ■ закричал я сердито. Савельич заплакал. «Батюшка Петр Андреич, — произнес он дрожащим голосом, - не умори меня с печали. Свет ты мой! послушай меня, старика: напиши ото му разбойнику, что ты пошутил, что у нас и денег-то таких не водится. Сто рублей! Боже ты милостивый! Скалит, что тебе родители крепко-накрепко заказали нс играть, окроме как в орехи...# «Полно врать-, — прервал я строго, — подавай сюда деньги, или я тебя взашей прогоню а-. Савельич поглядел на меня с глубокой горестью и пошел за .моим долгом. Мне было жаль бедного старика; но я хотел вырваться на волю и доказать, что уж я не ребенок. Деньги были доставлены Зуфнну. Санельич поспешил вывезти меня из проклятого трактира. Он явился с известием, что лошади готовы. С неспокойной совестью и с безмолвным раскаянием выехал я из Симбирска, не простясь с моим учителем п не думая с ним уже когда-нибудь увидеться, ГЛАВА ТТ Вожатый Стороне ль моя, сторонушка, Сторона незнакомая! Что пс сам ли я на тебя зашел, Что нс добрый ли да меня конь завез: Завеяла меня, доброго молодца, Прытость. бодриеть молодецкая И хмелпнушкн кабаикая. С тары иная песня. Дорожные размышления мои были не очень приятны. Проигрыш мой, по тогдашним ценам, был немаловажен, Я не мог не признаться н душе, что поведение мое н сим- 1 2 113 1 Ct'u, сшг. сне (устйрД — этот, эта, это. 2 Врить — здесь (устпр,): л тать. б и рек ом трактире было глупо, и чувствовал себя виноватым перед Савелии чем. Bee ото меня мучило, Старик угрюмо сидел и а облучке1, от воротя с ь от меня, и молчал, изредка только покрякивал, Я непременно хотел с ним помириться и пс знал, с чего начать. Наконец я сказал ему: — Ну, иу, Савельмч! полно, помиримся, виноват, вижу сам, что виноват. Я вчера напроказил, а тебя напрасно обидел! Обещаюсь вперед вести себя умнее и слушаться тебя. Ну, не сердись; помиримся. Эх, батюшка Петр Андреи ч! — отвечал он с глубоким вздохом. — Сержусь-то я на самого себя; сам я кругом виноват. Как мне было оставлять тебя одного в трактире! Что делать? Грех попутал: надумал забрести к дьячихе, повидаться с кумою. Так-то: зашел к куме, да засел в тюрьме. Беда да и только! Как покажусь я на глаза господам? Что скажут они, как узнают, что дитя пьет и играет. Чтобы утешить бедного Савельича, я дал ему слово впредь без его согласия пс располагать ни одною копей-коло: Он мало-помалу успокоился, хотя вое еще изредка ворчал про себя, качал головою; «Сто рублей- легко ли дело!* Я приближался к месту моего назначения. Вокруг меня простирались печальные пустыни, пересеченные холмами и оврагами. Все покрыто было снегом. Солнце садилось. Кибитка ехала по узкой дороге, или точнее пс» следу, проложенному крестьянскими санями. Вдруг ямщик стал посматривать в сторону и наконец, сняв шапку, оборотился ко мне и сказал: — Барин, не прикажешь ли воротиться? Это зачем? — Время ненадежно: ветер слегка подымается; вишь, как он сметает порошуа. ■ ■ Что ж за беди! — А видишь там что? (Ямщик указал кнутом на восток,} — Я ничего не вижу, кроме белой степи да ясного неба. Л ногг — вон-: это облачко. 1Ofi.iiiHfH,- — (Сиденье для кучеря н повозке, ' Пороша — только что ВЫСнвншЙ снег. 114 Я увидел в самом деле на краю неба белое облачко, которое принял было сперва за отдаленный холмик. Ямщик изъяснил мне. что облачко предвещало буран. Я слыхал о тамошних метелях и знал, что целые обозы бывали ими занесены. Савельич, согласно с мнением ямщика, советовал воротиться. Но ветер показался мне не силен; я понадеялся добраться заблаговременно до следующей станции1 и велел ехать скорее. Ямщик поскакал; но все поглядывал на восток. Лошади бежали дружно. Ветер между тем час от часу становился сильнее. Облачко обратилось в белую тучу, которая тяжело подымалась, росла и постепенно облегала небо. Пошел мелкий снег — и вдруг повалил хлопьями. Ветер завыл; сделалась метель. В одно мгновение темное небо смешалось с снежным морем. Все исчезло. «Ну, барин, — закричал ямщик, — беда: буран!»... Я выглянул из кибитки: все было мрак и вихрь. Ветер выл с такой свирепой выразительностью, что казался одушевленным; снег засыпал меня и Савельича; лошади шли шагом — и скоро стали. — Что же ты не едешь? — спросил я ямщика с нетерпением. — Да что ехать? — отвечал он, слезая с облучка, — невесть и так куда заехали: дороги нет, и мгла кругом. Я стал было его бранить. Савельич за него заступился. — И охота было не слушаться, говорил он сердито, — воротился бы на постоялый двор, накушался бы чаю, почивал бы себе до утра, буря б утихла, отправились бы далее. И куда спешим? Добро бы на свадьбу! — Савель-ич был прав. Делать было нечего. Снег так и валил. Около кибитки подымался сугроб. Лошади стояли, понуря голову и изредка вздрагивая. Ямщик ходил кругом, от нечего делать улаживая упряжь. Савельич ворчал; я глядел во все стороны, надеясь увидеть хоть признак жила2 или дороги, но ничего не мог различить, кроме мутного кружения метели... Вдруг увидел я что-то черное. — Эй, ямщик! — закричал я, - смотри: что там такое чернеется? 1 Станция — пункт остановки и смены лошадей на больших дорогах, почтовых трактах. " Жило (устар.) — жилье. ______ ■ 115 Ямщик стал осматриваться. ■ А Бог зияет, барин, сказал он, садясь на свое место, воз не воз, дерево не дерево, а кажете л, что шевелится. Должно быть, или волк, или человек. Я приказал ехать на незнакомый предмет, который тотчас стал подвигаться нам навстречу. Через две минуты мы поравнялись с человеком. — Гей, добрый человек! — закричал ему ямщик. -Скажи, не знаем г ь ли, где дорога? — Дорога-то здесь; я стою па твердой полосе; — отвечал дорожи ый, — да что толку? — Нослушли, мужичок, — сказал я ему, знаешь ли ты ату сторону? Возьмешься ли ты довести меня до ночлега? ■ Сторона мне знакомая. — отвечал дорожный, — слава Богу, исхожена и изъезжена вдоль и поперек! Да, вишь, какая погода: как раз собьешься с дороги. Лучше здесь остановиться да переждать, авось буран утихнет да небо прояснится; тогда найдем дорогу по звездам. Его хладнокровие ободрило меня! Я уже решился, предав себя Божией воле, ночевать посреди степи, как вдруг дорожный сел проворно иа облучок и сказал ямщику: #Иу, славя Богу, жило недалеко; сворачивай вправо да поезжане . — А почему ехать мне вправо? — спросил ямщик с неудовольствием. ■ - Где ты видишь дорогу? Пебось: лошади чужие, хомут не свой, погоня:] не стой. Ямщик казался мне прав. с Б самом деле, — сказал я, почему думаешь ты, что жило недалече?* — *А потому, что ветер оттоле потянул. — отвечал дорожный, — и л слышу, дымом пахнуло; знать, деревня близко». Сметливость его и тонкость чутья мои я изумили. Я велел ямщику ехать. Лошади тяжело ступалй по глубокому снегу. Кибитка тихо подвигалась, то въезжая па сугроб, то обрушаясь в овраг и переваливаясь то на одну, ТО на другую сторону. Это похоже было на плавание судна по бурному морю. Саведьнч охал, поминутно толкаясь о мои бока. Я опустил циновку1, закутался в шубу и задремал, убаюканный пением бури и кичкою тихой езды. 1 Циновка — г*г1 нI:ь: пяпалесиа па нлетплш] рогожи. т Мне присннлея сои, которого никогда ие мог я позабыть й в котором до сих лор иижу нечто пророческое, когда соображаю1 с ним странные обстоятельства моей жизни, Читатель извинит меня: нею- вероятно, знает но опыту, как сродно человеку предаваться суеверию, несмотря на всевозможное презрение к предрассудкам. Я находился в том состоянии чувств и души, когда существен нооть2, уступая мечтаниям, сливается с ними в неясных видениях первосония. Мне казалось, буран еще свирепствовал и мы еще блуждали по снежной пустыне... Вдруг увидел я ворота п въехал на барский двор нашей усадьбы. Первою мыши но моею было опасение, чтоб ба-тegнгка ие прогневался на меля за невольное возвращение под кровлю родительскую и не почел бы его умышленным ослушанием. С беспокойством я выпрыгнул из кибитки и вижу: матушка нЙюечает меня па крыльце с видом глубокого огорчения. «Тише, говорит она мне, — отец болен при смерти и желает г: тобою поститься*- Пораженный страхом, я иду за нею в спальню. Вижу, комната слабо освещена; у постели стоят люди с печальными л:епамп, Я тихонько подхожу к постели, матушка приподнимав® полог и говорит: «Андрей Петрович, Петруша приехал: он воротился, узнав о твоей болезни; благослови его*. Я стал на колени и устремил глаза мои па больного. Что ж?.. Вместо отца моего вижу в постели лежит мужик с черной бородою, весело на меня поглядывая. Я в недоумении оборотился к матушке, говоря ей: «Что это значит? Это не батюшка. И к какой мне стати просить благословения у мужика?» — «Вес равно, Петруша, — отвечала мне матушка, это твой посажёный отец; поцелуй у него ручку, и пусть он тебя благословит.,.* Я не соглашался. Тогда мужик вскочил с постели, ныхватнл топор из-за спины и стал махать во все стороны, Я хотел бежать... ы не мог; комната наполнилась мертвыми телами; я спотыкался о тела и скользил в кровавых лужах... Страшный мужик ласково меня окликал, говоря: 1 Соображаю — здесь: сот?сттй&ляют согласую. '"Существенность (уптяр,) — действительность, окружающий мир, 117 янь. «Не йлiit:ь> подойди под мое благословение...« Ужас и недоумение овладели мною.,, И и эту минуту я проснулся; лошади стояли; Савельич держал меня за руку, говоря: «Выходи, сударь: приехали — Куда приехали'? — спросил я, протирая глаза, — На постоялый двор. Господь помог, наткнулась пряно на забор. Выходи, сударь, скорее да обогрейся. Я вышел из кибшжи. Буран еще продолжался, хотя с мспынею силою. Выдр так темно, что хоть глаз выколи. Хозяин истратил нас у ворот, держа фонарь под полою, и ввел меня в горницу, тесную, по довольно чистую; лучина освещала се. На стене висела винтовка и высокая кааацкая шапка. Хозяин, родом яицкий1 казак, казался мужи it лет шестидесяти, еще е вежи и и бодрый. Савельич внес аа мною погребец, потребовал огня, чтобы готовить чай, который никогда так но казался мне нужен. Хозяин пошел хлопотать. — Где же вожатый? — спросил я у Савельич а. — Здесь, ваше благородие, отвечал мне голос сверху. Я взглянул на долати и увидел черную бороду и два сверкающих глаза. — Что, брат, прозяб? Как не прозябнуть в од шли худеньком армяке! Был тулуп, да что греха таить? заложил вечор у целовальника1 2, моров показался нс велик, Б эту минуту хозяин вошел о кипящим самоваром; я предложил вожатому нашему чашку чаю; мужик слез с полатей. Наружность его показалась мне замечательна. Он был лет сорока, росту среднего, худощав и широкоплеч. Б черной бороде его показы зал эсь проседь; живые большие глаза так и бегали. Лицо его имело выражение довольно приятное, но плутовское. Болоса были обстрижены в кружок; на нем был оборванный армяк и татарские шаровары. Я поднес ему чашку чаю; он отведал и поморщился. «Ваше благородие, сделайте мне такую милость — прикажите поднести стакан вша; чан не наше казацкое 1 Яицкий — живущий на руно Янк (после Пугачевского восстания Я як был переимепопаи Екатериной II в Урал, чтобы само название ремки пе напоминало о Пугачеве), 2 ЦЁловйяъНик (устар.) — продавец вини в питейных Домах, кабаках. 118____________________________________ __________________ питье». Я с охотой исполнил его желание. Хозяин вынул из ставца1 штоф* 2 и стакан, подошел к нему и, взглянув ему в лицо: «Эхэ, — сказал он, — опять ты в нашем краю! Отколе Бог принес?» Вожатый мой мигнул значительно и ответил поговоркою: «В огороде летал, конопли клевал; швырнула бабушка камушком — да мимо. Ну, а что ваши?» • Да что наши! - отвечал хозяин, продолжая иносказательный разговор. — Стали было к вечерне3 звонить, да попадья не велит: поп в гостях, черти на погосте4. - Молчи, дядя, — возразил мой бродяга, — будет дождик, будут и грибки; а будут грибки, будет и кузов. Л теперь (тут он мигнул опять) заткни топор за спину: лесничий ходит. Ваше благородие! за ваше здоровье! — При сих словах он взял стакан, перекрестился и выпил одним духом. Потом поклонился мне и воротился на полати. Я ничего не мог тогда понять из этого воровского разго-вора, но после уж догадался, что дело шло о делах Яицко-го войска, в то время только что усмиренного после бунта 1772 года. Савельич слушал с видом большого неудовольствия. Он посматривал с подозрением то на хозяина, то на вожатого. Постоялый двор, или, по-тамошнему, умет, находился в стороне, в степи, далече от всякого селения, и очень походил на разбойническую пристань5. Но делать было нечего. Нельзя было и подумать о продолжении пути. Беспокойство Савельича очень меня забавляло. Между тем я расположился ночевать и лег на лавку. Савельич решился убраться на печь; хозяин лег на полу. Скоро вся изба захрапела, и я заснул как убитый. Проснувшись поутру довольно поздно, я увидел, что буря утихла. Солнце сияло. Снег лежал ослепительной пеленою на необозримой степи. Лошади были запряжены. Я расплатился с хозяином, который взял с нас такую умеренную плату, что Савельич с ним не заспорил и не стал торговаться по своему обыкновению, и вчерашние подозрения изгладились совершенно из головы его. Я позвал во- ! Ставец (устар.) — невысокий шкаф для посуды. 2 Штоф бутыль (объемом 1/10 ведра). 2 Вечерня - вечернее церковное богослужение. 1 Погост - кладбище. 5 Пристань — здесь: пристанище, приют, убежище. 119 жатого, благодарил за оказанную помочь и велел Савельй-4У лать ему полтину на водку. Савельич нахмурился, — Полтину на водку! - сказал он, — за что это? За то, что ты же изволил подвезти его к постол л ому двору? Воля твоя, сударь: пет у нас липших полтин* Всякому давать на водку, так самому скоро придется голодать. Я не мог спорить с Савельичем. Деньги, по моему обещанию, находились в полном его распоряжении. Мне было досадно однако ж, что и с мог отблагодарить человека, вырулившего меня если не из беды, то по крайней мере из очень неприятного положения, — Хороню, — сказал л хладнокровно, - если не хочешь дать л олт и ну, то вынь ему что-нибудь из моего платья, Он одет слишком легко. Дай ему мой заячий тулуп. — Помилуй, батюшка Петр Андреич! — сказал Са-вельпч. - ■ Зачем ему твои заячий тулуп? Он его пропьет, собака, в первом кабаке. — Это, старину | ока, уж не твоя печаль, — сказал мой бродяга, — пропью ли я или нет. Его благородие мне жалует1 шубу с своего плеча: его на то барская воля, а твое холопье дело не спорить и слушаться, — Бога ты не боишься, разбойник! — отвечал ему Са-велънй сердитым голосом* — Ты видишь, что. дитя еще не смыслит, а ты и рад ого обобрать, простоты его рады. Зачем тебе барский тулупчик? Ты и не паггялпшь его на свои окаянные плечища. Прошу не умничать, — сказал я своему дядьке, — сейчас неси сюда тулуп. — Господи Владыко! — Ефостонал мой Савельич. — Заячий тулуп почти новешенький! И добро бы ко*му. а то пьншщс оголел ом у? Однако заячий тулуп явился. Мужичок тут же стал его примеривать. В самом деле, тулуп, из которого успел и я вырасти, был немножко для него у nos;* Однако он кое-кик у мудр! тлея и надел его, распоров по швам. Савельич чуть не завыл, услышав, как нитки затрещали. Гфодяга был чрезвычайно доволен моим подарком. Он проводил меня до кибитки и сказал с низким поклоном: «Спасибо, ваше благородие! Награди вас Господь за вашу добродетель. Век нс забуду вашtix милостей». Он пошел в свою сторону, а я 1 Жалоё&Ыъ (ур®брг) — награждать дярить. 120 =вился далее, не обращал внимания на досаду Савеяь-а скоро позабыл о вчерашней вьюге, своем вожатом и L уячьем тулупе, Iопекав в Оренбург, я прямо явился к генералу, Я уви-чужчину роста высокого, но уже сгорбленного ста-,.ю. Длин мыс волосы его были совсем белы. Старым л -пялый мундир лгшоминал воина времен Анны Иоан-я н его речи сильно отзывался немецкий выговор. . эдал ему письмо от батюшки. При имени его он дзрля-ь : rta меня быстро, <■ Поже мой! — сказал он, — Тавно ■ .й жегся, Андрей Петрович был еще твоих лет; а те- вот уж какой у него молодец! Ах, фремя, фрсмя!» Он ■ ечатал письмо и стал читать его вполголоса, делая с. : замечания: «Милостивый государь Андрей Карлович, - ;ось, что ваше превосходительство*... Это что за середин? Фуй, как ему не софестно! Конечно: дисциплина I ■; во дело, но так ли пишут к старому камрад-?., «ваше . ■ зэсходительстпо нс забыл о *>,. гм... «и... когда... покой- ■ : фелЕ.дмаршалом11. Мнн... походе,., также и... Ка-инку*,,. Эхе, брудер1! так он еще помнит стары наши . . газ? «Теперь о деле... К вам моего повесу».,, гм... «дер- ■■■ в ежовых рукавицах»... Что такое сшовы рука jinn? должно быть, ру сек а йогов орк... Что такое «держать в - .. эых рукавицах*? — повторил он, обращаясь ко мне. Это значит, — отвечал я ему с видом кдк моя;по бо- ■ -- невинным, - обходиться ласково, не слишком строго, Еизать побольше воли, держать а ежовых рукавицах. Гм, понимаю,., «и не давать ему воли»... нет, видно ■ юны рукавицы значит не то... «При сем... его пас* . Где ж он? А, вот... «отписать в Семеновский».,, : хорошо: все будит сделано,.. «Позволишь без чи- обнять тебя н... старым товарищем и другом» — а! ла- - :аец догадался... и прочая п прочая... Ну, батюш-р - — сказал он, прочитав письмо п отложив в сторону паспорт, - все будет сделано: ты будешь офицером ■сведен в*** полк, и -чтоб тебе времени не терять, го зан-Ча же поезжан а Белогорскую крепость, где ты будешь в * Лики Иоанн он на (]{593—1740)- русская царица, ' Друг, товарищ (кем,), Фельдмаршал — вмешнн ррщщйнн чин в царской ерики. ' Брат fituHhJ. 121 команде капитана Мир он она, доброго и честного человека* Там ты будешь на службе настоящей, научишься дисциплине, В Оренбурге делать тебе нечего; рассеяние1 вредно молодому человеку* А сегодня милости просим отобедать у меня* ^Час от часу не легче! подумал я про еебя, к чему послужило мне то, что почти в утробе матери я был уже гвардии сержантом! Куда ото меня запело? В*** полк и п глухую крепость на границу киргиз-кайсацкпх степей!..» Я отобедал у Андрея Карловича, втроем с его старым адъютантом, Строгая немецкая г-жономпя царствовала за его столом, и я думаю, что страх видеть иногда, лишнего гостя за своею холостою трапезою был отчасти причиною поспешного удаления моего в гарнизон. На другой день я простился с генералом и отправился к месту моего назначения. Главаш Крепость Мы п фортецпц- живем. Хлеб едим и воду чьем; А кал лютые враги Придут к нам л л пн риги, Зададим гостям пирушку; Зарядим картечью пушку. Ёоддатская песня. Старинные люди, мой батюшка* «Недиросль». Белогорекая крепость находилась в сорока верстах от Оренбурга, Дорога шла по крутому берегу Ямка. Река еще нс замерзла, и ее свинцовые волны грустно чернели в однообразных берегах, покрытых белым снегом. За ними простирались киргизские степи. Я погрузился ц размышления, большею частию печальные. Гарнизонная жизнь мало имела для меня привлекательности. Я старался вообразить себе капитана Миронова, моего будущего начальника, и представляй его строгим, сердитым стариком, не знающим ничего, кроме своей службы, и готовым за всякую ‘‘ Рйсссяние ршш.'Н’чеытя. прият кор премяири] г puiso л; дени я. ■ Фррщёция (устяр.) — крепость. 122 ■ и.'Ищу сажать меня под арест на хлеб и на иоду. Меж## начало сморкаться. Мы ехали довольно скоро. — Далече ли до крепости? — спросил я у своего ям- шика. — Недалече, ■ отвечал он. Бон уж видна. Я глядел во все стороны, ожидая увидеть грозные бас-г эны* 1, башни и вал; по ничего пс видел, кроме де ревут-г, окруженной бревенчатым (забором- С одной стороны ■ ял и три или четыре скирды сена, иод у занесенные снес; другой — скривившаяся мельница, с лубочными8 ■ ■ кельями, лениво опущенными, Где же крепость? спросил я с удивлением. — Да вот она, — отвечал ямщик, указывая ча. дере-:ушку, и с этим словом мы в нее въехали. У ворот увидел гарую чугунную пушку: улицы были тесны и кривы; 5ы низки и большею чаегшо покрыты соломою, Я велел :.!гь к коменданту, и через минуту кибитка остановилась [■ред деревянным домиком, выстроенным на высоком месте, близ деревянной же церкви. Никто не встретил меня. Я пошел в сени п отворил дверь гередпгою, Старый пивал пд5, сидя на столе, нашивал си- то заплату на локоть зеленого мундира. Я велел ему доло-- ить обо мне. «Войди, батюшка, - отвечал инвалид, нп-:■ ломи». Я вошел я чистенькую комнатку, убранную ■ -старинному. В углу стоял шкаф с посудой, на стене висел плом офицерский-5 за стеклом и в рамке; около него красо- ■ лнсь лубочные картинки'1, представляющие взятие Кист-;ша и Очакова15, также выбор невесты и погребение кота. ж на с и дел я старушка в телогрейке и с платком на голове. : разматывала нитки, которые держал, распялив на ру-IX, кривой старичок в офицерском мундире. ■ Бистиби — пдпк яги к ил г>п гёреВистныж укреплений, ■ ,1у0очныи — здесь; дубиной, сделанный на- липового луока, т. Щ .вдрья. Инвалид—и д бс ъ (у>стй|>Д; сое н нос лу исащнА, состарившийся на ■’.а;бе, ДЩ1л6м офицерский пиллетелlotдо о ерпедоепш: офицерского -ЯНИН. 1 Лw картинки —деше&це ^Сйртитш, итпечнтлиньге г. грнки-: Л1-.-НКТК л 5 [ n пн >.тд; ЛОГ пт;, лупкпд. " Кистрйн ^Зшстрйн])-.— прусская крепость, огайщекндн русскими ■ ;:ам1! ь 1TSH году. Очаков туредкап крепость, взятая русскими и :7 тду. ----- ■— = 123 — Что ним угодно, батюшка? — опросила она, продолжая свое занятие. Я отвечал, что ггриехал на службу и явился по долгу своему к господину капитану, п с этим словом обратился было к кривому старичку, принимая его в а коменданта: но хозяйка перебила Затверженную мою речь. «Ивана Кузмпча дома нот, — сказала она, — он пошел н гости к отцу1 Герасиму; да все равно, батюшка, я его хозяйка. Прошу любить и жаловать. Садись, батюшка*. Она кликнула девку и велела ей позвать урядника2. Старичок своим одиноким глазом поглядывал на меня с любопытством. «Смею спросить, — сказал он, — вы ц каком полку изволили служить?о Я удовлетворил его любопытству. «А смею спросить, — продолжал он, — зачем ил воли л и вы перейти из гвардии в гарнизон?* Я отвечал, что такова воля начальства. «Чаягсльно:\ за неприличные гвардии офицеру поступки», — продолжал неутомимый вопрошатель". «Полно врать пустяки, — сказала ему капитанша, — ты видишь, молодой человек с дороги у ста л; ему не ДО тебя... (держи-ка руки прямее...). Л ты, мой батюшка, — продолжала она, обращаясь ко мне, - не печалься, что тебя упекли в наше захолустье. Не ты первый, не ты послед нм й. Стерпится, слюбится. Швабрин Алексей Иваны ч вот уж пятый год как к мам переведен за смертоубийство. Бог зйает, какой грех его попутал; он, изволишь видеть, поехал в город с одним поручиком, да взяли с. собой шлаги, да и ну друг и друга пырять; а Алексий Иваныч и заколол поручика, да еще при двух свидетелях! Что прикажешь делать? Па грех мастера нет». В ату минуту вошел урядник, молодой и статный казак, «Макспмыч! — сказала ему капитанша. — Отведи господину офицеру квартиру, да почище «Слушаю, Василиса Егоровна, — отвечал урядшгк. — Не поместить ли его благородие к Ивану Полежаеву?» — «Врешь, Максим ыч, — сказала капитанша, — у Полежаева и так тесно; он же мпс кум и помнит, что мы его начальники. Отведи господина офицера... как ваше имя и отчество, мой Orm-'U — так цаяыьаля свшцыи^цкпь, ‘ Урядник .'[ацо младшего йймййдного состава и кнаачытх врнекчх царской армии. " Ч дятел Mia (устар.) - вераятпо, йб-^димому. 4 Швпрош&теШ (устар.) — спрашивающий, задающий вопрос. 124 ■ ■ пцса?» - о Петр Андреичо. — о Отведи Петра Андреи -: Семену Кузову. Он, мошенник, лошадь свою пустил - 'не в огород* Ну что, Макси мыч, все ли благополучно?* Вое, слава Богу, тик о, — отвечал казак, — только *. -Прохоров подрался в бане с Устиньей Пегулинон вику горячей воды. — Иван йгкятьич! оказала капитанша кривому ста-;V, - Разбери Прохорова с Устиньей, кто нрав, кто ви-- Да обоих и накажи* Ну, Макс и мыч, ступай себе с . Петр Андреи ч, Макснмыч отведет вас на вашу : о г л ру.■ Н откланялся. Урядник привел меня в избу, стоявшую . l с о к ом берегу реки, на самом краю крепости. Полови-эбы занята была семьею Семена Кузова, другую отвели . Она состояла из одной горницы, довольно опрятном, :слг:шюй надвое перегородкой. Савельич стал в пей рас'- вжаться; я стал глядеть в узенькое окошко. Передо ■■ ■ простиралась печальная степь, ! [аискось стояло не-:ько избушек; по улице бродило несколько куриц, Ста. к стоя на крыльце с корытом* кликала свиней, кото-отзечали ей дружелюбным хрюканьем, !1 вот н какой ■ не осужден я был проводить мою молодость! Тоска ■-а меня; я отошел от окошки и лег спать без ужина, не-гря на увеЕдаиия Сзвелыгча, который повторял е сокру--ннем: «Господи владыка! Ничего кушать не изволит! ■■ скажет барыня, коли дитя занеможет'.'’ о i!^ другой день поутру я только что стал одеваться, как рь отворилась и ко мне вошел молодой офицер невысо-роста, с лицом смуглым и отменно некрасивым, но вычайно живым. * Извините меня. — сказа.1! он мне -французски;,1 — что я без церемонии прихожу о вами лакомиться. Вчера уянал я о вашем приезде; желание теть наконец человеческое лицо так овладело мною, я не вытерпел. Вы это поймете, когда проживете здесь л-;- несколько времени*. Я догадался, что а то был офицер, ■ -:;|санныйи из гвардии за поединок. Мы тотчас поз на ко-:пеь. Швабрпп был очень не глуп. Разговор его был ер и занимателен. Он с большой веселостью описал мне :еиство коменданта, его общество н крап, куда завела h'anpd.t — первый после рядового чны и ирмнп XVIIT лпкя. ■ Въ<пи^ННЬ1й — здесь; лскл10тештъ1Ч, вычеркнутой из спа сков, -------------------------------------------------- ■ 125 меня судьба. Я смеялся от чистого сердца, как вошел к мне тот самый инвалид, который чинил мундир и передне; коменданта, н от имени Василисы Егоровны позвал меня к ним обедать. Швябрнн вьюн алея идти со мною вместе. Подходя к комендантскому дому, мы увидели на площадке человек двадцать стареньких инвалидов с длинными косами и з треугольных шляпах. Они выстроены были во фрунт. Впереди атолл комендант, старик бодрый и высокого роста, в колпаке н китайчатом1 халате. Увидя нас. он к нам подошел, сказал мне несколько ласковых слов и етал опять командовать. Мы остановились было Ьмотр'еть на учение; но он попросил нас идти к Василисе Егоровне, обещаясь быть вслед за нами. А здесь, — прибавил он, — нечего вам смотреть, Василиса Егоровна приняла нас запросто и радушно г обошлась со мною, как бы век была знакома. Инвалид л Палашка накрывали на стол. «Что ото мой И пап Кузмич сегодня так заучился! — сказала комендантша, — Палашка, позови барина обедать. Да где же Маша?» Тут вошла девушка лет осьмнадцати, круглолицая, румяная, с свет-ло-руеымп волосам]:, гладко зачесанными за уши, которые у пси так и горели. С первого взгляда она не очень мне понравилась. Я смотрел на нее с предубеждением: Швабрпн описал мне Машу, капитанскую дочь, совершенною дурочкою. Марья Ивановна села в угол и стала шить. Между тем подали щи. Василиса Егоровна, не видя мужа, вторично послала за пни Палашку, * Скажи барину: гости-дй ждут, ши простынут; слава Богу, ученье не уйдет; успеет накричаться*. Капитан не коре явился, сопровождаемый кривым старичком. «Что это, мой батюшка? — сказала ему же-ка. Кушанье давным-давно иода)го, а тебя не дозовешься* ■ «А слышь ты, Василиса Егоровна, — отвечал Пиан Кузмич, — я был занят службой: солдатушск учил*. — «И, полно! ■ возразила капитанша, ■ Только слава, что солдат учишь: ни им служба не дается, ни ты в пей толку не ведаешь. Сидел бы дома да Богу молился, так было бы лучше.; Дорогие гости, милости просим за стол*. Мы сели обедать, Василиса Егоровна не умолкала ни на минуту н осыпала меня вопросами: кто мои родители, 1 Кцтлйчф/пый сделауный иа китайки —плотной гладкой Eiausai-иой хлопчатобумажной ткани. 126 - .зы ли они, где живут ц каково их состояние? Услы-I _ iTO у батюшки триста душ крестьян, * легко ли! — ила она- веДЬ есть же на споте богатые люди! нас, мои батюшка, всего-то душ одна девка Палашка; БШ', живем помаленьку. Одна оеда; Маша; дев-выдаВье, а какое у пей приданое1? частый гребень -‘-'ник, да алтын1 денег (прости Бог!), с чем в баню схо-. .Хорошо, коли найдется добрый человек; а то сиди ■ з девках вековечЕюй невестою*. Я заглянул па Ма-[Ивановну: она вся покраснела, и даже слезы кап-на ее тарелку. Мне стало жаль ее, и я спешил пе- - -нить разговор. <нЯ слышал, - сказал я довольно I ■ .а |'И, - что аа вашу крепость собираются напасть жирны*. - «от корд* батюшка, ты изволил ото сны-:ь.» - спросил Иван Кузмич. «Мне так сказывали фен бурге*,, — отвечал я. «Пустяки! - сказал комен-=? * н;,с: ничего ие слыхать. Башкирцы — - зд напуганный, да и ктгргизцы проучены. Небось на не сунутся; а насунутся, так я такую задам остраст-что лет я а десять угомоню*. — Щ вам не страш- продолжал я, обращаясь к капитанше, — Ьставатй-3 крепостй, подверженной таким опасностям?* -нвычка, МОЕ! батюшка, ■ - отвечала она. Тому лет ..даib как нас ттл гюлка перевели сюда, и не приведй поди, как а боялась проклятых этих нехристей] Как ку. бывало, рысьи шапки, да как заслышу визг, ве-::ь, отец мой, сердце так и замрет! А теперь так при:. -да, что и е места не тронусь, как придут нам сказать, тлодни около крепости рыщут», Г Bac™ca| Егоровна прехрябрая дама, - заметил ааж-Швабрнн. — Пиан Кузмич может это ^свидетельство- Н*д7Ь. ^Да, йщил, ты, сказал Иван Кузмич, — баба-то робкого десятка. А Марья Ивановна? опросил я. — так же ли сме-, как и вы? Смели ли Маша? — отвечала ее .мать. - ■ Ист, Ма. трусиха. До епх пор не может слышать выстрела из Придано? - имущество, д^вавде родными аресты при выдаче ее - А-дрпйн ч-старинная руецкш* монета (ранни трен ЯопвйкяШ - 127 ружья: т а к и затрепещется, Л как тому два года Иван Купы и ч выдумал в мои именины палить из нашей пушки, так она, моя голубушка, чуть со страху на тот спет не отправилась, С тех пор уже и не палим из проклятой пушки. Мы встали из-за стола. Капитан с капитаншею отправились спать: я я пошел к Швабр и ну, с которым и провел целый вечер. ГЛ ЛНЛ IV Поединок — Ии из воль, и стань же е позитуру1. Посмотришь, проколю как я гиою фигуру! Княжнин. Прошло несколько недель, и жизнь моя в Бежзгор-ской крепости сделалась для меня не только сносною, до даже я приятною. В доме коменданта был и принят как родной. Муж и же)га были люди самые почтенные, Иван Кулмдч, вышедший в офицеры ив солдатских детей, был человек л сои раз о ванный и просто Ц но самый честный и добрый. Жена его им управляла, что согласовалось с его беспечностью. Василиса Егоровна и на дела службы смотрела, как па свои хозяйские, и у и ран ля л а крепости ю так точно, как и своим домком, Марья Ивановна скоро перестала со мною дичиться. Мы познакомились, Я в ней нашел благоразумную и чувствительную девушку. Незаметным образом я привязался к доброму семейству, даже к Ивану Игнатьевичу, кривому гарнизонному поручику, о котором Швабр п п выдумал, будто бы он был D непозволительной связи с Василисой Егоровной, что не имело и тени правдоподобия; но Швабрнн о том нс беспокоился, Я был произведен п офицеры. Служба меня не отягощала. В богоспасаемой крепости нс было и и смотров, ни уче* нпй. ни караулов. Комендант но собственной охоте учил иногда своих солдат; но еще не мог добиться, чтобы все они знали, которая сторона правая, которая левая, ■ Пп.штури — позп, поллжннче, пршшмгшдлэн ври дуэли на щпагязл 128 ! = Lv3pi'iHft было несколько французских книг. Я стал чы-. и во мне пробудилась охота it литературе. По утрам я упражнялся н переводах, а иногда и в сочинении ■. в. Обедал почти всегда у коменданта, где обык новей-хюводил остаток дня н куда вечером иногда являлся Герасим с женою Акулиной Памфиловшш, первою вщицею1 во всем околотке. С А. И. Швабриным, . меется, виделся я каждый день; но час от часу бесе-становилась для меня менее приятною. Всегдашне утки ого насчет семьи коменданта мне очень не нра-:нсь, особенно колкие замечания о Марье Ивановне, .того общества в крепости не было; но я другого и не - ел ал. Несмотря! на предсказания, башкирцы нс возмущались. ■: идствие царствовали вокруг нашей крепости. По мир : прерван внезапным междоусобием. Я уже сказывал, что я занимался литературою. Опы-мои, для тогдашнего времени, были изрядны, я Алек-,:р Петрович Сумароков", несколько лет после, очень похвалил. Однажды удалось мне написать песенку, эрой был я доволен. Известно, что сочинители иногда, видом требования советов, ищут благосклонного слу-.еля. Итак, переписал мою песенку, я понес ее к ...-абргшу, который один зо всей крепости мог оценить ллведение стихотворца. После маленького предполовы пул я и а кармана свою тетрадку и прочел ему слс--:щ|к‘ стишки; Мысль любовну истребляя, Тщусь3 прекрасную забыть, И ах, Машу избегая, Мышлю4 вольность получить! По глаза, что мя!' пленили, Всемнпутпо предо мной; Они дух но мне смутили. Сокрушили мой покой. Becm&iiqiiia (у стар.) — любительница раесказыилть шмм'и. ■ Л. ILC у .и и р<> ко и (1717- 1777) русский гтп^т и драматург) Тщусь (устар.} — Напрасно стараюсь. \}ыщ.тн> — Mticjno. думаю. ' .U ЛГ (уСТ<1Ц-1 — Тыт узнай мои напасти1, Сжалься, Маша, надо мной, Эрл ' меня н сей лютой части2 3, И что я пленен тобой, - Как ты это находишь? — спросил я Швябрина, ожидая похвалы, как дани, мне непременно следующей. Ко, к неликой моей досаде, Швабрип, обыкновенно снисходительный- решительно объявил, что песня моя нехороша, ■ Почему так? спросил я его, скрыням свою досаду. Потому, отвечал он, — что такие стихи достойны учителя моего, Василья Кирины ла Тредьяковского'1, п очень напоминают мне его любовные куплетцыг’. Тут он взял от меня тетрадку и начал: немилосердно разбирать каждый стих и каждое слово, издеваясь надо мной самым колким образом. Я ис вытерпел:, вырвал из рук его мою тетрадку и сказал, что уж отроду не покажу ему своих сочинении. 1Прн1брпн посмеялся и над отой угро-30so. «Посмотрим, сказал он, — сдержишь ли ты свое слово: стихотворцам нужен слушатель, как Ивану Куамину графинчик водки перед обедом, А кто ота Маша, перед которой изъясняешься в нежной страсти и в любовной напасти? Уж ие Марья ль Ивановна?» ^ — Не твое дело, — отвечал я нахмурясь, — кто бы ни была эта Маша. Нс требую ни твоего мнения, ни твоих догадок. — Ото! Самолюбивый стихотворец п скромный любовник; — продолжал Швабр ни, час от часу более раздражал меня, — но послушай дружеского совета: коли ты хочешь успеть, то советую действовать нс песенками, Что это, сударь, значит? Изволь объясниться. — С охотою. Это значит, что ежели хочешь, чтоб Маша Миронова ходила к тебе в сумерки, то вместо нежных стишков подари ей пару оерег. 2 ■^ЛЛЙ'СЩ| (раяг,) — беды, грре, страдания. а Зря (устар.) вядя. j 4‘H'nib (устар.) - - здесь: участь, судьба. />. h. "I редиа к6вс д- и й 11703 - t 7ЬУ) - русский ш>г*т, перевод-чпь. теоретик литературы. Нередко подвергши-л несправедливым <тлцне-нпям в Бездарности :i нападаш н:о стороны литерЬтурнм п рот и ней ко в, 1 Купле иг - строфа, часть tircejh. 130 .повь моя закипела* — А почему ты об н&й такого мнения? — спросил я, с . м удержщзая сдое негодование. А потому, — отвечал он с адскою усмешкою, что ■ ос опыту ее нрав н обычай. Ты лжешь, г-герзаиец! — покричал я в бешенстве, — ■ лжешь самым бесстыдным об ралом. . J набри н переменился в лице. — Это тебе так не пройдет, — сказал он, стиснув мне . — Вы мне дадите сатисфакцию1. Изволь; когда хочешь! — отвечал я. обрадовавшись. :л минуту я готов был растерзать его. ,:1 тотчас отправился к И на ну Игнатьичу н настал его с :кою в руках; но и ре пор учению коменддытши он нани- ■ ал грибы для сушенья на зиму, «А, Петр Андре- ек аз а л он* увидя меня, — добро пожаловать! Как г . пас Бог принес'.7 по какому делу, смею спросить?» Я в ■ лкпх словах объяснил ему, что поссорился г Алексеем ■нычем, а его, Ивана Игнатьича; прощу быть моим се-ыантом. Иван Игиатьич выслушал меня со вниманием, -дрдтттй на меня свой единственный глаз. «Вы изволите .рнть, — сказал он мне, — что хотите Алексея Иваны- :колоть и желаете, чтоб я при том был свидетелем? ■ ,-ш? смею спросить*. -■ Точно так. Пом и.чу йте, Петр Андрепч! Что это вы затеяли! Бы с :геем Иванычем побранились? Велика бода! Врапь на ■ )ту не виснет. Он вас побранил, а вы его выругайте; он в рыло, а вы его в ухо, в другое, в третье — и разойди- : : а мы вас уж помирим. А то; доброе ли дело заколоть его ближнего, смею спросить? II добро б уж закололи его: Бог с ним, с Алексеем Иванычем; я и сам до него 'lotлик. Ну, а если он вас просверлит? 11а что это будет ■же? Кто будет в дураках, смею спросить? Рассун(Девзия благоразумного поручика не поколебали 1я. Я остался при своем намерении, «Как вам угод, — сказал Пиан Игнатьич, — делайте как разумеете, .. зачем же мне тут быть свидетелем? К какой стати? '■ли дерутся; что за невидальщина, смею спросить? : Сатиприкцил — удовлетворение (в данном случае это означает вы-на дуэль). Слава Богу, ходил я под шведа и под турку1: всего насмотрелся о. Я кое-как стал изъяснять ему должность секунданта, но Иван Игнатьнч никак не мог меня попять. «Воля ваша, — сказал он. — Коли уж мне и вмешаться в это дело, то разве пойти к Ивану Кузмичу да донести ему по долгу службы, что в фортеции умышляется злодействие, противное казенному интересу: не благоугодно ли будет господину коменданту принять надлежащие меры...» Я испугался и стал просить Ивана Игнатьича ничего не сказывать коменданту; насилу его уговорил; он дал мне слово, и я решился от него отступиться. Вечер провел я, по обыкновению своему, у коменданта. Я старался казаться веселым и равнодушным, дабы1 2 не подать никакого подозрения и избегнуть докучных вопросов; но, признаюсь, я не имел того хладнокровия, которым хвалятся почти всегда те, которые находились в моем положении. В этот вечер я расположен был к нежности и умилению. Марья Ивановна нравилась мне более обыкновенного. Мысль, что, может быть, вижу ее в последний раз, придавала ей в моих глазах что-то трогательное. Швабрин явился тут же. Я отвел его в сторону и уведомил его о своем разговоре с Иваном Игнатьичем. «Зачем нам секунданты, — сказал он мне сухо, — без них обойдемся». Мы условились драться за скирдами, что находились подле крепости, и явиться туда на другой день в седьмом часу утра. Мы разговаривали, по-видимому, так дружелюбно, что Иван Игнатьич от радости проболтался. «Давно бы так, — сказал он мне с довольным видом, — худой мир лучше доброй ссоры, а и нечестен, так здоров». Что, что, Иван Игнатьич? — сказала комендантша, которая в углу гадала в карты, — я не вслушалась. Иван Игнатьич, заметив во мне знаки неудовольствия и вспомня свое обещание, смутился и не знал, что ответить. Швабрин подоспел к нему на помощь. — Иван Игнатьич, — сказал он, - одобряет нашу мировую. — Ас кем это, мой батюшка, ты ссорился? 1 Т. участвовал и войнах со шведами и с турками. 2 Дабы (устяр.) — чтобы. 132 ------------ ------------------ Мы было поспорили довольно крупно о Петром Анд- п чем; — Ба что так? — За сущую без до л иду: за песенку, Василиса Его- 71KU — Нашли за что ссориться! за песенку!., да как же ото .лилось? На вот так: Петр Андреич сочинил недавно песню и дня щшел ее при мне, а я затянул мою любимую: Капитанская дочь. Не ходи гулять в полночь, л шла разладица. Петр Лпдрсдч было и рассердился; но -■ иа рассудил, -что вояк петь, что кому угодно. Тем ■ --ла и кончилось. Бесстыдство Швабрнпа чуть меня не взбесило: но нц-кроме меня, не понял грубых его обиняков*; по край-й мере, ннкто не обратил на них внимания. От песенок говор обратился к стихотворцам, и комендант заметил, ■ все они люди беги ути ые и горькие пьяницы, и друже-с и а его на л мне оставить стихотворство, как дело служ- противное и пи й чему доброму не доводящее. 1 Отсутствие Швабрина было мне несносно. Я скоро т11лея с комендантом и его семейством; пришел домой, -:отрел свою шпагу, попробовал ее коней и лег спать, ■ и казав Савельичу разбудить меня в седьмом часу. ТТа другой день в назначенное время я стоял уже за ярдами, ожидая моего противника. Вскоре и он явился. . i ic могут застать, — сказал он мне. — надобно поспеть*, Мы сняли мундиры, остались в одних камзолах2 и 'лажи л и шпаги. В эту минуту из-за скирды вдруг пошлея Иван Игнлтьпч и человек пять инвалидов. Он по-*6овал нас к коменданту. Мы повиновались с досадою; щаты нас окружили, и мы отправились в крепость вслед Ива нём Игнятьп чем, который вел нас в торжестве, ша-f удивительной важностито, Мы вошли в комендантский дом. Иван Йгнатьич отво-двери, провозгласив торжественно: * Привел!> Нас гретила Василиса Егоровна. *Ах, мои батюшки! На что ■ ОСшиякй — намек». ■ Камзол — короткая мужская одежда Вел рукавов, вроде жилета. —------------------■ ----_-------- -— Ш вто похоже? как? что? в нашей крепости заводить смертоубийство! Иван Кувмич, сейчас их под арест! Петр Андре-ич! Алексей Иваныч! Подавайте сюда ваши шпаги, пода ванте, подавайте. Палашка, отнеси эти шпаги в чулан. Петр Андреич! Этого л от тебя не ожидала. Как тебе не соне ст и о? Добро Алексей Иваныч: он за душегубство и из гвардии выписан, он и в Господа Бога не верует; а ты-; что? туда же лезешь? » Иван Кузьшч вполне соглашался с своею супругою приговаривал: «А слышь ты, Василиса Егоровна правду говорит. ГГоединкл формально запрещены в воинском артикуле1 $. Между тем Палашка взяла у мае ваши шпаги i: отнесла в чулан. Я не мог не засмеяться:, Швябрин сохранил свою важность. «При всем моем уважении к вам, -сказал он ей хладнокровно, по могу не заметить, что напрасно вы изволите беспокоиться, подвергая нас вашему суду. Предоставьте ото Ивану Кузмичу: это его дело о. — «Ах, мой батюшка! возразила комендантша, да разве муж и жена не един дух и едина плоть? Иван Кузин ч! Что ты зеваешь? Сейчас рассади их по разным углам на хлеб да на воду, чтоб у них дурь-то прошла: да пусть отон Герасим наложит на них эпнтимп кг\ чтоб молкли у Бога прощения да каялись перед людьми*. Иван Куампч не знал, на что решиться. Марья Ивановна была чрезвычайно бледна. Мало-помалу буря утихла; комендантша успокоилась а заставила нас друг друга поцеловать. Палашка принесла нам наши шпаги. Мы вышли от коменданта, по-видимому, примиренные, Иван Игнат; ■ ич нас сопровождал. «Как вам не стыдно было, — сказал я ему сердито, — доносить па пас коменданту после того, как дали мне слово того не делать?» — «Как Бог свят, я Ивану Кузмичу того не говорил, — отвечал он. — Василиса Егоровна выведала вес от меня. Она всем и распорядилась без ведома коменданта. Впрочем, слана Богу, что асе так кончилось о. С этим словом он повернул домой, а Швябрин и я остались наедине. «Наше дело этим кончиться не может*. — сказал я ему, «Конечно, — отвечал 1 ЕЙцнсгшЙ артикул— ;нн1Лшпн 0 biuihikiix <нж;ннн к<Л:тя\. преступлениях л нйказавнях, действовавшин н XVIII — нячнле XIX йжа, ^Щпитйлшя (спитимил I церковное пакпзгшне (поклоны, пост, дл нтел ьн ы е ?.з ил и т н ы J. 134 Л. С. Пушкин, «Капитанскил дочки». Сапсльнч астшгаалнвдет дуэль, луи. а. доколиш lavi Лвабрин, — вы своею кровью будете отвечать мне за вашу ерзость; но .за нами, вероятно, станут присматривать, Невольно дней нам должно будет притворяться. До свида-::яЬ И мы расстались как ни в чем не бывало. Возвратясь к комендату, в, по обыкновению своему. ■ л сел к Марье Йвановде. Ивана Куэмича eig было дома; ■гплиса Егоровна занята была хозяйством. Мы пазгова-:ьали вполголоса, Марья Ивановна с нежности го выгова-:вала мне ля беспокойство, причиненное всем моею ссо-: ю с Швабриным, о Я так и обмерла, — сказала она, — г да сказали нам, что вы намерены биться на шпагах. Как мужчины странны! За одно слови, о котором через не-:-:лю, перко б, они позабыли, они готовы резаться и жерт- ■ . вать не только жизни го, но н совестиш и благополучием которые.,, По я уверена, что не вы зачинщик ссоры. - Iло, виноват Алексей Иваныч». А почему же вы так думаете. Марья Ивановна? — Да так.,, он такой насмешник! Я не люблю Алексея р:аныча. Он очень мне противен; а странно: ни за что б я не хотел а, чтоб п я ему так же не нравилась. Это меня беспокоило бы охрах. — А как вы думаете, Марья Ивановна? Нравитесь ли вы ему иди нет? Марья Ивановна заикнулась и покраснела. Мне кажется, — сказала она, — я думаю, что нравлюсь, — Почему же вам так кажется? Потому что он за меня сватался. — Сыпался! Он за вас сватался? Ко еда же? — В прошлом году. Месяца два до вашего приезда. И вы не пошли? — Как изволите видеть. Алексей Иваныч., конечно, человек умный, и хорошей фамилии, и имеет состояние; но как подумаю, что надобно будет под венцом при всех с ним поцеловаться... Ни за что! ни за какие благополучия! Слова Марьи Ивановны открыли мне глаза и объяснили мне многое. Я понял упорное ал прочно, которым Швабрин 00 проследовал. Вероятно, замечал он пашу взаимную еклонность и старался отвлечь нас друг от друга. Слова, подлипли о повод к пашой ссоре, показались мне еще более гнусными, когда, вместо грубой и непристойной насмешки, увидел я н пых обдуманную клевету. Желание наказать дерзкого злоязычник* сделалось во мне еще сильнее, н я с нетерпением стал ожидать удобного случая. Я дожидался! недолго. На другой день, когда сидел я за элегией и грыз ilepo с ожидании рифмы, Швабрин постучался под моим окошком. Я оставил перо, взял шпягу и к ному вышел. «Зачем откладывать? ■■ сказал мне Швабрин, — за нами не смотрят. Сойдем к реке. Там никто нам не помешает*. Мы отправились молча. Спустись по крутой тропинке, мы остановились у самой реки и обнажили шпаги. Швабрин был искуснее меня, но я сильнее и смелее, и monsieur Бон ре, бывший некогда солдатом, дал мне несколько уроков в фехтовании, которыми я п нос пол ьзовался. Швабрин не ожидал найти во мне столь опасного противника. Долго мы не могли сделать друг другу никакого вреда; на коне г \, примет л, что Шваб-рнн ослабевает, л стал с живоетшо на него наступать и загнал его почти в самую реку. Вдруг услышал я свое имя, громко произнесенное. Я оглянулся и увидел Са- 136 --------- ----- ------------------ ------------г тьнча; сосгающего ко мне по: нагорной тропинке... ." самое время меня сильно кольнуло п грудь пониже ■■ :.к я упал и лишился чувств. Г Л Л И А V Ллобонь Ал ты, девка, донка красная! Не ходя, девка, молода замуж; Ты спроси, дсп к а, отца, матеря, Отца, аштсрп, роду-племени; Накопи, девка. ум а-разума, Ума-разума, придапопя. Песня народная. Буле1 лучше меня налдепгь, позабудешь. Если хуже меня найдешь. восяомязешь. Tv же. Очнувшись, л несколько времени не мог опомниться и ■ понимал, что со мною сделалось. Я лежал на кровати, в ■лакомой горнице, и чувствовал большую слабость. Пе-:и мною стоял Савельич со свечкою в руках. Кто-то бе-инО развивал перевязи", которыми груд], и плечо были у ня стянуты. Мало-помалу мысли мои прояснились, вспомнил свой поединок и догадался, что был ранен, --ту минуту скВымнуля дверь. + Что? каков? ■■ ■■■ произнес центу голос, от которого я затрепетал. «Вое в одном по- ■ жещит, — отвечал Савельнч со вздохом, все без иямя-, вот уже пятые сутки», Я хотел оборотиться, но не мог. Где я? кто здесь?» — сказал л с усилием. Марья Иваиов- ■ подошла к моей кровати и наклонилась ко мне. «-Что? к вы себя чувствуете?'* — сказала она. «Слава Бо— отвечал я слабым голосом. Это вы, Марья Плавна? скажите мне,,.* ■ я не в силах был продолжать и ■молчал. Сявельнч ахнул. Радость изобразилась на его ■ 1це, «Опомнился! опомнился! повторял он. —Слана ■■■"ip, Владыко! Ну, батюшка Петр А ядрена! напугал ты ме-■:! легко ли? пятые сутки!..» Марья Ивановна прервала -го речь. *Не говори с ним много, Савельич, — сказала а а. — Он еще слаб». Она вышла ;т тихонько притворила - Бф)е (устар.) — если. - Перевязь (устар.1 — повяли п. 137 А- С- Пушкин. сКапнМййкая дочка», Худ, А-Пену а дверь. Мысли мои волновались. Итак, я был к доме коменданта, Марья Ивановна входила ко мне, Я хотел еделать Савелиичу некоторые вопросы, по старик замотал головою и заткнул себе уши. Я с досадою закрыл глаза и вскоре забылся с пом. Проснувшись, подозвал я Савсльнча и вместо его увидел перед собою Марью Ивановну; ангельский голос ее меся приветствовал. Нс могу выразить сладостного чувства, овладевшего мною а эту минуту, Я схватил ее руку и прильнул к ней, обливаясь слезами умиления. Маша не отрывала ее... и вдруг ее губки коснулись моей шоки, и я почувствовал их шаркни п свежий поцелуй. Огонь пробежал по мне, $ Милая, добрая Марья Ивановна, сказал я ей, ■ будь моею женой, согласись на мое фэастие*. Она опомнилась. *.Радн Бога успокойтесь, — сказала она, отняв у меня свою руку. - Бы еще н опасности: рана может открыться. Поберегите себя хоть для меня#. С этим словом она ушла, останя меня н упоении восторга. Счастие воскре- 738 - меня. Она будет мол! она ц&ця. любит! Эта мысль нашила все мое существование. гой поры мне час от часу становилось лучше. Меня ле. Полтавой цирюльник, ибо в крепости другого лекаря не ■ >, и, слава Богу, не умничал. Молодость и природа уско- рю выздоровлении. Все севдейстдо коменданта за мною кивало. Марья Ивановна от меня не отход ила. Разумеет-■ при персом удобном случае я принялся за прерванное юнение, и Марья Ивановна выслушала меня терпеливее. . без всякого жеманства1 призналась мне и сердечной ■ ппости и сказала, что ее родители, конечно, рады будут ■acTifp. *Но подумай хорошенько, — прибавила она, — юроны твоих родных не будет ли препятствия? о Я задумался. В нежности матушкиной я не сомневался; . знаа нрав и образ мыслен отца, а чувствовал, что любовь я не слишком его тронет и что он будет на нее смотреть ■ на блажь молодого человека. Я чистосердечно признал - том Марье Ивановне и решился, однако, писать к башке как можно красноречивее, прося родительского блате вей йя. Я показал письмо Марье Ивановне,, которая ,:ла его стояв убедительным л трогательным, что не сорвалась в успехе его, и предалась чувствам нежного свое-ердцй со всею доверчивостью молодости и любви, С ПТвябрпным я помирился в первые дни моего выздо-i.тения. Иван Кузмнч, выговаривая мне за поединок, тзал мне; о Эх, Петр Апдреич! надлежало бы мне пося-■ тебя иод арест, да ты уж и без того наказан. А Алек: Иваныч у меня-тяки еиднт в хлебном магазине пол ка-улом, и шпага его под замком у Василисы Егоровны. • ■пай он себе надумается да раскается*. И слишком был потлив, чтобы хранить в сердце чувство неприязненное, ■тал просить за Швабрина. и добрый комендант, с согла-. своей супруги, решился его освободить. Швабрин при-л ко мне; он изъявил глубокое сожаление о том, что училось между нами; признался, что был кругом вино-г, и просил меня забыть о прошедшем. Будучи от природы незлопамятен, л искренно простил ему и нашу ссору и ту, мною от него приученную. В клевете его видел я долл у оскорбленного самолюбия и отвергнутой любви п векодушно извинял своего несчастного соперника. ' jh\wtinc:mni> — сляг^ ннл пгньтпкяинпсть. мгщ?ррюстт. Et обращении. 139 Вскоре я выздоровел и мог перебраться на мою квартиру. С нетерпением ожидал я ответа на посланное письмо, ei-смея надеяться и стараясь заглуши ть печальные дредчуврт-ния. С Василисой Егоров но ii и с ее мужем я еще нс объяснялся; но предложение мое не должно было их удивить. Ни я. ни Марья Ивановна не старались скрывать от них своих чувств, н мы заранее были уже уверены в их согласии. Наконец однажды утром Саиельич вошел ко мне, держа в руках письмо. Я схватил его с трепетом. Адрес был написан рукою батюшки. Это приуготовило меня к чему-то важному, ибо обыкновенно письма писала ко мне матушка, а он в конце приписывал несколько отрок. Долго нс распейатынал я пакета и перечитывал торжественную надпись: «Сьййу моему Петру Андреевичу Гриневу, н Оренбургскую губернию, в Бедогорскую крепость*. Л старался но почерку угадать расположение духа, в котором писано было письмо; наконец решился его распечатать и с первых строк увидел, что все дело пошло к черту. Содержание письма было следующее: «Сын мой Петр! Письмо твое, в котором просишь ты нас о родительском нашем благословении и согласии на брак с Марьей Ивановой дочерью Мироновой, мы получили 15 сего меся на, и не только ни моего благословения, ни моего согласия дать я тебе не наморен, но еще п собираюсь до тебя добраться да за проказы твои проучить тебя путем, как мальчишку, несмотря па твой офицерский чип: иоо ты доказал, что шпагу носить еще не достоин, которая пожалована тебе на защиту отечества, а не для дуэлей с такими же сорванцами, каков ты сам. Немедленно буду писать к Андрею Карловичу, прося его перевести тебя из Беломорской крепости куда-нибудь подальше, где бы дурь у тебя прошла. Матушка твоя, узнав о твоем поединке и о том, что ты ранен, с горести занемогла и теперь лежит. Что из тебя будет? Молю Бога, чтоб ты исправился, хоть и не смею надеяться на Его великую милость. Отец твой А. Г.». Чтение сего письма возбудило во мне разные чувствования, Жестокие выражения, на которые батюшка не поскупился, глубоко оскорбили меня. Пренебрежение, с каким он упоминал о Марье Ивановне, казалось мне столь же непристойным, как и несправедливым. Мысль о переведении моем нз Белогорекой крепости меня ужасала, но 140___ __________— — ----------- ------- ------- s:-r более огорчило меня известие о болезни матери. » “гголовая на Савельича, не сомневаясь, что поединок стал известен родителям через него. Шагая взад и впе- - -о тесной моей комнате, я остановился перед ним и - -л. взглянув па него грозно: «Видно, тебе не довольно, : я, благодаря тебя, ранен и целый месяц был на краю 'с ты и мать мою хочешь уморить». Савельич был по--~н как громом. «Помилуй, сударь, — сказал он, чуть л рыдав, - что это изволишь говорить? Я причина, что - был ранен! Бог видит, бежал я заслонить тебя своей лью от шпаги Алексея Иваныча! Старость проклятая мешала. Да что ж я сделал матушке-то твоей?» — «Что * - сделал? — отвечал я. Кто просил тебя писать на ме- - доносы? разве ты приставлен ко мне в шпионы?» — Ч писал на тебя доносы? — отвечал Савельич со слеза- Господи Царю Небесный! Так изволь-ка прочитать, пишет ко мне барин: увидишь, как я доносил на тебя». 7 т он вынул из кармана письмо, и я прочел следующее: • Стыдно тебе, старый пес, что ты, невзирая на мои - огне приказания, мне не донес о сыне моем Петре Анд-: гзиче и что посторонние принуждены уведомлять меня о проказах. Так ли исполняешь ты свою должность и - лодскую волю? Я тебя, старого пса! пошлю свиней пас-за утайку правды и потворство1 к молодому человеку. 7 получением сего приказываю тебе немедленно отписать мне, каково теперь его здоровье, о котором пишут мне, о поправилось; да в какое именно место он ранен и хоро-—: ли его залечили». Очевидно было, что Савельич передо мною был прав и я напрасно оскорбил его упреком и подозрением. г просил у него прощения; но старик был неутешен. «Вот чего я дожил, — повторял он, — вот каких милостей • лужился от своих господ! Я и старый пес, и свинопас, я ж и причина твоей раны? Нет, батюшка Петр Андре- -:! не я, проклятый мусье всему виноват: он научил тебя - жаться железными вертелами да притопывать, как буд-:• тыканием да топанием убережешься от злого человека! нужно было нанимать мусье да тратить лишние деньги!» Потворство поощрение, содейстиие в чем-либо предосудитель-ч. непозволительном. 141 А, С, Пушкин, «Капитанская дочка о, Гринев и Мгпип Миронова-Худ. С. Герасимов, 1951 Но кто же брал на себя труд уведомить отца моего о моем но ведении? Генерал? Но он, казалось, обо мне не слишком заботился; а Иван Кузмпч не полол за нужное рапорте вать о моем поединке. Я терялся в догадках. Подозрения мои остановились на Швабрпне. Он один имел выгоду в доносе, коего следствием могло быть удаление мое но крепости и разрыв с комендантским семейством. Я пошел о5ъ-явить обо всем Марье Ивановне. Она встретила меня на крыльце. с-Что это с вамп сделалось! ■ сказала она, увидев меня. — Как вы бледны! в — а Все копчено!* — отвечал я и отдал ей батюшки ко письмо. Она побледнела в свою очередь. Прочитав, она возвратила мне письмо дрожащею рукою s г сказала дрожащим голосом: «Видно* мне нс судьба... Родные ваши не котят меня в свою семью. Будя по всем воля Господня! Бог лучше нашего знает, что нам надобно. Делать нечего, Петр Акдреич; будьте хоть вы 142 --------------------------------- — счастливы...» — «Этому не бывать! — вскричал я, схватив ее за руку, — ты меня любишь; я готов на все. Пойдем, кинемся в ноги к твоим родителям; они люди простые, не жестокосердые гордецы... Они нас благословят; мы обвенчаемся... а там, со временем, я уверен, мы умолим отца моего; матушка будет за нас; он меня простит...» — Нет, Петр Андреич, — отвечала Маша, — я не выйду за тебя без благословения твоих родителей. Без их благословения не будет счастия. Покоримся воле Божией. Коли найдешь себе суженую1, коли полюбишь другую — Бог с тобою, Петр Андреич, а я за вас обоих... Тут она заплакала и ушла от меня; я хотел было войти за нею в комнату, но чувствовал, что был не в состоянии владеть самим собою, и воротился домой. Я сидел погруженный в глубокую задумчивость, как вдруг Савельич прервал мои размышления. — Вот, сударь, — сказал он, подавая мне исписанный лист бумаги, — посмотри, доносчик ли я на своего барина и стараюсь ли я помутить сына с отцом. Я взял из рук его бумагу: это был ответ Савельича на полученное им письмо. Вот он от слова до слова: «Государь Андрей Петрович, отец наш милостивый! Милостивое писание ваше я получил, в котором изво-шшь гневаться на меня, раба вашего, что-де стыдно мне не исполнять господских приказаний, а я не старый пес, а верный ваш слуга, господских приказаний слушаюсь и усердно вам всегда служил и дожил до седых волос. Я ж про рану Петра Андреича ничего к вам не писал, чтоб не испужать понапрасну, и, слышно, барыня, мать наша Авдотья Васильевна и так с испугу слегла, и за ее здоровье Зога буду молить. А Петр Андреич ранен был под правое плечо, в грудь, под самую косточку, в глубину на полтора зершка, и лежал он в доме коменданта, куда принесли мы его с берега, и лечил его здешний цирюльник Степан Парамонов; и теперь Петр Андреич. слава Богу, здоров, и про него, кроме хорошего, нечего и писать. Командиры, слышно, им довольны, а у Василисы Егоровны он как родной сын. А что с ним случилась такая оказия2, то быль молод- 143 1 Суженая — невеста. ~ Оказия — здесь: редкий, из ряда вон выходящий случай. цу не укора: конь и о четырех ногах, да спотыкается. Л изволите вы писать, что сошлете меня свиней пасти, и на то ваша боярская воля. За сим кланяюсь рабски. Верный холоп ваш Архип Савельево. Я не мог несколько раз не улыбнуться, читая грамоту1 доброго старика. Отвечать батюшке я был не в состоянии; а чтоб успокоить матушку, письмо Савельича мне показалось достаточным. С той поры положение мое переменилось. Марья Ивановна почти со мной не говорила и всячески старалась избегать меня. Дом коменданта стал для меня постыл. Мало-помалу приучился я сидеть один у себя дома. Василиса Егоровна сначала за то мне пеняла1 2, но, видя мое упрямство, оставила меня в покое. С Иваном Кузмичом виделся я только, когда того требовала служба. С Швабринмм встречался редко и неохотно, тем более что замечал в нем скрытую к себе неприязнь, что и утверждало меня в моих подозрениях. Жизнь моя сделалась мне несносна. Я впал в мрачную задумчивость, которую питали одиночество и бездействие. Любовь моя разгоралась в уединении и час от часу становилась мне тягостнее. Я потерял охоту к чтению и словесности. Дух мой упал. Я боялся или сойти с ума, или удариться в распутство. Неожиданные происшествия, имевшие важное влияние на всю мою жизнь, дали вдруг моей душе сильное и благое потрясение'. ГЛАВА VI Пугачевщина Вы, молодые ребята, послушайте, Что мы, старые старики, будем еказывати. Песня. Прежде нежели приступлю к описанию странных происшествий, коим я был свидетель, я должен сказать несколько слов о положении, в котором находилась Оренбургская губерния в конце 1773 года. Сия обширная и богатая губерния обитаема была множеством полудиких народов, признавших еще недавно влады- 1 Грамота — здесь: письмо. 2 Пенять — укорять, выговаривать кому-нибудь. 144 _ честно российских государей. Их поминутные возмущения, непривычка к законам и гражданской жизни, легкомыслие и жестокость требовали со стороны правительства не пресса к hoi 'О надзора для удержания их в повиновении. Крепости выстроены были в местах, признанных удобными, и заселены по большой части казаками., давнишними обладателями: янцклх берегов. Но яицкие казаки, долженствовавшие охранять спокойствие и безопасность сего края, с некоторого времени были сами для правительства неспокойными и опасными подданными. В 1772 гаду произошло возмущение в их главном городке. Причиною тому были строгие меры, пред и ринит еле генерал-майором Траубенбергом, дабы привести войско к должному повиновению. Следствием было варварское убиение Тpay бенберга, своевольная перемена в управлении и, наконец, усмирение бунта картечью и жестокими наказаниями. Это случилось несколько времени перед прибытием моим в Велогор с кую крепость. Все было уже тихо пли казалось таковым; начальство слишком легко поверило мнимому раскаянию лукавых im итожим коп, которые злобствовали втайне п выжидали удобного случая для возобновления беспорядков. Обращаюсь к своему рассказу. Однажды вечером (ото было в начале октября 1773 года) сидел я дома один, слушая вой осеннего ветра и смотря в окно на туш, бегущие мимо луны. Пришли меня звать от имени коменданта. Я тотчас отправился. У коменданта нашел я Шапорина, Ивана Игнагьнча и казацкого урядника. В комнате не было ни Василисы Игоревны, ни Марьи Ивановны, комендант со мною поздоровался с видом озабоченным. Он запер двери, всех усадил, кроме урядника, который стоял у .верен, вынул из кармана бумагу и сковал нам; -иГоспода офицеры, важная новость! Слушайте, что пишет генерал Тут он надел очки и прочел следующее: <з Господину коменданту Белотарекой крепости капитану Миронову. По секрету Сим извещаю вас. что убежавший из-под караула дои-< кол казак и раскольник1 Емельян Пугачев, учиня немро- 1 Пугачев, будучи раскольником, к церковь никогда не ходил. iA. С. Пушкин. 1 История Пугачева-*,! 145 стт сдельную дерзость принятием на себя имени покойного императора Петра III, собрал злодейскую шайку,- произвел возмущение в яицких селениях и уже взял и разорил несколько крепостей. производя везде грабежи и смертные убийства. Того ради, с получением сего, имеете вы1, господин капитан, немедленно принять надлежащие меры к отражению помянутого злодея и самозванца, я буде можно, и к совершенному уничтожению онщ’о^, если он обратится на крепость, вверенную вашему попечению3». — Принять надлежащие меры! — сказал комендант, снимая очки и складывая бумагу. — Слышь ты, легко сказать. Злодей-то, видно, силен; а у нас всего сто тридцать человек, не считая казаков, на которых плоха надежда, нс в укор буди тебе сказано, Максимыч (урядник усмехнулся). Однако делать нечего, господа офицеры! Будьте исправны. учредите караулШ да ночные дозоры; н случае нападения запирайте ворота да выводите солдат. Ты, Максимами, смотри крепко за своими казаками. Пушку осмотреть да хорошенько вычистить. Л пуще всего содержите все это в тайне, чтоб в крепости никто не мог о том узнать п р еж девременно. Раздав сип повеления, Иван Кузмич нас распустил. Я вышел вместе с ПГнябриным, рассуждая о том, что мы слышал и, «Как ты думаешь, чем это кончится?» — спросил я его. «Бог знает, — отвечал он, — посмотрим. Важного покамест ещё ничего не нижу. Если же...* Тут он задумался и в рассеянии стал насвистывать французскую арию. Несмотря на все наши предосторожности, весть о появлении Пугачева разнеслась но крепости. Иван Кузмич хоть и: очень уважал свою супругу, но ни за что на свете не открыл бы ей таймы, вверенной ему по службе, Получив письмо от генерала,, оп довольно искусным образом вы провод it л Басил нсу Б горе пну, сказав ей, будто бы Отец Герасим получил из Оренбурга какие-то чудные известия, которые содержит в великой тайне. Баси лиса Егоровна тотчас захотела отправиться в гости к попадье и, по совету 1 Илс'слге дм — здесь: должны иы. 1 Оный (кинц.) — вьтшеугюм.чну-п.ы, Ilime'ipuuc - ajniui,: забота; наолюделпе. 146 Ивана Кузмича, взяла с собою и Машу, чтоб ей не было скучно одной. Иван Кузмич, оставшись полным хозяином, тотчас послал за нами, а Палашку запер в чулан, чтоб она нс смогла нас подслушать. Василиса Егоровна возвратилась домой, нс успев ничего выведать от попадьи, и узнала, что во время ее отсутствия было у Ивана Кузмича совещание и что Палашка была иод замком. Она догадалась, что была обманута мужем, и приступила к нему с допросом. Но Иван Кузмич приготовился к нападению. Он нимало не смутился и бодро отвечал своей любопытной сожительнице: о А слышь ты, матушка, бабы наши вздумали печи топить соломой; а как от того может произойти несчастие, то я и отдал строгий приказ впредь соломою бабам печей не топить, а топить хворостом и валежником». — «А для чего ж было тебе запирать Палашку? — спросила комендантша. — За что бедная девка просидела в чулане, пока мы не воротились?» Иван Кузмич не был приготовлен к таковому вопросу; он запутался и пробормотал что-то очень нескладное. Василиса Егоровна увидела коварство своего мужа; но, зная, что ничего от него не добьется, прекратила свои вопросы и завела речь о соленых огурцах, которые Акулина Памфиловна приготовляла совершенно особенным образом. Во всю ночь Василиса Егоровна не могла заснуть и никак не могла догадаться, что бы такое было в голове ее мужа, о чем бы ей нельзя было знать. На другой день, возвращаясь от обедни1, она увидела Ивана Игнатьича, который вытаскивал из пушки тряпочки, камешки, щенки, бабки и сор всякого рода, запиханный в нее ребятишками. «Что бы значили эти военные приготовления? — думала комендантша, — уж не ждут ли нападения от киргизцев? Но неужто Иван Кузмич стал бы от меня таить такие пустяки?» Она кликнула Ивана Игнатьича с твердым намерением выведать от него тайну, которая мучила ее дамское любопытство. Василиса Егоровна сделала ему несколько замечаний касательно хозяйства, как судия, начинающий следствие 147 1 Обедня — утренняя или ранняя днеиная церкопная служба. вопросами посторонними, дабы сперва усыпить осторожность ответчика. Потом, помолчав несколько минут, она глубоко вздохнула и сказала, качан головою: Господи Боже мой! Вишь какие но кости! Что на этого будет? — И, матушка! — отвечал Иван Игнатъич. — Бог милостив: солдат у нас довольно; пороху много, пушку я вычистил. Авось дадим отпор Пугачеву. Господь ме выдаст, свинья не съест! А что за человек этот Пугачев? — спросили комендантша, Тут Иван Игнаты!ч заметил, что проговорился, и закусил язык. Но уже было поздно. Василиса Егоровна принудила его во всем признаться, дав ему слово не рассказывать о том никому. Василиса Егоровна сдержала свое обещание и никому не сказала пи одного слова, кроме как попадье, и то потому только, что корова ее ходила еще в степи и мосла быть захвачена злодеями. Вскоре все заговорили о Пугачеве. Толки были различны, Комендант послал урядника с поручением разведать хорошенько обо всем по соседним селениям и крепостям. Урядник возвратился через два для п объявил, что в степи верст за шестьдесят от крепости видел он множество огней и слышал от башкирцев, что идет неведомая сила. Впрочем, не .мог он сказать ничего положительного, потому что ехать далее побоялся. В крепости между казаками заметно стало необыкновенное волнение; во всех улицах очи толпились в кучки, тихо разговаривали между собою и расходились, увидя драгуна иди гарнизонного солдата. Подосланы был:; к ним лазутчики1. ГОлай, крещеный калмык, сделал коменданту важное донесение. Показания урядника, но словам ГОдая, были ложны; но возвращении своем лукавый казак объявил своим товарищам, что он был у бунтовщиков, представлялся самому их предводителю, который допустил его к своей руке и долго с ним разговаривал. Комендант немедленно посадил урядника иод караул, а Юлая назначил на его место. Эта новость принята были казаками с явным неудовольствием. Они гром- 1 Лиа^пЩк — разведчик. 14S ко роптали, и Иван Игнатьнч, исполнитель комендантского распоряжения, слышал своими ушами, как они говорили: «Вот ужо тебе будет, гарнизон на к крыса !* * Комендант думал н тот же день допросить своего арестанта; но урядник бежал из-под караула, вероятно, при помощи своих еднномы шле пинков. Новое обстоятельство усилило беспокойство коменданта, Схвачен был башки рои с возмутительными листами. По сему случаю комендант думал опять собрать своих офицеров и для того хотел опять удалить Василису Егоровну под благовидным предлогом. Но как Иван Кувмич был человек самый прямодушный п правдивый, то и пс нашел другого способа, кроме как единожды уже им употребленного. «Слышь ты, Василиса Егоровна, — сказал он ей, покашливая. — Отец Герасим получил, говорят, из города... ? — «Полно врать, Иван Кулмич, — прервала комендантша, — ТЫ, знать, хочешь собрать совещание да без меня потолковать об Вмсльлнс Пугачеве; да лих1 не проведешь!* Иван Кузмнч вы тара шил глаза. «Ну, матушка, сказал он, — коли ты уже все знаешь, так, пожалуй, оставайся; мы потолкуем и при тебе*. «То-то, батька мои, отвечала она, — не тебе бы хитрить; посылай-ка за офицерами*. Мы собрались опять. Иван Кузмич в присутствии жены прочел нам иоззвание Пугачева, писан мое каким-нибудь полуграмотным казаком. Разбойник объявлял о своем намерении немедленно идти на нашу крепость; приглашал .казаков и солдат в свою шайку, а командиров увещевал2 не сопротивляться, угрожая казн иго в противном случае. Воззвание написано было в грубых, тк> сильных выражениях н должно было произвести опасное впечатление на умы простых людей. Каков мошенник! — воскликнула комендантша. — Что смеет еще нам предлагать! Выйти к нему навстречу и положить к ногам его знамена! Ах он собачий сын! Да разве не знает он, что мы уже сорок лет в службе и всего, слава Богу, насмотрелись? Неужто нашлись такие командиры, которые послушались разбойника? 1 Ди лих (уетар.) — да. нет уж, * &еещев<1ть - уйеждатф — Кажется, нс должно бы, — отвечал Иван Куз-мич, А слышно, злодеи завладел уж многими крепостями. Видно, он и самом деле силен, — заметил Шапорин, — Л гот сейчас узнаем настоящую его силу, — сказал комендант. — Василиса Егоровна, дай мне ключ от янба-ра. Иван Игнат ь и ч, приведи-на башкирца да прикажи Юлаю принести сюда плетей. Постой, Иван Кузмпч, — сказала комендантша, вставая с места. — Дай уведу Машу куда-нибудь из дому; я то услышит крик, перепугается. Да и я, правду сказать, не охотница до розыска5. Счастливо оставаться. Пытка в старину так была укоренена ж обычаях судопроизводства, что благодетельный указ2, уничтоживший оную, долго оставался безо всякого действия. Думали, что собственное признание преступника необходимо было для его полного обличения, — мысль не только неосновательная. но даже и совершенно противная здравому юридическому смыслу: ибо, если отрицание подсудимого не приемлется в доказательство его повинности, то признание его и того менее должно быть доказательством его виновности. Даже и ныне случается мне слышать старых судей, жалеющих об уничтожении варварского обычая. Е Tfaiue же время никто не сомневался в необходимости пытки, hfj судьи, ни подсудимые, >так, приказание коменданта никого из нас нс удивило и не встревожило. Иван Игнаты!ч отправился за башкирцем, который сидел в анбаре под ключом у комендантши, и через несколько минут невольно к а привели в переднюю. Комендант велел его к себе представить. Башкирец с трудом шагнул через порог (он был п ко-лодке) и, сняв высокую свою шапку, остановился у дверей. Я взглянул на него и содрогнулся. Никогда не забуду этого человека. Ему казалось лет за семьдесят. Ъ7 него не было ни носа, ни ушей. Голова его была выбрита; вместо бороды торчало несколько седых волос; он был малого росту, тощ и сгорблен; но узенькие глаза * * Розыск - дознание, следствие^ ” Имеете н ч ьнду указ Александра I nri отмене пытик, па практике ие И ЫПОЛН Янн ш йся. 750 его сверкали еще огнем, а Эхе! сказал комендант, узнав. по страшным ого приметам, одногй и а бунтовщиков, наказанных в 1741 году1. Да ты, видно, старый полк, побывал в наших капканах. Ты, знать, но впервой уже бунтуешь, коли у тебя так гладко выстрогана башка. Подойди-ка поближе; говори, кто тебя подослал? » Старым башкирец молчал и глядел еш коменданта с видом совершенного бессмыслия. «-Что же ты молчишь? — продолжал Иван Куя мин, — ал и бельмес- по-русски не разумеешь? Юля и, спроси-ка у него по-вашему, кто его подослал в нашу крепость? * Юлан повторил на татарском языке вопрос Ивана Куз-мнча. Но башкирец глядел на него с тем же выражением и не отвечал ни слова. - Якши3, — сказал комендант. — ты у меня заговоришь. Ребята! сымите-ка с исто дурацкий полосатый халат да выстрочите ему спину. С м отри ж, Юл ай; хорошенько его! Два инвалида стали башкирца раздевать. Лице несчастного изобразило беспокойство. Он оглядывался на все стороны, как зверок, пойманный детьми. Когда же один из инвалидов взял его руки и, положив их себе около шеи, поднял старика на свои плечи, а Юл ай взял плеть и замахнулся, тогда башкирец застонал слабым, умоляющим голосом и, кивая головою, открыл рот, в котором вместо языка шевелился короткий обрубок. Когда Вспомню, что это случилось на моем зеку и что кыне дожил я до кроткого царствования императора Александра, не могу не дивиться быстрым успехам просвещения и распространению правил человеколюбия. Молодой человек! если записки мои попадутся в теон руки, вспомни, что лучшие и прочнейшие изменения суть те, которые происходят от улучшения нравов, без всяких насильственных п о т ря се н и Гг. Все были поражены. 1 Б 1740 году нргш^ишло доептянье и Башкирии, потоки [шлавл^п-::оь снмод^ржавием, Многим участникам ншатяшш а наказание убредали щшы и уши. р Бельмес ничто (от татнрек. «бидзидо* - не знает). й Якinii (татарск.) ■ хорошо. 151 — Ну, ■ сказал комендант, — ни дно, нам от него толк у на добиться, Юл ай, отведи башкирца! в анбар. А мы, господа, кой о чем еще потолкуем. Мы стали рассуждать о нашем положении, как вдруг Василиса Егоровна вошла а комнату, задыхаясь и с видом чрезвычайио встревоженным. Что это с тобою сделалось? — спросил изумленный комендант. — Батюшки, беда! — отвечала Василиса Егоровна. — Нижпеозерная взята сегодня утром. Работник отца Герасима сейчас оттуда воротился. On и и дел, как ее брали. Комендант и все офицеры перевешаны. Вес солдаты взяты и полон. Того и гляди, злодеи будут сюда. Неожиданная весть сильно меня поразила. Комендант Нттжнрозерной крепости, тихни и ежромный молодой человек, был мне знаком: месяца за два перед тем проезжал он из Оренбурга е молодой своей женою и останавливался у Ивана Кузмича. Нижнеозерная находилась от нашей крепости верстах в л к ад пат и пяти. С часу на час должно было и нам ожидать нападения Пугачева* Участь Марьи Ивановны живо представилась мне, и сердце у меня так и замерло. — Послушайте, Иван Кузмич! — сказал я коменданту. — Долг наш защищать крепость до последнего нашего издыхания; об этом и говорить нечего. Но надобно подумать о безопасности женщин. Отправьте их в Оренбург, если дорога еще свободна, иди и отдаленную, более падежную крепость, куда злодеи не успели бы достигнуть; Иван Кузмич оборотился к жене и сказал ей: — А слышь ты, матушка, и в самом деле, не отправить ли вас подале, пока не управимся мы с бунтовщиками? -- И, пустое! — сказала комендантша, — Где такая крепость, куда бы пули не залатали? Чем Белогорскал попал ежна? Слава Богу, двадцать второй год в ней прожинаем. Видали п башкирцев и киргизцев: авось и от Пугачева отсидимся! — Ну, матушка, — возразил Иван Кузмич, — оставайся. пожалуй, коли ты иа крепость нашу надеешься. Да с Mai ней-то что нам делать? Хорошо, коли отсидимся или дождемся сикурса1; ну, а коли злодеи возьмут крепость? 1 Сикурс (вади-, устар.) — помощь. 152 — Ну, тогда... — Тут Василиса Егоровна заикнулась и замолчала с видом чрезвычайного волнения. — Нет, Василиса Егоровна, — продолжал комендант, замечая, что слова его подействовали, может быть, в первый раз в его жизни. Маше здесь оставаться негоже. Отправим ее в Оренбург к ее крестной матери: там и войска, и пушек довольно, и стена каменная. Да и тебе советовал бы с нею туда же отправиться; даром ты старуха, а посмотри, что с тобою будет, коли возьмут фортецию приступом. — Добро, — сказала комендантша. — так и быть, отправим Машу. Л меня и во сне не проси: не поеду. Нечего мне под старость лет расставаться с тобою да искать одинокой могилы на чужой сторонке. Вместе жить, вместе и умирать. И то дело, — сказал комендант. — Ну, медлить нечего. Ступай готовить Машу в дорогу. Завтра чем свет ее и отправим, да дадим ей и конвой, хоть людей лишних у нас и пет. Да где же Маша? — У Акулины Памфиловны, — сказала комендантша. — Ей сделалось дурно, как услышала о взятии Ниж-нео'зерной; боюсь, чтобы не занемогла. Господи владыко, до чего мы дожили! Василиса Егоровна ушла хлопотать об отъезде дочери. Разговор у коменданта продолжался, но я уже в него не мешался и ничего не слушал. Марья Ивановна явилась к ужину бледная и заплаканная. Мы отужинали молча и встали из-за стола скорее обыкновенного; простясь со всем семейством, мы отправились по домам. По я нарочно забыл свою шпагу и воротился за нею: я предчувствовал, что застану Марыо Ивановну одну. В самом деле, она встретила меня в дверях и вручила мне шпагу. «Прощайте, Петр Андреич! — сказала она мне со слезами. Меня посылают в Оренбург. Будьте живы и счастливы; может быть, Господь приведет нас друг с другом увидеться; если же нет...» Тут она зарыдала. Я обнял ее. «Прощай, ангел мой, — сказал я, — прощай, моя милая, моя желанная! Что бы со мною ни было, верь, что последняя моя мысль и последняя молитва будет о тебе!» Маша рыдала, прильнув к моей груди. Я с жаром ее поцеловал и поспешно вышел из комнаты. 153 ГЛАВА VII Приступ Голова моя, головушка, Голова послужи рая! Послужила моя головушка Ровно тридцать лет и три года. Ах, ife выслужила головушка Ии корысти себе, ни радости * Как ни олова себе доброго И ни pnFiry1 себе высокого; Только выслужила го ловушка Два высокие' столбика, Переклад инку кленовую, Еще лстельку шелковую, Народн&я песня. Б эту ночь я не спал и не раздевался. Я намерен был отирав ит ко л на заре к крепостным воротам, откуда Марья Ивановна должна была выехать, и там проститься с нею в последний раз, Я чувствовал в себе великую перемену: волнение души моей было мне гораздо менее тягостно, нежели то уныние, в котором еще недавно был я погружен. Г грусти ю разлуки сливались во мне и неясные, но сладостные надежды, и нетерпеливое ожидание опасностей, и чувства благородного честолюбия. Ночь прошла незаметно, Я хотел ул;е выйти из дому, как дверь моя отворилась и ко мне явился капрал с донесением, что наши казаки ночью выступили из крепости, взяв пасплыю с собою Юлая, и что около крепости разъезжают неведомые люди. Мысль, что Марья Ивановна лс успеет выехать, ужаснула меня; я поспешно дал капрялу несколько наставлений п тотчас бросился к коменданту. Уже рассвета л® Я летел по улице, как услышал, что зовут меня. Я остановился. «Куда вы? — сказал Иван Иг-натьич, догоняя меня. — Иван Кузмич на валу и послал меня за вами. Пугач пришел». — о Уехала ли Марья Ивановна?* — спросил я с сердечным трепетом. «Пе успела, — отвечал Иван Игнатьнч, — дорога в Оренбург отрезана, крепость окружена. Плохо, Петр Лпдрепч!* Мы пошли на вал, возвышение, образованное щышддой и укрепленное частоколом. Там уже толпились все жители 154 1 Ран/ — .игесы чин, звалие. крепости. Гарнизон стоял в ружье1. Пушку туда перетащили накануне. Комендант расхаживал перед своим малочисленным строем. Близость опасности одушевляла старого воина бодростию необыкновенной. По степи, не в дальнем расстоянии от крепости, разъезжали человек двадцать верхами. Они, казалося, казаки, но между ими находились и башкирцы, которых легко можно было распознать по их рысьим шапкам и по колчанам. Комендант обошел все свое войско, говоря солдатам: «Ну, детушки, постоим сегодня за матушку государыню и докажем всему свету, что мы люди бравые и присяжные1 2 3!* Солдаты громко изъявили усердие. Швабрин стоял подле меня и пристально глядел на неприятеля. Люди, разъезжающие в степи, заметя движение в крепости, съехались в кучку и стали между собою толковать. Комендант велел Ивану Игнатьнчу навести пушку на их толпу и сам приставил фитиль. Ядро зажужжало и пролетело над ними, не сделав никакого вреда. Наездники, рассеясь, тотчас ускакали из виду, и степь опустела. Тут явилась на валу Василиса Егоровна и с нею Маша, не хотевшая отстать от нее. «Ну, что? — сказала комендантша. Каково идет баталия? Где же неприятель?» — «Неприятель недалече, — отвечал Иван Кузмич. Бог даст, все будет ладно. Что, Маша, страшно тебе?» «Нет, папенька, — отвечала Марья Ивановна, — дома одной страшнее». Тут она взглянула на меня и с усилием улыбнулась. Я невольно стиснул рукоять моей шпаги, вспомня, что накануне получил ее из ее рук, как бы на защиту моей любезной. Сердце мое горело. Я воображал себя ее рыцарем. Я жаждал доказать, что был достоин ее доверенности, и с нетерпением стал ожидать решительной минуты. В это время из-за высоты, находившейся в полверсте от крепости, показались новые конные толпы, и вскоре степь усеялась множеством людей, вооруженных копьями и сайдаками1. Между ими на белом коне ехал человек в красном кафтане, с обнаженной саблею в руке: это был сам Пугачев. Он остановился: его окружили, и, как видно, по его повелению, четыре человека отделились и во весь опор 1 Т. е. был в боевой готовности. “ Присяжные — здесь: присягнувшие, принявшие присягу. 3 Сайдак лук с колчаном и стрелами. 155 подскакал л иод самую крепость. Мы с них узнали обоих изменников. Один из них держал под шапкою лист бумаги; у другого на копье воткнута была голо па Юлая, которую, стряхнув, перекинул он к нам через частокол. Голова бедного калмыка упала к ногам коменданта. Изменники кричали: «Нс стреляйте; выходите вон к государю. Государь здесь!* «Бот я вас! — закричал Иван Куамнч. — Ребята! стреляй!* Солдаты наши дали залп. Казак, державший письмо, зашатался и свалился с лошади; другие поскакали назад, Я взглянул на Марью Ивановну. Пораженная видом окровавленной головы Юлая, оглушенная залпом, она казалась без памяти. Комендант подозвал капрала и велел ему взять лист из рук убитого казака. Капрал вышел в поле и возвратился, ведя под уэдцы лошадь убитого. Он вручил коменданту письмо. Иван Кузмпч прочел его про себя и разорвал потом п клочки. Между тем мятежники, видимо, приготовлялись к действию. Вскоре пули начали свистать около наших ушей, и несколько стрел воткнулись около нас в землю и в частокол. «Василиса Егоровна! сказал комендант. - Здесь не бабье дело; уведи Машу; видишь: девка нн жива ни мертвя*. Василиса Егоровна, присмиревшая под пулями, взглянула на степь, на которой заметно было большое движение; потом оборотилась к мужу и сказала ему: «-Иван Куз-ur и ч, в животе и смерти1 Е*ог волен: благослови Машу. Маша, подойди к отцу*. Маша, бледная и трепещущая, подошла к Ивану Куз-мичу, стала на колени и поклонилась ему в землю. Старый комендант перекрестил ее трижды; потом поднял н, поцеловав, сказал ей изменившимся голосом: «Ну, Маша, будь счястлпна. Молись Богу: Он тебя не оставит. Коли найдется добрый человек, дай Бог вам любовь да совет. Живите, как жили мы с Василисой Егоровной. Ну, прощай, Маша. Василиса Егоровна, увели же ее поскорее*. (Маши кинулась ему па шею и зарыдала,) «По целуемся ж и мы, сказала, заплакав, комендантша. ■ Прощай, мой Иван Кузмич. Отпусти мне", коли в чем я тебе досадила!* «Прощай, прощай, матушки! — сказал комендант, обняв В живатрё а смерти (устар;) — в жнппн и смерти, ' От пре mii мне (у стер.) — прост!! меня, 756 свою старуху. — Ну, довольно! Ступайте, ступайте же домой; да коли успеешь, надень на Машу сарафан». Комендантша с дочерью удалились. Я глядел вослед Марьи Ивановны: она оглянулась и кивнула мне головой. Тут РТван Кузмич оборотился к нам, и все внимание его устремилось на неприятеля. Мятежники съезжались около своего предводителя и вдруг начали слезать с лошадей. «Теперь стойте крепко, —- сказал комендант, — будет приступ...» В эту минуту раздался страшный визг и крики; мятежники бегом бежали к крепости. Пушка наша заряжена была картечью. Комендант подпустил их на самое близкое расстояние и вдруг выпалил опять. Картечь хватила в самую середину толпы. Мятежники отхлынули в обе стороны и попятились. Предводитель их остался один впереди... Он махал саблею и, казалось, с жаром их уговаривал. Крик и визг, умолкнувшие на минуту, тотчас снова возобновились. «Ну, ребята, — сказал комендант, — теперь отворяй ворота, бей в барабан. Ребята, вперед, на вылазку, за мною!» Комендант, Иван Игнатьич и я мигом очутились за крепостным валом; но обробелый гарнизон не тронулся. «Что ж вы, детушки, стоите? — закричал Иван Кузмич. — Умирать так умирать: дело служивое!» В эту минуту мятежники набежали на нас и ворвались в крепость. Барабан умолк; гарнизон бросил ружья; меня сшибли было с ног, но я встал и вместе с мятежниками вошел в крепость. Комендант, раненный в голову, стоял в кучке злодеев, которые требовали от него ключей. Я бросился было к нему на помощь: несколько дюжих казаков схватили меня и связали кушаками, приговаривая: «Вот ужо вам будет, государевым ослушникам!» Нас потащили по улицам; жители выходили из домов с хлебом и солью. Раздавался колокольный звон. Вдруг закричали в толпе, что государь на площади ожидает пленных и принимает присягу. Народ повалил на площадь; нас погнали туда же. Пугачев сидел в креслах на крыльце комендантского дома. На нем был красивый казацкий кафтан, обшитый галунами. Высокая соболья шапка с золотыми кистями была надвинута на его сверкающие глаза. Лицо его показалось мне знакомо. Казацкие старшины окружали его. Отец Герасим, бледный и дрожащий, стоял у крыльца, с крестом в руках, и, казалось, молча умолял его за пред- ________________ ________________ _________,____157 стоящие жертвы. На площади ставили наскоро виселицу. Когда мы приблизились, башкирцы разогнали народ и нас представили Пугачеву. Колокольный звон утих; настала глубокая тишина. «Который комендант?» — спросил самозванец. Наш урядник выступил из толпы и указал на Ивана Кузмича. Пугачев грозно взглянул на старика и сказал ему: «Как ты смел противиться мне, своему государю?» Комендант, изнемогая от раны, собрал последние силы и отвечал твердым голосом: «Ты мне не государь, ты вор1 и самозванец, слышь ты!» Пугачев мрачно нахмурился и махнул белым платком. Несколько казаков подхватили старого капитана и потащили к виселице. На ее перекладине очутился верхом изувеченный башкирец, которого допрашивали мы накануне. Он держал в руке веревку, и через минуту увидел я бедного Ивана Кузмича, вздернутого на воздух. Тогда привели к Пугачеву Ивана Игнатьича. «Присягай, — сказал ему Пугачев, — государю Петру Федоровичу!» — «Ты нам не государь, — отвечал Иван Игнатьич, повторяя слова своего капитана. — Ты, дядюшка, вор и самозванец!» Пугачев махнул опять платком, и добрый поручик повис подле своего старого начальника. Очередь была за мною. Я глядел смело на Пугачева, готовясь повторить ответ великодушных1 2 моих товарищей. Тогда, к неописанному моему изумлению, увидел я среди мятежных старшин Швабрина, обстриженного в кружок и в казацком кафтане. Он подошел к Пугачеву и сказал ему на ухо несколько слов. «Вешать его!» — сказал Пугачев, не взглянув уже на меня. Мне накинули на шею петлю. Я стал читать про себя молитву, принося Богу искреннее раскаяние во всех моих прегрешениях и моля Его о спасении всех близких моему сердцу. Меня притащили под виселицу. «Не бось, не бось», — повторяли мне губители, может быть и вправду желая меня ободрить. Вдруг услышал я крик: «Постойте, окаянные! погодите!..» Палачи остановились. Гляжу: Савельич лежит в ногах у Пугачева. «Отец родной! — говорил бедный дядька. — Что тебе в смерти барского дитяти? Отпусти его; 1 Вор — здесь: разбойник, изменник. 2 Великодушный — здесь: человек, обладающий величием души (в отличие от малодушный). за него тебе выкуп дадут; а для примера и страха ради вели Повесить хоть меня старика!$ Пугачев дал знак, и меня тотчас развязали и оставили. «Батюшка наш тебя милует*. — говорили МЕЮ- Б эту минуту не могу сказать, чтоб я обрадовался своему избавлению, нс скажу, однако ж. чтоб я о нем и сожалел. Чувствований мои были слишком смутны. Меня снова привели к самозванцу и поставили перед ним па колени. Пугачев протянул мне жилистую свою руку, «Целуй руку, целуй руку!? — говорили около меня. Т-1 о я предпочел бы самую лютую казнь такому подлому унижению. «Батюшка Петр Ли л ре-ич! — шептал Савельич, стоя за мною и толкая меня. — Не упрямься! что тебе стоит? плюнь да поцелуй у злод... (тьфу!) поцелуй у него ручку*. Я ис шевелился. Пугачев опустил руку, оказан с усмешкою: «Его благородие, знать, одурел от радости. Подымите его!» Моня подняли п оставили па свободе. Я стал смотреть и а продолжение ужасной комедии. Жители начали присягать. Оми подходили один за другим, целуя распятие и потом кланяясь самозван ;у. Гарнизонные солдаты стояли тут же. Ротный портной, вооруженный тупыми своими ножницами, резал у них косы. Они, отряхиваясь, подходили к руке Пугачева, который объявлял им прощение в принимал в свою шайку. Все ото продолжалось около трех часов. Наконец Пугачев встал с кресел и сошел с крыльца в сопровождении своих старшин. Ему подвели белого коня, украшенного богатой сбруей. Два казака взяли о со под руки и посадили на седла, Он объявил отцу Герасиму, что будет обедать у него. 3 ату минуту раздался женский крик. Несколько разбойник^ вытащили на крыльцо Василису Егоровну, растрепанную и раздетую донага. Один из них успел уже паря игьоя н ее душегрейку. Другие таскали перины, сундуки, чайную посуду, белье и всю рухлядь, «Батюшки мои! — кричала Бедная старушка. — Отпустите душу на покаяние. Отцы родные, отведите меня к Ивану Кузмичу*. Вдруг она взглянула на виселицу и узнала своего мужа. ■Злодеи! — .закричала она в исступлен л и. — тТто ото вы с ним сделали? Свет ты мой, Иван Кузмич, удалая солдатская головушка! не тронули тебя пп штыки прусские, пи пули туренкпе; нс в честном бою положил ты свой жшют. а сгинул от беглого каторжника!* *!Унять старую ведь- ■ ---------———-------=------------г=159 му!* ■ сказал Пугачей. Тут мелодии казак ударил ее саблей по голове, п oil а упала мертвя л si а ступени крыльца, Пугачев уехал; народ бросился за ним. ГЛАВА VIII Незваный гость Незваный гость хуже татарина. Пословица1. Площадь опустела. Я все стоил па одном месте п пс мог привести в порядок мысли, смущенные столь Ужасными впечатлен ними. Неизвестность и судьбе Марьи Ивановны пут о всего меня мучила, Где она? что с нею? успела ли спрятаться? надежно ли ее убежище?,. Полный тревожными мыслями, я вошел в комендаптский дом... Вес было пусто; стулья, столы, сундуки были переломаны; посуда перебита; все растаскано. Я взбежал по маленькой лестнице, которая вела л светлицу, и в первый раз отроду вошел в комнату Марьи Ивановны. Я увидел ее постелю, перерытую разбойниками; шкаф был разломай и ограблен; лампадка теплилась еще перед опустелым кивотом2. Уцелело и зеркальце, висевшее в прости шее... Где ж была хозяйка этой смиренной девической келыг’? Страшная мысль мелькнула в ум о моем: я вообразил ее в руках у разбойников... Сердце мое сжалось... Я горько, горько заплакал и громко произнес имя моей любезной... В оту минуту послышался легкий шум, и из-за шкафа явилась Палаша, бледная и трепещущая. — Ах. Петр Андреи н! ска зал а она, сплеснув руками. — Какой дспек! какие страсти! А Марья Ивановна? — спросил л нетерпеливо. — Что Марья Ивановна? — Бары огня жива. — отвечала Палаша, - Она спрятана у Акулины Памфпловны. — У попадьи! — вскричал я с ужасом. Боже мой! да там Пугачев!.. ■ Послов пни сложилась iso жроменп монгольского нешгелшп im Гусь. По име-ЧШ одного па племен русские назвддлн монголов т&таргшн. Кивот (кйот) посолмлов шкаф, подставка дли икон. 4 АУлъя — лдсеы небольшая кйыната уединенно живущего человека; ____ _______________... ________________ Я бросился вон из комнаты, мигом очутился на улице и лрометыо побежал в дом священника, ничего не видя и чувствуя. Там раздавались крики, хохот и песни... Пу-чев пировал со своими товарищами. Палаша прибежала да же за мною. Я подослал ее вызвать тихонько Акулину Ламфиловну. Через минуту попадья вышла ко мне в сени с пустым штофом в руках. — Ради Бога! где Марья Ивановна? — спросил я с не-■ зъяснимым волнением. — Лежит, моя голубушка, у меня на кровати, там за ерегородкою, — отвечала попадья. — Ну, Петр Аидреич, уть было не стряслась беда, да, слава Богу, все прошло 'лагополучно: злодей только что уселся обедать, как она. :оя бедняжка, очнется да застонет!.. Я так и обмерла. Он слышал: «А кто это у тебя охает, старуха?» Я вору в пояс: Племянница моя, государь; захворала, лежит, вот уж другая неделя». — «А молода твоя племянница?» — «Мо-ода, государь». — «А покажи-ка мне, старуха, свою племянницу». У меня сердце так и екнуло, да нечего делать. • Изволь, государь; только девка-то не может встать и ::рийти к твоей милости». — «Ничего, старуха, я и сам лойду погляжу». И ведь пошел окаянный за перегородку; :ак ты думаешь! ведь отдернул занавес, взглянул ястребиными своими глазами — и ничего... Бог вынес! А веришь -и, я и батька мой так уж и приготовились к мучениче-кой смерти. К счастью, она, моя голубушка, не узнала -го. Господи Владыко, дождались мы праздника! Нечего казать! бедный Иван Кузмич! кто бы подумал!.. А Васили-а-то Егоровна? А Иван-то Игнатьич? Его-то за что?.. Как •то вас пощадили? А каков Швабрин, Алексей Иваныч? Ведь остригся в кружок и теперь у нас тут же с ними пирует! Проворен, нечего сказать! А как сказала я про больную ллемянницу, так он, веришь ли, так взглянул на меня, как бы ножом насквозь; однако не выдал, спасибо ему и за это. В эту минуту раздались пьяные крики гостей и голос тца Герасима. Гости требовали вина, хозяин кликал сожительницу. Попадья расхлопоталась. - Ступай себе домой. Петр Андреич. — сказала она, — .еперь не до вас; у злодеев попойка идет. Беда, попадетесь под пьяную руку. Прощайте, Петр Андреич. Что будет, то будет; авось Бог не оставит! 161 Попадья ушла;. Несколько успокоенный, я отправился к себе на квартиру. Проходя мимо 1[лошади, я увидел несколько башкирцев, которые теснились около виселицы и стаскивали сапоги с полошенных; с трудом удержал я порыв негодования, чунетиуя бесполезность заступления. По крепости бегали разбойники, грабя офицерские дома. Везде раздавались крики пьянствующих мятежна [сов, -Я пришел домой. Савельич встретил меня у порога. — Слава Богу! вскричал он, увидя меня, Я было думал, что злодеи опять тебя подхватили, Ну, батюшка Петр Алдреич! нерпшь ли? все у нас разграбили, мошенники: платье, белье, вещи, посуду — ничего не оставили. Да что уж! Слава Богу, что тебя живого отпустили! А уанял ли ты, сударь, атамана? ■ Нет, не узнал; а кто ж он такой? — Как, батюшка? Ты и позабыл того пьяницу, который выманил у тебя тулуп на постоялом дворе? Заячий тулупчик совсем новешенький: я он, бестия, его так и распорол, напяливая на себя! Я изумился. Б самом деле, сходство Пугачева с моим пожатым было разительно. Я удостоверился, что Пугачев и он были одно и то же лицо, и понял тогда п pi [чину Щ-щады, мне оказанной» Я по мог не подивиться странному сцеплению обстоятельств; детский тулуп, подаренный бродяге, избавлял меня от петли, и пья to та, шатавшийся но постоялым дворам, осаждал крепости и потрясал государством! ■ Не изволишь ли покушать? — спросил Савельич, неизменный в слоих привычках, — Дома ничего пет, пойду пошарю да что-нибудь тебе изготовлю. ©ставшись один, я погрузился в размышления. Что мне было делать? Оставаться в крепости, подвластной злодею, или следовать за его шайкою было неприлично. Офицеру. Долг требовал, чтоб я явился туда, где служба моя могла еще быть полезна отечеству а настоящих затруднительных обстоятельствах... Ко любовь сильно сонетопала мне оставаться при Марье Ивановне и быть ей защитником и покровителем. Хотя я и предвидел скорую и несомненную перемену в обстоятельствах, но все же нс мог не треп стать, воображая опасность ее положения. 162 — ------- ---------------- ------ ----------------- ■мышления мои были прерваны приходом одного из котори ii прибежал о объявлением, «чтоде вели. ударь требует тебя к себе», — Где же он? — спросил я, готовясь повиноваться. - В комендантском, ■ отвечал казак. — После обода пка наш отправился в оаню, а теперь отдыхает. Ну, ■ нагородив, по всему видно, что персона знатная: за скушать изводил двух жареных поросят, а парится марко, что и Тарас Курочкин не вытер;гол, отдал ве-"■■мке Бикбаепу да насилу холодной водой откачался. -го сказать: все приемы такие важные... А п бане, :::ло, показывал царские своп знаки на грудях: на од-пуглавый орел,, величиною с пятак, а на другой пер- его. . не почел нужным оспоривать мнения казака п с ним м- отправился в комендантский дом, заранее ьообра-дбе евпдалие с Пугачевым и стараясь предугадать, -:л> кончится. Читатель легко может себе представить, ? не был совершенно хладнокровен. ■ чинало сморкаться, когда пришел я к комендантшу дому. Виселица с своими жертвами страшно чер-, Тело бедной комендантши все еще валялось под ыльцом, у которого два казака стояли на карауле. приведший меня, отправился про меня доло-.i п, тотчас же воротившись, ввел меня в ту коьтна--ле накануне так нежно прощался я с Марьей Ива- ЗЛОЙ. : ^обыкновенная картина мне пр едет в пилась. За сто-накрытым скатертью и установленным штофами и -памп, Пугачев и человек десять казацких старшин ■1 ■' и шапках п цветных рубашках, разгоряченные ди-■■ с красными рожами и блистающими глазами. Между ие было ни Швабрина, ни нашего урядника, иовобран-'■ изменников. «А. ваше бла||&родпеГ - - сказал Пугачев, ья меня. — Добро пожаловать: честь и место, милости ..нм'?. Собеседники потеснились. Я молча сел на краю .та. Сосед мои. молодой казак, стройный и краси-... на..чил мне стакан простого вина, до которого я не ■нулся. с любопытством стал л рассматривать сборпщс. Пугана первом месте сидел, облокотят, па стоя и подпирал чую бороду своим широким кулаком. Черты лица его, 763 правильные и довольно приятные, не изъявляли ничего свирепопЗ. Оет часто обращался к человеку лет пятидесяти, называя его то графом, то Тимофеичем, а иногда величая его дядюшкою, Все обходились между собою как товарищи и не оказывали никакого особен ного предпочтения своему предводителю. Разговор шел об утреннем приступе, об успехе возмущения и о будущих действиях. Каждый хвастал, предлагал свои мнения и свободно оспоривал "Пугачева. И на сем странном военном совете решено рыло идти к Оренбургу: движение дерзкое, и которое чуть было tie увенчалось бедственным успехом! Поход был обо .явлен к Завтрашнему дню, *Ну, братцы, — сказал Пугачев, зятя нем-на на сон грядущий мою любимую нс с он куч Чумаков! Начинай! * — Сосед мой затянул тонким голосом Заунывную бурлацкую песню, и вое подхватили хором; Не шуми, матн зеленая дубровушка. Не мешай мне доброму молодцу думу думати. Что заутра мне доброму молодцу и допрос идти Перед грозного судью, самого царя. Еще станет государь-царь меня спрашивать: Ты скажи, скажи, детинушка крестьянокm'f сын, "Уж как с кем ты воровал, с кем разбой держал, Еще много ли с тобой было токари щей 7 Я скажу тебе, надежа православный царь, Весе правду скажу тебе, вею истину, Что товарищей у меня было четверо: Еще первый мой товарищ темная ночь, А второй мой товарищ булатный нож, А как третий-то товарищ, то мой добрый копь. А четвертый мой товарищ, то тугой лук, Что раееылыцнкп мои, то калены стрелы. Я то возгоЕюрнт надежа православный царь: Иг подать? тебе, детинушка крестьянский сын. Что умел ты воровать, умел ответ держать! Я за то тебя, детинушка, пожалую Среди поля хоромами высокими, Что двумя ли столбами с перекладиной. ‘ HctXO^dtttb (устпр.) глава. 164 _________________ _ __________ Невозможно ря ос казать, какое действие произвела на ■кя эта простонародная песня про виселицу, распеваемая ■ль ми, обреченны ми виселице. Их грозные лица, строй-ie голоса, унылое выражение, которое придавал^ они шшн п без того выразительным, — все потрясало меня к ши-то пиитическим1 ужасом. Гости ныппли еще по стакану, встали из-за стола и про-1ЛКСЬС Пугачевым. Я хотел за ними последовать, но Пучен сказал мне: «Сиди, я хочу с то Сою переговорить», ?ы остались глаз па глаз. Несколько минут продолжалось обоюдное наше ыолча-ю, Пугачев смотрел на меня пристально, изредка нршц$г-нал левый глаз с удивительным выражением плутов от на ^смешливости. Наконец он засмеялся, и с такою кеирн-фНОЙ иееслостию, что и я, глядя па пего, стал смеяться, м не зная чему. — Что, вате благородие'/ сказал он мае. Струсил признайся, когда молодцы мои накинули тебе веревку . шею? Я чаю-1, небо с овчинку показалось... А покачался ы па переклядине, если б не твой слуга. Я тотчас узнал ярого хрыча. Ну, думал л л ты, ваше благородие, что новей, который вывел тебя к умету, был сам велики и госу-tpb? (Тут он взял на себя вид важный и таинственный.) ;-г крепко передо мною виноват, — продолжал он, — по л миловал тебя за твою добродетель1*, за то, что ты оказал :;е услугу, когда принужден я был скрываться от йвоих трутов. То ян еще увидишь! Так ли еще тебя пожалую, ■гда получу свое государство! Обещае-пьея ли служить нс с усердием? Вопрос мошенника и его дерзость показались мне так забавны, что я не мог не усмехнуться. Чему ты усмехаешься? — спросил он меня иахму-леь, - Или ты не веришь, что я великиii государм Отвс-цт прямо. Я смутился. Признать бродягу государем был я he » ео-тотши: ото казалось мне малодушием непростительным, шзвать его в глаза обманщиком - было подвергнуть себя - I гибели; П то, на что был я готов под виселицею в глааях ■ НицЬШческий (у(;тлп.) — поотнчмкнй. - Я ч<ып — здесьт л думаю: 1 Добрадётвза ишро, стремление к лойрч. 165 всего народа и в первом пылу негодования, теперь казалось мне бесполезной хвастливостью. Я колебался. Пугачев мрачно ждал моего ответа. Наконец (и еще ныне с самодовольствием поминая эту минуту) чувство долга восторжествовало во мне нал слабостию человеческою. Я отвечал Пугачеву: — Слушай; скажу тебе всю правду. Рассуди, могу ли я признать в тебе государя? Ты человек смышленый; ты сам увидел бы, что я лукавствую. Кто же я таков, по твоему разумению? — Бог тебя знает; но кто бы ты ни был, ты шутишь опасную шутку. Пугачев взглянул на меня быстро. «Так ты не веришь, — сказал он, — чтоб я был государь Петр Федорович? Ну, добро. А разве нет удачи удалому? Разве в старину Гришка Отрепьев1 не царствовал? Думай про меня что хочешь, а от меня не отставай. Какое тебе дело до ино-го-прочего? Кто ни поп, тот батька. Послужи мне верой и правдою, и я тебя пожалую и в фельдмаршалы и в князья. Как ты думаешь?» — Нет, — отвечал я с твердостпю. — Я природный дворянин; я присягал государыне императрице: тебе служить не могу. Коли ты в самом деле желаешь мне добра, так отпусти меня в Оренбург. Пугачев задумался. «Л коли отпущу, сказал он, — гак обещаешься ли по крайней мере против меня не служить?» — Как могу тебе в этом обещаться? — отвечал я. — Сам знаешь, не моя воля: велят идти против тебя пойду, делать нечего. Ты теперь сам начальник; сам требуешь повиновения от своих. На что это будет похоже, если я от службы откажусь, когда служба моя понадобится? Голова моя в твоей власти: отпустишь меня — спасибо; казнишь — Бог тебе судья; а я сказал тебе правду. Моя искренность поразила Пугачева. «Так и быть, — сказал он, ударя меня по плечу. — Казнить так казнить, миловать так миловать. Ступай себе на все четыре стороны и делай что хочешь. Завтра приходи со мною про- Григорий Отрепьев самозванец, ставленник польских панов, под именем Дмитрия, сына Ивана IV, захвативши» в 1606 году русский престол. Убит н 1606 году во время пародпого восстания. ься. а теперь ступай себе спать, и меня уж дрема • ннто. Я оставил Пугачева и вышел на улицу. Ночь была ти-морозная. Месяц и звезды ярко сияли, освещая пло-; и виселицу. В крепости все было спокойно и темно. Т ‘ько в кабаке светился огонь и раздавались крики за-::...:ых гуляк. Я взглянул на дом священника. Ставни и га были заперты. Казалось, все в нем было тихо. Я пришел к себе на квартиру и нашел Савельича. горю-• _• го по моем отсутствии. Весть о свободе моей обрадова-2 его несказанно. «Слава Тебе, Владыко! - сказал он, пе--- крестившись. — Чем свет оставим крепость и пойдем, • глаза глядят. Я тебе кое-что заготовил; покушай-ка, : :-:>шка, да и почивай себе до утра, как у Христа за па- янной» . Я последовал его совету и, поужинав с большим айне-м, заснул на голом иолу, утомленный душевно и физи- ; г I кн. ГЛАВА IX Разлука Сладко было спознаваться Мне, прекрасная, с тобой; Грустно, грустно расставаться, Грустно, будто бы с душой. Херасков.1 Рано утром разбудил меня барабан. Я пошел на сбор-место. Там строились уже толпы пугачевские около виселицы, где все еще висели вчерашние жертвы. Каза-стояли верхами, солдаты под ружьем. Знамена разведись. Несколько пушек, между коих узнал я и нашу, ставлены были на походные лафеты. Вое жители находись тут же. ожидая самозванца. У крыльца комен--тского дома казак держал под уздцы прекрасную бе-• ю лошадь киргизской породы. Я искал глазами тело мендантши. Оно было отнесено немного в сторону и икрыто рогожею. Наконец Пугачев вышел из сеней, -.род снял шапки. Пугачев остановился на крыльце и со сми поздоровался. Один из старшин подал ему мешок с - дными деньгами, и он стал их метать пригоршнями. 1 М.М.Херас ков. (1733—1807) русский поэт и драматург. Народ с криком бросался их подбирать, и дело обещаюсь не без увечья. Пугачева окружили главные из ого сообш-н 1-шов. Между ими стоял и Швябрпн. Взоры наши вотри-тили#; к моем он мог прочесть презрение, и он отворотился с иыражснием искренней злобы и притворной насмешливости. Пугачев, увидев меня в толпе, кивнул мне головою и подозвал к себе. * Слушай, — сказал он мне. Ступай сей же час ь Оренбург и объяви от мен:-, губернатору и всем генералам, чтоб ожидали меня к себ^-через педелю. Присоветуй нм йетретить меня с дет с козе любовию и послушанием; не то не избежать им лютой казни. Счастливый путь, ваше благородие!» Потом обратился он к народу и сказал, указывая на Швабрина: «Во: нам, детушки, новый командир. Слушайтесь его во всем, а он отвечает мне за вас и за крепость* - С ужасом услышал я сип олова: ХЛвабрин делался началыгаком крепости; Марья Ивановна оставалась в его власти] Боже, что е нею будет! Пугачев сошел с крыльпа. Ему подведи лошадь, Он проворно вскочил it седло, по дождавшись казанов, которые хотели было подсадить его. Б это время из толпы народа, вижу, выступил: мой Са-вельпч, подходит к Пугачеву и подает ему лист бумаги. Я не мог придумать, что цз того выйдет. «Это что?* — справил важно Пугачев. «Прочитай, так изволишь увидеть*, — отвечал Савейьич. Пугачев принял бумагу и долго рассматривал с видом значительным, а Что ты так мудрено пи гнешь? — сказал он наконец. — Паши светлые очи не могут тут ничего разобрать. Где мой обержекрётярь1?* Молодой малый в капральском мундире проворно подбежал к Пугачеву. «Читай вслух*, — сказал самозванец, отдавая ему бумагу. Я чрез в ы ч а й но j г гобои ытство в а л узнать, о чем дядька мой вздумал писать Пугачеву. Обер-секретарь громогласно стал по складам читать следующее: «Два халата, миткалевый" и шелковый полосатый, на шесть рублей*; — Это что значит? — сказал, нахмурясь, Пугач§В. Прикажи читать далее, — отвечал спокойно Са-вельич. 1 0(1?рёе#рет&рь — глинный секретарь. ■ Мттси.:/, — дешевая хлопчатобумажная тегикь. 168 Обер- секретарь продол жал; ■ Мундир из тонкою зеленого сукна, на семь рублей, Есины белые суконные, на пять рублей. Двенадцать рубах полотняных сод л ян док их с манжета* .. на десять рублей. Погребен с чайною посудою, на два рубля с полтп- КОЮ.Ту* — Что за вранье? — прервал Пугачев. Какое мне лп до погребцов н до штанов с манжетами? Савелиич крякнул и стал объясняться- «Это, батюшка, валишь видеть, реестр1 барскому добру, раскраденному аодея мп.,.* — Какими злодеями? ■ ■ спросил грозно Пугачев. Виноват; обмолвился, — отвечал Спвсльич, Эйо- si не злящей, а твои ребята-такп пошарили да иораетдека-Не гневпсь: конь и о четырех ногах да спотыкается, ■'пкажц уж дочитать. Дочитывай, — скакал Пугачев, Секретарь продолжил: «Одеяло ситцевое, другое тафтяное”, на хлопчатой бу-:аге, четыре, рубля. Шуба лисья, крытая алым ратином1', 40 рублей. Еще заячий тулупчик, пожалованный твоей милости на :д то ял им дворе, 16 рублей». — Это что еще! вскричал Пугачев, сверкнув 01'нен-ыжи глазами. Признаюсь, я перепугался за бедного моего дядьку. Он чел было пуститься опять в объяснения, но Пугачев его первая:: «Как ты смел лезть ко мне с такими пустяка-ш? ■ вскричал он, выхватя бумагу из рук секретаря и Ыне ее в лицо Сдвельичу. Глупый старик! Их обпбра-н; экая беда! Да ты должен, старый хрыч, вечно Бога мочить за меня да за моих ребят за то, что ты и с бар и ним-то юим не висите здесь вместо с моими ослушниками... Залип тулуп! Я-тс дам заячий тулуп! Да знаешь ли ты, что н ■ тебя живого кожу велю содрать на тулупы?» — Как изволишь, отвечал Савельич, — я п человек ■лиевольиып и за барское добро должен отвечать. рр.ёстр [ишеок, перечень. ■ Тафта -ижшя глянщрпщя щепновая ткань. f'muH — цгерстя ний ткввь для верхнее одежды. Пугачев был, видно, в припадке великодушия. Оп отворотился и отъехал, не сказав более ни слова. Швабрин и старшины последовали за ним. Шайка выступила из крепости в порядке. Народ пошел провожать Пугачева. Я остался на площади один с Савельичем. Дядька мой держал в руках свой реестр и рассматривал его с видом глубокого сожаления. Видя мое доброе согласие с Пугачевым, он думал употребить оное в пользу; по мудрое намерение ему не удалось. Я стал было его бранить за неуместное усердие и не мог удержаться от смеха. — Смейся, сударь, отвечал Савельич, — смейся; а как придется нам сызнова заводиться всем хозяйством, так посмотрим, смешно ли будет. Я спешил в дом священника увидеться с Марьей Ивановной. Попадья встретила меня с печальным известием. Ночью у Марьи Ивановны открылась сильная горячка. Она лежала без памяти и в бреду. Попадья ввела меня в ее комнату. Я тихо подошел к ее кровати. Перемена в ее лице поразила меня. Больная меня не узнала. Долго стоял я перед нею, не слушая ни отца Герасима, ни доброй жены его. которые, кажется, меня утешали. Мрачные мысли волновали меня. Состояние бедной, беззащитной сироты, оставленной посреди злобных мятежников, собственное мое бессилие устрашали меня. Швабрин, Швабрин пуще всего терзал мое воображение. Облеченный властию от самозванца, предводительствуя в крепости, где оставалась несчастная девушка — невинный предмет его ненависти, он мог решиться на все. Что мне было делать? Как подать ей помощь? Как освободить из рук злодея? Оетавалось одно средство: я решился тот же час отправиться в Оренбург, дабы торопить освобождение Белогорской крепости и но возможности тому содействовать. Я простился с священником и с Акулиной Памфиловной, с жаром поручая ей ту, которую почитал уже своею женою. Я взял руку бедной девушки и поцеловал ее, орошая слезами. «Прощайте, — говорила мне попадья, провожая меня, — прощайте, Петр Андремч. Авось увидимся в лучшее время. Не забывайте нас и пишите к нам почаще. Бедная Марья Ивановна, кроме вас, не имеет теперь ни утешения, ни покровителя». 17 0=_____ ________________________ _________________ ВышАД на площадь, я остановился ня минуту, взглянул виселицу, поклонился ей* вышел ив крепости и пошел Зреабургской дороге, Ср про вонзаемый Савельичем, ко-е,Iг: О'Г меня не отставал,.. Я шел* занятый своими раа-лення.чи, как вдруг услышал за собою конский топот, глдулся; вижу: из крепости скачет казак, держа баш-■.:кую лошадь в поводья и делая издали мне знаки. : тановидея и вскоре узнал нашего урядника, Ом, подпав, слез с своей лошади и: сказал, отдавая мне поводья yroiii - Ваше благородие! Отец наш вам жалует лошадь и зу с своего плеча (к седлу привязан был овчиный гу- I. Да еще, — прибавил, запинаясь, урядник. — жалует вам,,* полтину денег... да я растерял ее дорогою: про-ге великодушно. Сявельнч посмотрел на него косо и проворчал: Растерял дорогою! Л что же у тебя побрякивает за ■ухон? Бессовестный! — Что у меня за паз ухой-то побрякивает? возразил .-:липк, нимало не смутясь. Бог о тобою, старпнушка! . бренчит уздечка, а не полтина. Добро* — сказал я, прерывая спор. — Благодари от ?ня того, кто тебя прислал: а растерянную полтину по- ■ : чайся подобрать на возвратном пути и возьми себе на г ЛКу. Очень благодарен, ваше бла город не, — отвечал он, ■ 'Юрачивая свою лошадь, — вечно за вас буду Бога молить. При енх словах он поскакал назад, держась одной ру-■зо за пазуху, и через минуту скрылоя из виду. Я надел тулуп и сел верхом, посадив за собою Са- - ЛЬИЧЙ. Вот видишь ли, сударь* — сказал старик, — что ■ недаром пода;! мошеннику челобитье1: вору-то стало . вестно. хоть башкирская долговязая кляча да овчи-■ ■и тулуп не стоят и половины того, что они, мошетш- :п, у нас украли, и того, ч.то ты сам изволил пожал о--ть; да все же пригодится, а с лихой собаки хоть шерсти ллок. 1 4i ■ •иСшты' (устяр.) upouiwuu (от бить челбл кланяться ди .■.■млн). 171 ГЛАЯЛ X Осада города Занял луга и горы, С воршашл. как орсл, бросал на град он взоры. За станом1 повелел соорудить раскат" ГГ, л нем перуны'* скрыв, ь нощи" цршзееть ПОД град. Хера£/ср&, Приближаясь к Оренбургу, увидели мы толпу колодн ш ков1* г обритыми головами, с лицами, обезображен и ыми щипцами палача. Они работали около укреплении, под надзором гарнизонных инвалидов. Иные вывозили в тележках гор, наполгишшин ров; другие лопатками копал и землю; на валу каменщики таскали кирпичи и чинили городскую степу. V ворот части.те остановили нас и потребовали наших паспортов. Как скоро сержант услышал, что я еду из Белогорск ой крепости, то повел меня прямо в дом генерала. Я" застал его в саду. Он осматривал яблони, обнаженные дыханием осени, и с помощью старого садовника бережно их укутывал теплой соломой. Лицо его изображало спокойствие, здоровье п добродушие, Ом мне обрадовался и стал расспрашивать об ужасных происшествиях, коим11 я был свидетель. Я рассказал ему все. Старик слушал меня со вниманием и между тем отрезывал сухие ветви. ■?Бедный Миронов! сказал он, когда кончил я свою печальную повесть. — Жаль ёго: хороший был офицер. II мадам Миронов добрая была дама и какая манстсрпця грибы солить! А что Маша, капитанская дочка?# Я отвечал, что она осталась в крепости на руках у попадьи. «Ай, ли. ай! - ■ заметил rosicpa.T, Это плохо, очень плохо. На дцп> гш.шнура в бонн и ко в никак нельзя положиться. Что Будет с бедной девушкою?# Я отвечал, что до Белогорскон крепости неда- Стаи лагерь. U?py)L Gor Г|Юч& es древнееллдфнекой яцф.&яогшь вдейв под перунами падрнзумевиют£Я пупткн. ' Б нощи (>7CTiLp.> — ночью. . Щадодник - арестант, уавш; u яЬ лодках. " Коим (yirrap,) которыч- 772 li что, вероятно, его превосходительство но замедлит п-ггь войско для освобождения бедных ос жителей. Гест покачал головою о видом недоверчивости, «Посмот-м. посмотрим, — сказал он, — Об этом мы еще успеем . >дконать. Прошу ко мне пожаловать на чашку чаю: ее-щя у меня будет военный совет. Ты Можешь нам дать пые сведения о бездельнике Пугачеве и об его войске, перь покамест поди отдохни*. Я пошел на квартиру, мне отведенную, где Савельич -:е хозяйничал, и с нетерпением стал ожидать казначен- ■ ■> времени. Читатель легко себе представит, что я пс .минул1 явиться нё совет, долженствовавший иметь та- ■ ■ влияние на судьбу мою. Б назначенный час я уже был -сна рала. Я застал у него одного из городских чиновников, поится, директора таможни*, толстого и румяного старпч--■ глазетовом'* кафтане. Он стал расспрашивать меня о ,:гбе Ивана Кузмпча, которого называл кумом, и часто срывал мою речь дополнительными вопросами и нравотельными замечаниями, которые если и не обличали в м человека сведущего в военном искусстве, то но крайни морс обнаруживали сметливоеть и природный ум, . кду тем собрались п прочие приглашенные. Между ми, кроме самого генерала, не было ни одного военного ■■ :овспа. Когда всеуеййиоь и всем разнесли по чашке чаю, ■ ■■рал изложил весьма ясно и пространно, в чем состояло ю. <■ Теперь, то с под а, ■ продолжал он, — надлежит ре-пъ, как нам действовать против у мятежников: насти-пп’лШО иди оборонительно'! Каждый из оных способов ■лет сбою выгоду и невыгоду. Действие наступательное ; ед отдаляет более надежды на скорейшее истребление .-.приятеля; действие оборонительное более верно и безо- оно... Итак, начнем собирать голоса по законному полку, то есть начиная с младших по чину. Г-н прапор-...чкЯ — продолжал он, обращаясь ко мыс. Извольте "ьясннть нам ваше мнение*, Я встал к, в коротких одо- Пи прем йнил Густ ар -) — шн за бы л. Талкиу/и г учреждение для контроля ыи li розовом товаров через .нишу. 1 Г:и— узорчатая швлкяваЯ ткань, : ТТрапдрщшс младший офицерский чин и царской арьпти. 173 вах описав сперва Пугачева и шайку его, сказал утвердительно, что самозванцу способа не было устоять противу правильного оружия1. Мнение мое было принято чиновниками с явною небла-госклонностию. Они видели в нем опрометчивость и дерзость молодого человека. Поднялся ропот, и я услышал явственно слово «молокосос», произнесенное кем-то вполголоса. Генерал обратился ко мне и сказал с улыбкою: «Господин прапорщик! Первые голоса па военных советах подаются обыкновенно в пользу движений наступательных: это законный порядок. Теперь станем продолжать собирание голосов. Господин коллежский советник-, скажите нам ваше мнение!» Старичок в глазетовом кафтане поспешно допил третью свою чашку, значительно разбавленную ромом, и отвечал генералу: «Я думаю, ваше превосходительство, что не должно действовать ни наступательно, ни оборонительно». — Как же так, господин коллежский советник? — возразил изумленный генерал. Других способов тактика1 * 3 не представляет: движение оборонительное или наступательное... — Ваше превосходительство, двигайтесь нодкупательно. — Эх-хе-хе! мнение ваше весьма благоразумно. Движения подкупательные тактикою допускаются, и мы воспользуемся вашим советом. Можно будет обещать за голову бездельника... рублей семьдесят или даже сто... из секретной суммы... — И тогда, — прервал таможенный директор, — будь я киргизский баран, а не коллежский советник, если эти воры не выдадут нам своего атамана, скованного но рукам и по ногам. — Мы еще об этом подумаем и потолкуем, отвечал генерал. — Однако надлежит во всяком случае предпринять и военные меры. Господа, подайте голоса ваши по законному порядку. Все мнения оказались противными моему. Все чиновники говорили о ненадежности войск, о неверности удачи, 1 Правильное оружие - здесь: регулярные войска. Коллежский советник — гражданский чин VT класса (по Табели о рангах). 3 Тактики — наука о ведении боя. 174 г осторожности и тому подобном. Все полагали, что благо-; язумнее оставаться иод прикрытием пушек за крепкой менной стеною, нежели на открытом поле испытывать •астие оружия. Наконец генерал, выслушав все мнения, тряхнул пепел из трубки и произнес следующую речь: — Государи мои! должен я вам объяснить, что с моей гороны я совершенно с мнением господина прапорщика гласен: ибо мнение сие основано на всех правилах здра-й тактики, которая всегда почти наступательные движения оборонительным предпочитает. Тут он остановился и стал набивать свою трубку. Само-юбне мое торжествовало. Я гордо посмотрел на чиновнике, которые между собой перешептывались с видом неудовольствия и беспокойства. — Но. государи мои, — продолжал он, выпустив вмес- - с глубоким вздохом густую струю табачного дыму. — 1 не смею взять на себя столь великую ответственность, когда дело идет о безопасности вверенных мне провинций императорским величеством, всемилостивейшей моею сударыней. Итак, я соглашаюсь с большинством голо-в. которое решило, что всего благоразумнее и безопаснее г утри города ожидать осады, а нападения неприятеля си- - :>й артиллерии и (суде окажется возможным) вылазка-уи — отражать. Чиновники в свою очередь насмешливо поглядели на :еня. Совет разошелся. Я не мог не сожалеть о слабости : учтенного воина, который, наперекор собственному убеж--нлю, решился следовать мнению людей несведущих и -“ОПЫТНЫХ. Спустя несколько дней после сего знаменитого совета ■ нали мы, что Пугачев, верный своему обещанию, приближался к Оренбургу. Я увидел войско мятежников с высоты - людской стены. Мне показалось, что число их вдесятеро г'.еличилось со времени последнего приступа, коему был я зпдетель. При них была и артиллерия, взятая Пугачевым в талых крепостях, им уже покоренных. Вспомпя решение авета, я предвидел долговременное заключение в стенах ренбургских и чуть не плакал от досады. Нс стану описывать оренбургскую осаду, которая принадлежит истории, а не семейственным запискам. Скажу зкратце, что осада по неосторожности местного начальства :-ыла гибельна для жителей, которые претерпели голод и 175 всевозможные бедствия. Легко можно себе вообразить, что жизнь и Оренбурге была самая несносная. Вес о унынием ожидали решения своей участи; псе охали от дороговизны, которая н самом деле была ужасна. Жители привыкли к ядрам, залетавшим на их дворы* даже приступы Пугачева ужо нс привлекали общего любопытства!? Я умирал от скуки. Время шло. Писем из Беломорской крепости я не получал. Все дороги были отрезаны. Разлука е Марьей Ивановной становилась мне нестерпима. Неизвестность о ее судьбе меня мучила. Единственное развлечение мое состояло в наездничестве. По милости Пугачева, и имел добрую лошадь, с которой делился скудной нищею и на которой ежедневно выезжал я за город перестреливаться с пугачевскими наездниками. В этих перестрелках перевес был обыкновенно на стороне злодеев, сытых, пьяных и добро* коннfits. Тощая городовяя конница не могла их одолеть. Иногда выходила в поле и наша голодная пехота, но глубина снега мешала ей действовать удачно противу рассеянных наездников. Артиллерия тщетно гремела с высоты вяла, а в поле вязла и не двигалась по причине из ну рения лошадей, Гаков был образ наших военных действий! И вот что оренбургские чиновники называли осторожности ю н благор аз ум кем! Однажды, когда удалось нам как-то рассеять и прогнать довольно густую тол л у. наехал я на казака, отставшего or своих товарищей: я Готой был уже ударить его своею турецкою саблею, как вдруг он снял шапку и закричал: «Здравствуйте, Петр Андреич! Как вас Бог милует!* Я взглянул и узнал нашего урядника. Я несказанно ему обрадовался. «Здравствуй, Макси мыч, — сказал я ему. — Давно ли ив Белогорской?* Недавно, батюшка Петр Андреи ч: только вчера воротился, У меня есть к вам ипсыяецо, — Где же оно? — вскричал я, весь так и вспыхнув. Со мною, ^отвечал Максим ьгч. положки руку за пазуху. — Я обещался Палаше уж как-нибудь да вам доставить. Гут он подал мне сложенную бумажку и тотчас ускакал. Я развернул ее и с трепетом прочел следующие строки: «Богу угодно было лишить меня вдруг отца и матери; не имею на земле ни роднп, ни пок ро в пте л ей. Прибегаю к 176 —______- _____ _____ ___________________ :зная, что вы всегда желали мне добра и что вы всяко-человеку готовы помочь. Молю Бога, чтоб это письмо •нибудь до вас дошло! Максимыч обещал вам его доставить. Палаша слышала также от Максимыча, что вас он - то издали видит на вылазках и что вы совсем себя не режете и не думаете о тех, которые за вас со слезами Бо-молят. Я долго была больна; а когда выздоровела, Алек- Пванович, который командует у нас на месте покойно-батюшки, принудил отца Герасима выдать меня ему, :ращав Пугачевым. Я живу в пашем доме под карау-!. Алексе!! Иванович принуждает меня выйти за него муж. Он говорит, что спас мне жизнь, потому что притч обман Акулины Памфиловны, которая сказала зло--:м, будто бы я ее племянница. А мне легче было бы уме- - нежели сделаться женою такого человека, каков ,-_:ексей Иванович. Он обходится со мною очень жестоко и ■зптся, коли не одумаюсь и не соглашусь, то привезет чя в лагерь к злодею, и с вами-де то же будет, что с Ли- - .зетой Харловой1. Я просила Алексея Ивановича дать мне думать. Он согласился ждать еще три дня; а коли через ; и дня за него не выду, так уж никакой пощады не будет, -лчошка Петр Андреич! вы один у меня покровитель, затупитесь за меня, бедную. Упросите генерала и всех мандиров прислать к нам поскорее сикурсу да лриез- - < нте сами, если можете. Остаюсь вам покорная бедная нрота. Марья Миронова». Прочитав это письмо, я чуть с ума не сошел. Я пус- - глея в город, без милосердия пришпоривая бедного мое- коня. Дорогою придумывал я и то и другое для из-5 явления бедной девушки и ничего не мог выдумать. Прискакав в город, я отправился прямо к генералу и прометью к нему вбежал. Генерал ходил взад и вперед по комнате, куря свою пенковую2 трубку. Увидя меня, он остановился. Вероятно, вид мой поразил его; он •ботливо осведомился о причине моего поспешного прихода. Л и з а в , подле(чккя. 178 Скорее1 соглашусь умереть, — сказал я в бешен -— нежели уступить ее Швабр и ну! Ба. бя, 0а, 6а! --- сказал старик. — Теперь понимаю: внднй., в Марью Ивановку влюблен. О, дело другое! : ■.гii малый! Но все же я никак нс могу дать тебе роту атя пол сотки казаков. Эта экспедиция была бы небла-зумна; я не могу взять ее на свою ответст вен ноет ь. Я потупил голову; отчаяние мною овладело. Вдруг ль мелькнула в голове моей: в чем оная состояла, чита-■ увидит из следующей главы, как говорят старинные ■ ■ гннсты. ГЛАВА XI Мятежная слобода Б ту пору лев был сыт, хоть с роду ен свиреп. ♦ Зачем пожаловать изволил в ной вертеп1?* — Спросил on ласково. .4. Оумароко#*, Я оставил генерала и поспешил на свою квартиру, Са-■ .нч шерстил меня с обыкновенным споим увещанием. - юта тебе, сударь, переведываться* е пьяными разбонпп- h nil Боярское ли это дело? Не ровен час: ни за что пропа-: ь, И добро бы уж ходил ты на турку или на шведа, а то - : и сказать на кого*. Я прервал его речь вопросом: * Сколько у меня всего-на ■ : денег?* — * Будет с тебя, - отвечал or? с довольным в дом. Мошенник si как там ни шарили, а я все-таки £ дел утаить*. И с этим словом он вынул из кармана длине i вязаный кошелок, полны и серебра. *Ну, Саве л ь-с казал я ему, — отдай же мне теперь полови згу; а е . .ильное возыни себе. Я еду в Беломорскую крепость*, ■ Батюшка Петр Лпдреич! -- сказал добрый дядька жащим голосом. — Побойся Бога.: как тебе пускаться в : рогу к нынешнее время, когда оакула проезду нет от : иотнпгкоя! Пржалей ты хоть своим родителей, коли сам -бя но жалеешь. Куда тебе ехать? Зачем? Погоди малепъ- 1 Нгрщгтг (ста рос лав.) яещотр ■ :-!тот гшш'ряф сочинен ЩЙпкнш.ги н пришили* Сумарокову. ПеревбдыбатьсЛ — здесь: лерестрс.тим.-.н.ггн, льгходчть нн поединок. ic а; вон ска придут, переловят мошек е pi кое; тогда поезжан сабе хоть на все четыре стороны. IГ о намерение мое было твердо принято. — Поздно рассуждать, — отвечал я старику. - Я должен ехать, я нс могу и с ехать. Не тужи# Савельич: Бог милостив; авось увидимся! Смотри же, ею соесстись и не скупись. J [окупай, что тебе будет нужно, хоть втридорога. Деньги эти я тебе дарю. Если черве три дня не ворочусь,.. Что ты это, сударь? — прервал меня Савелиич. — Чтоб я тебя пустил одного! Да этого и во сие не проси. Колн гы уж pern [лея ехать, то » хоть пешком да пойду за тобой. а тебя не покину. Чтоб я стал без тебя сидеть за каменной стеною! Да разве л с ума сошел? Воля твоя, судари, а я от тебя до отстану, Я знал, что с Снвсльичем спорить было нечего, и позволил ему приготовляться в дорогу. Через полчаса я сел па своего доброго коня, а Снвельич на тощую и хромую кля чут которую даром отдал ему одни из городских жителей, ие имея более средств кормить ее. Мы приехали к городским воротам; караульные нас пропустили; мы выехали из Оренбурга. Начинало смеркаться. Путь мой шел мимо Бердскоп слободы, пристанища пугачевского. Прямая дорога занесена была снегом, но но всей степи видны были конские следы, ежедневно обновляемые. Я ехал крупной рысью. Сакс л ьич едва мог следовать за мною издали и кричал мне поминутно; -Потише, с ударь, ради Бога потише! Проклятая клячонка моя не успевает за твоим долгоногим бесом. Куда спешишь? Добро бы на [щр, а то под обух, того и гляди,., Петр Андреич... батюшка Петр Андрепч!.. Нс погуби!., Господи Владыко, пропадет барское дитя!* Вскоре засверкали бердские огни. Мы подъехал]» к оврагам, естестве!шым укреплениям слободы. Савельпч от меня не отставал, не прерывая жалобных своих молениЖ Я надеялся объехать слободу благополучно, как вдруг у ни дол в сумраке прямо перед собой человек пять, мужиков, вооруженных дубинами: это Выл передовой караул пугачевского пр иста и ища. Нас окликали, Не зная пароля, я хотел молча проехать мимо их; но они меня тотчас окружили, и один из них схватил лошадь мою за узду. Я выхватил саблю и ударил мужика по голове: шапка спасла его, однако оп зашатался и выпустил из рук узду. Прочие .'мутились и отбежали: я воспользовался этой минутой., при ш порил лошадь и поскакал. Том нота приближающейся ночи могла избавить меня от всякой опасности, как вдруг, оглянувшись, увидел п. что Савсльича со мною не было. Бедный старик на своей хромой лошади не мог ускакать от разбойников. Что было ; слать? Подождав его несколько минут и уд осте варясь в гам, что он Sjaдержан, я поворотил лошадь и отправился его выручать. Подъезжая к оврагу, услышал я падали шум, крики и годов моего Саколыша. Я поехал скорее и вскоре очутился снова между караульными мужикал:и* Жтаповившими меня несколько мштут тому назад, Сявельнч находился между ими. Они стащили старика е его клячи и готовились вязать. Прибытие мое их обрадовало. Они с криком бросились на меня и мигом стащили с лошади. Один из НИХ, по-видпмо-му, главный, объявил нам, что он сейчас поведет нас к государю. «А на mi батюшка, прибавил оп, волен приказать! сейчас ли вас повесить, ал и дождаться свету Божия и. Я на противился; Санельич последовал моему примеру, и караульные поксли нас с торжеством. Мы перебрались через овраг и вступили в слободу. Во всех избах горели огни. Шум и крики раздавались везде. На улице я встретил множество народу; но никто в темно v нас не заметил и не узнал во мне оренбургского офицера. Нас привели прямо к избе, стоявшей на углу перекрестки. У ворот стояло несколько винных бочек и две пушки. ■ Вот и дворец, — сказал один из мужиков, — сейчас об ялг доложим*. Он вошел в избу. Я взглянул на Савельича; старик крестился, читая про себя молитву. Я дожидался долго; наконец мужик воротился и сказал мне; * Ступай; маш батюшка велел впустить офицера». Я вошел в ламу, или во дворец, как называли се мужики. Ока освещена была двумя сальными свечами, а стены ■клеены были золотою бумагою; впрочем, лавки, стол, рукомойник на веревочке, полотенце на гвозде, ухват в углу и широкий шесток к уставленный горшками, все было как в Обыкновенной изба. Пугачев сидел под образами, в красном кафтане, в высокой шапке и на ж но подбочагь. Около неги стояло несколько из главных его товарищей, с Ш г сток — гмрщядкй к передней части русской Пелл. ш видом притворногф подобострастия. Видно было, что весть прибытии офицера из Оренбурга пробудила и бунт о ищи-Kfix сильное любопытство и что они приготовились встретить меля с торжеством. Пугачев узнал меня с первого взгляда. Поддельная важность его вдруг исчезла. «Л. ваше о л а гор од по! ■ сказал он мне с живости ю. — Как поживай ешь? За'чем тебя Ror принес?» Я отвечал, что ехал по своему делу и что люди ого меня остановили. *А по какому делу? о — спросил он меня. Я не знал, что отвечать. Пугачев, полагая, что я не хочу объясняться при свидетелях, обратился к своим товарищам и велел нм выйти. Все послушались, кроме двух, которые не тронулись с места, * Говори смело при них. сказал мне Пугачев, — от них я ничего не таю». Я взглянул наискосок на наперсников1 самозванца. Один из них, тщедушный и сгорбленный старичок с седою бородкою, не имел в себе ничего замечательного, кроме голубой ленты, надетой чрез плечо- по серому армяку. Но ввек не а а Пуд у его товарища. Он был высокого росту, дороден и широкоплеч, и показался мне лет сорока пяти. Густая рыжая борода, серые сверкающие глаза, нос без ноздрей и красноватые пятна ма лбу п на щеках придавали сто рябому, широкому лицу выражение неизъяснимое. Он был в красной рубахе, и киргизском халате и н казацких шароварах. Первый (как узнал я после) был беглый капрал Белобородов: второй — Афанасий Соколов (прознанный Хдопушей*), ссыльный преступник, три раза бежавший из сибирских рудников. Несмотря на чувства, исключЦельно меня волновавшие, общество, в котором я так нечаянно очутился, сильно развлекало мое воображение. По Пугачев привел меня в себя своим вопросом: «Говори, по какому же делу выехал ты из Оренбурга?* Странная мысль пришла мне в голову: мне показалось, что провидение1, вторично приведшее меня к Пугачеву, подавало мне случай привести в действие нос намерение. 1 2 1 Наперсник {у гтар.) любимец, че лчвек, п о л [ .□ ующ] i i ica оерСы лг до - DCpilCM. 2 Пугачев выдавал своих приближенных mi царских вельмож. Голубую лея ту черев плечо носили награжденные высшим орденом ■ Лил рея Перзазвв иного. ]£ ел пбпродпв is X л од! ;i Щ в — видные участники Пугачевского восстании (исторически*?' литр, 1 П{юашЪ'нир — высшая Еожсгввиаая сила, судьба. 132 А- С. Пушкин. -Капитанская дочка*. Xyi). С.Герасимам Я решился им воспользоваться и, не успей обдумать то, на что решался, отвечал на Eonpoe Нуга чек а; — Я ехал в Б ело горе кую крепость избавить сироту, которую тамг обижают, Глаш у Пугачева засверкали. *Кт<> из моих людей смеет обежать сироту? закричал он. — Будь он семи пядень во лбу, а от суда моего не уйдет. Говори: кто виноватый?* Швабр пн виноватый, отвечал я, — Он держит в айфоне ту девушку, которую ты видел, больную, у попадьи, и насильно хочет на ней жениться. 183 — Я проуиу Швабрина, — сказал Пугачев. — Он узнает. каково у меня своевольничать и снижать народ, Я его повешу. Прикажи слово мол нить, сказал Хлоп у о га хриплым голосом. Ты поторопился назначить ИГвабрнна н коменданты крепости, а теперь, торопишься его вешать. Ты уж оскорбил казаков, посадив дворянина им в начальники; пс пугай же дворян, казни их по первому наговору1. - Нечего их ни жалеть, и и жаловать! — сказал старичок в голубой ленте. — Швабрпнл с казнить не беда; а не худо и господина офицера допросить порядком; зачем изводил пожаловать. Если он тебя государем не признает, так нечего у тебя и управы л (жать; а кили признает, что же он до сегодняшнего дня сидел в Оренбурге с твоими су-илютагамп^? Не прикажешь ли свести его в приказную" да запалит там огоньку: мне сдается, что его милость подослал к нам от оренбургских командиров. Логика старого злодея показалась мне довольно убедительно];. Мороз пробежал по всему моему телу при мысли, в чьих руках я находился. Пугачев заметил моо смущение. *Ась; ваше благородие? — сказал он мне, подмигивая. ■ Фельдмаршал мой, кажется, говорит дело. Как ты думаешь?* Насмешка Пугачева возвратила мне бодрость, Я спокойно отвечал, что я нахожусь в его власти и что он волен поступать со мною, как ему будет угбдио. ■ Добро, — сказал Пугачев, Теперь скажи, в каком состояний ваш город. - Славу Богу, — отвечал я, — вое благополучно. Благополучно? — повторил II у гачен. — А народ мрет с голоду! Самозванец говорил правду; но я по долгу присяги стал уверять, что все это пустые слухи п что в Оренбурге довольно всяких запасов. ■ Ты видишь, — подхватил старичок, ■ что он тебя в глаза обманывает. Сое беглецы согласно показывают, что в 1 Fla говор -- поклеп, млниотд, "Супостат (уетаро— нриг. ' Прик&зЩл {приказпил изба) — помещеьн'ё. где лепрпшшшлн tipL-u-товянных. 1S4 Оренбурге голод и мор, что там едят мертвечину, и то за честь; я его милость уверяет, что всего вдоволь. Коли ты [Пвабрина хочешь повесить, то уж на тон же виселице повесь и этого молодца, что о никому нс было завидно. Слова проклятого старика, казалось, поколебали Пугачева1: К счастию, Хлопуша стал противоречить своему товарищу. — Полно, Наумыч, - - оказал он ему. — Тебе бы все душить да резать. Чт'О ты за богатырь? Поглядеть, так в чем душа держится. Сам в могилу смотришь, а других губишь. Разве мало крови на твоей совести? Да ты что за угодник1? — возразил Белобородов. — У тебя-то откуда жалость взялась? — Конечно, - отвечал Хлопуша, — и я грешен, и эта рука (тут он сжал свой костлявый кулак и, заеуча рукава, открыл косматую руку), и эта рука повинна в пролитой христианской крови. Но я губил супротивника, а не гостя; на вольном перепутье да в темном лесу, не дома, сидя за нс чью; кистенем- и обухом, а нс бабьим наговором. Старик отворотился и проворчал слова: (-Рваные ноздри!..» — Что ты там шепчешь, старый хрыч? — закричал Хлопу:па. — Я тебе дам рваные ноздри; погоди, придет и г вое время; Бог даст, и ты щипцов понюхаешь... А покамест смотри, чтоб н тебе бород иш к и не вырвал) — Господа енералы! — про вой лас ил важно Пугачев, Полно вам ссориться - Не беда, если о и все оренбургские собаки дрыгали ногами под одной перекладиной: беда, если наши кобели меж собою перегрызутся. Ну, помиритесь. Хлопуша и Белобородов не сказали шт слова и мрачно смотрели друг на друга. Я увидел необходимость переменить разговор, который мот кончиться для меня очень невыгодным образом, и, обратясь к Пугачеву, сказал ему с веселым видом: *Ах! я было и забыл благодарить тебя за лошадь и за тулуп. Без тебя я не добрался бы до города и замерз бы ма дороге». ' Угб&н&к—тдк йорукшше называла йевотърых еиитык (буквально: человек; угодивший Богу). 2 Щистснь — старинное pynaot* оружие (тяжелый набалдашник на калиткой рукоятке). ■ —---------------- —------------185 Уловка моя удалась. Пугачев развеселился. «-Долг платежом красен, — сказал он. мигая и прищуриваясь. — Расскажи-ка мпе теперь, какое тебе дело до тон девушки, которую Шапорин обижает? Уж ие зазноба1 ли сердцу молодецкому? a?t - Она невеста моя, — отвечал я Пугачеву, нидл благоприятную перемену погоды и пс находя нужды скрывать истину. — Твоя невеста! — закричал Пугачев. Что ж ты прежде но сказал? Да мы тебя женим и на свадьбе твоей попируем! — Потом, обращаясь к Белобородову: Слу- шай, фельдмаршал! Мы | его благородием старые приятели; с ядом-к а да поужинаем; утро вечера мудренее. Завтра посмотрим, что с ним сделаем. Я рад был отказаться от предлагаемой чести; но делать было нечего, Две молодые казачки, дочери хозяина избы, накрыли стол белок скатертью, принЦли хлеба, ухи и i[соколь-ко штофов с вином и пивом, и я вторично очутился за одною трапезою с Пугачевым и о его страшными товарищам#. Оргпя-', коей я был невольным свидетелем, продолжалась до глубокой ночи. Наконец хмель начал одолевать собеседников, Пугачев задремал:, сидя на своем месте; товарищи его встали и дали мне знак оставить его. Я вышел вместе с им ми. По распоряжению Хлоп у ши, караульный отвел меня в приказную пабу, где я нашел и Савелиича и где меня оставили с ним взаперти. Дядька был в таком изумлении при виде всего, что происходило, что не сделал мне никакого вопроса. Он улегся в темноте и долго вздыхал и охал; наконец захрапел, а я предался Ёйй мышлениям,- которые во всю ночь ни па одну минуту не дали мне задремать. Поутру пришли меня зеить от имени I Пугачева. И пошел к нему. У ворот его стояла кибитка, запряженная тройкою татарских лошадей. Народ толпился на улице; В сенях встретил я Пугачева: он был одет но-^рЬжному, в чубе и в киргизской шапке. Вчерашние собеседники окружали его. приняв на себя вид подобострастия, который сильно противоречил всему, чему я был свидетелем накануне. Пугачев весело со мною поздоровался и велел мне садиться с ним в кпбтгтку. ' :ia.in65ii I н.лридк Д — згюбнмдл. йЬзл юОлыщдя. - Оргих — ао дойка, шумная пирушка. Мы уселись. «В Белогпрскую крепость!* —сказал Пугачев ш ирйколлечему татарину, стол правящему тройкою. Сердце мое сильно забылось. Лошади тронулись, колокольчик загремел, кибитка полетела... «Стоп! Стой!» — раздался голос, слишком мне знакомый, — и я увидел Савелиича, бежавшего нам няпстречу. Пугачев велел остановиться. «Батюшка Петр Аыдреич! — кричал дядька. — Не накинь меня на старости лет посреди етих мошек...* — *А, старый хрыч! — сказал ему Пуга чев. —Опять Бог дал свидеться. Ну, садись па облучок*. — Спасибо, государь, спасибо, отец родной! — говорил С ал ель ич, усажйвалсдй — Дам Бог тебе сто. лйёздравствовать за то, что меня старика приз рил1 и успокоил. Бок за тебя буДУ Бога молить, а о заячьем тулупе и упоминать уж не стану; Этот заячий тулуп мог наконец не на шутку рассердить Пугачева, К счастию, самозванец или пс рпсслыхал, или пренебрег неуместным дамском. Лошади поскакали; народ на улице останавливался и кланялся в пояс. Пугачев кивал головою на обе стороны. Через минуту мы выехали из слободы и помчались тто гладкой дороге. Легко можно себе представить, что чувствовал я в зту минуту. Черёд несколько часов должен я был увидеться с той. KOTopyjo почитал уже для меня потерянною, Я воображал себе минуту нашего соединения.,, Я думал также и о том человеке, н чьих руках находилась моя судьба и который но странному стечению обстоятельств таинственно был со мною связан. Я вспоминал on опрометчивой жестокости* о кровожадных привычках того, кто вызывался быть избавителем моей любезной! Пугачев нс знал, что она была дочь капитана Миронова; озлобленный Швабрин мог открыть ему нее; Пугачев мог проведать истину и другим образом... Тогда что станется с Марьей Ивановной? Холод пробегал но моему телу, г волоса становились дыбом,,. Вдруг Пугачев прервал мои размышления, обратясь ко мне с вопросом: О чем, ваше благородие, изволил задуматься? — Кщ не задуматься, — отвечал я ему. — Я офицер и [Корякин; вчера еше дрался протияу тебя, а сегодня еду с тобой в одной к к битке, и счастие всей моей жизни завысит от тебя. — Что ж? — спросил Пугачев. — Страшно тебе? ! npu.ipdnu, (устар.) — позаСют-нтьси, ы;)ят>, ппд опеку. - 1S7 Я Отвечал, что, быв однажды уже им помиловав я надеялся не только на ого нош аду, но даже и па помощь. — И ты пряв, ей-богу прав! сказал самозванец. — Ты индол, что мои рей ятя смотрели па тебя косо; а старик п сегодня настаивал на том, что ты шпион и что надобно тебя пытать и поносить; по я не согласился, — прибавил он, понизив голос., чтоб Савелытч и татарин не могли его услышать, — помня твой стакан вина и заячий тулуп. Ты видишь, что я не такой еще кровопийца, как говорив обо мне ваша братья, Я вспомнил взятие Белогорской крепости, по нс почел нужным его оспоривать is не отвечал ни слова. — Что говорят обо мне в Оренбурге? — спросил Пугачев, помолчав немного. — Да говорят, что о тобою сладить трудновато; нечего сказать: дал ты себя внять. Лицо: самозванца изобразило довольное самолюбие. ^Да! — сказал он о веселым видом. — Я воюю хоть куда. Знают ли у вас в Оренбурге о сражении иод Юзеевой? Сорок енералов убито, четыре армии взято в полон. Как ты думаешь: прусский король, мог ли бы со мною потягаться?* Хвастливость разбойника показалась мне забавна. — Сам как ты думаешь? — сказал я ему, управился ли бы ты с Фрид ериком1? — С Федором Федоровичем? А как же нет? С вашим» е перл л ям и ведь а же управляюсь; а они его бивали. Доселе оружие мое было счастливо. Дай срок, то ли еще будет, как пойду на Москву. — А ты полагаешь идти на Москву? Самозванец несколько задумался и сказал вполголоса: — Бог весть. Улица моя тесна: воли мне мало. Ребята мои умничают. Оип воры. Мне должно держать ухо востро: при первой неудаче они свою г шло выкупят моею годиною. — То-то! сказал я Пугачеву. — Не лучше ли тебе отстать от них самому, заблаговременно, да прибегнуть к милосердию государыни? Пугачев горько усмехнулся. «Нет. отвечал он, — поздно мне каяться. Для меня не будет помилования. Буду 1 Фр и 0<’р v х (<■ Федор Федорович*) Фридрих II (ШЙ—1?86), нрусЕ-кш: король, арм!гя которого н геред&пе .Will дева была раигромле-гтд русскими жшскиын. 1SS =-----------_ . ■ одолжать, tvпк начал. Как эиатъ7 Авось и удастся! Гркит-.■ Отрепьев ведь поцарствовал же над Москвою*, - А знаешь ты, чем он кончил'? Его выбросили из окна, резали, сожгли, за ряд млн его пеплом пушку и выпалили! — Слушай, — сказал Пугачев | каким-то диким шюк-гвением. — Расскажу тебе сказку, которую и ребячестве ■не рассказывала старая калмычка. Однажды орел еп развал у ворона: скажи, ворон-птица, отчето жив ешь ты на -лом свете триста лет, и я веего-навсв только тридцать ■ i! года? — Оттого, батюшка, отвечал ему ворон, что ты ьешъ Живую tiровь, а я питаюсь мертвечиной. Орел пбду-;ал: давай попробуем и мы питаться тем же. Хорошо. По- ■ гели орел да ворон. Вот завидели палую лошадь; спусти-псь и сели. Ворон стал клепать да похваливать. Орел люнул раз, клюнул другой, махнул крылом и сказал во- ■ ■ну: нет, брат ворон! чем триста лет питаться падалью, -ешс раз напиться живой кровью, а там что Бог дает! — Еакова калмыцкая сказка? — Затейлива. — отвечал я ему. — Но жить убийством разбоем значит по мне клевать мертвечину. Пугачев посмотрел па меня е удивлением и ничего не таечал. Оба мы замолчали, по грузясь каждый в свои размышления. Татарин затянул унылую песню: Савельнч, .-земля, качался на облучке. Кибитка летела по гладкому зимнему путл... Вдруг увидел я деревушку на крутом бере-у Яика, о частоколом и с колокольней - и через четверть .аса въехали мы в Белогорекую крепость. ГЛАВА XII Сирота Как у наглей у яблоньки Ни перхутпкн нет, ни отросточек; Как у нишей у кнаглиюшкп Нп отця нету, ни матери. Снарядить-то ее некому, Блпгос.юпять-то ее некому. Судебная пЫнл. Кибитка подъел ал а к крыльцу комендантского дома. Народ узнал колокольни гг Пугачёва и толпою бежал за пяти. Швабр и и истратил самозванка на крыльце. Он был гдет казаком и отрастил себе бороду. Изменник помог Пугачеву нылезть из кибитки, в подлых выражениях изъяв- ляя свою радость л усердие. Увидя мсеш, он смутился, ьго во к ope оправился, протянул мне руку, говоря: *И ты няш? Давно бы так!* — Я отворотили® от него и гщчего не отвечал. Сердце мое заныло, когда очутились мы в давно знакомой комнате, где на стене внеел еще диплом покойного коменданта, как печальная эпитафия1 прошедшему времени. Пугачев сел па том диване, на котором, бывало, дремал Иван Кузмич, yes.(пленный ворчанием своей супруги. Швабрин сам поднес ему водки. Пугачев выпил рюмку и сказал ему* указав па меня: «Попотчуй и его благородие*. ! I: вабрип подошел ко мне е своим подносом,: по я вторично от него отворотился. Он казался сам не свой* При обыкновенной своей сметливости он, конечно, догадался, что ГТу■ гачев был нм недоволен. Он трусил перед ним, я на мен к доглядывал с недоверии воетшо. Пугачев осведомился о состоянии крепости, о слухах про Ш'прпятельскпе войска и тому подобном и вдруг спросил его неожиданно: <• Скажи, б ратей, какую девушку держишь ты у себя под караулом? Покажи -ка мне сс». Швабрин побледнел как мертвый. $ Государь, — сказал он дрожащим голосом,., ■ - Государь, она не под караулом.,* она больна... она в еветлицй лежит*, «Веди ж меня к ней», — сказал самозванец* вставая с места. Отговориться было невозможно. Швабрин повел Пугачева в светлицу Марьи Ивановны. Я за ними последовал. Швабр!tм остановился на лести!где, «Государь! — сказал он. — Вы властны требовать от меня, что вам угодно, но не прикажите постороннему входить в спальню к жене моей». Я затрепетал, «Так ты женат!» — сказал я Швабрину, готовлен его растерзать, Тите! — прервал 1меня Пугачев, У то мое дело, А ты, - продолжал оп, обращаясь к Швабрину. — не умничай и тге ломайся: жена ли и па тебе или не жена, а я веду к ней кого хочу. Ваше благородие, ступай ля мною. У дверей светлицы Швабрин опять остановился и сказал прорывающимся голосом: «Государь, iпредупреждаю вас, что она в белой горячке и третий день как бредит без умолку*. 1 Эпитафия налгробяяя, нвмагштьнй* о»длись. 190 ■ Отворяй! — сказал Пугачев. Швабрин стал искать у себя в ьйрминах и сказал, что не взял с собою ключа. Пугачев толкнул дверь кщою; замок отскочил; дверь отворилась, и мы вошли. Я взглянул и обмер. На полу, в крестьянском оборван-пом платье, сидела Марья Ивановна, бледная, худая, с рас-I ре панны ми волосами. Перед нею стоял кувшин воды, накрытый ломтем хлеба. Увидя меня, она взд рот пула и закричала, Что тогда со мною стало нс помню. Пугачев посмотрел па Швабрппа и сказал с горькой .смсшкою; «Хорош у тебя лазарет!# Потом, подошед к Марье Ивановне: «Скажи мне, голубушка, за чтр твои муж ■ ебя наказывает? в чем ты перед ним провинилась'/^ — Мой муж! — повторила она. -- Он мне пе муж. !-| никогда не буду его женою! И лучше решилась умереть, И умру, если меня не избавят. Пугачев взглянул грозно на Швабр и на: о И ты омел меня обманывать! — сказал он ему. — Знаешь ли, бездельник, чего ты достоин? * Швабрин упал па колени..; В ату минуту презрение заглушило во мне асе чувства ненависти и гнева. С омерэени-м глядел я на дворянина, валяющегося в ногах беглого казака. Пугачев смягчился. * Милую тебя на сей раз, — казал он Швабрппу, - по знай, что при первой вине тебе припомнится п ита». Потом обратился он к Марье Ивановне и сказал ей ласково: «Выходи, красная девица; дарую :ебс волю. И государь», Марья Ивановна быстро взглянула па него п догадалась, что перед нею убийца ее родителей!. Она закрыла лицо обеими руками и упала без чувств. Я кинулся к ней; но в эту минуту очень оме.1]о в комнату втерлась моя старинная знакомая Палаша и стала ухаживать за своею барышнею. Пугачев вышел из светлицы, и мы трое сошли в гостиную. — Что. ваше благородие? сказав, смеясь, Пугачев. — быручили красную девицу! Как думаешь, не послать ли за попом, да нс заставить ли его обвенчать племянницу? Попаду й, я буду посаженым отцом. Швабрин дружкою1; закутим, запьем — и ворота запрем! Чего я опасался, то и случилось, Швабрпн, услыша предложении Пугачева, вышел из себя, «Государь! - за- ■ Дрожки распорядителя на сынзьбс. ■------------------------ -----------------197 кричал он и и^ц-у млении, — Я виноват, я вам солгал; но н ГриЦбв вас. обманывает. Эта девушка по племянница здешнего попа: она дочь Ивана Миронова* который казнен при взятии здешней крепости^. Пугачев устремил па меня огненные свои глаза. < Это что еще?* — спросил он меня е недоумением. Швабрин сказал тебе правду, отвечал я е твердо - етшо. Ты мне этого не сказал. заметил Пугачев, у коего лицо омрачилось. — Сам ты рассуди, отвечал я ему, — можно ли было при твоих людях объявить, что дочь Миронова ненва. Да, ош1 бы ее загрызли. Ничто ее бы не спасло! — И то правда, сказал, смеясь. Пугачев. ■ Мон пьяницы не пощадили бы бедную девушку. Хорошо сделала кумушка-поп ад ья, что обманула их. Слушай, — продолжал л, видя его доброе расположение. — Как тебя назвать, не знаю, да п зттть не хочу... Но 13ог видит, что ж изл ию моей рад бы я заплатить тебе за ТО, что ты для меня сделал. Только нс требуй того, что противни чести моей и христианской совести. Ты мой благодетель. Доверши как начал: отпусти меня с бедною сиротою, куда нам Бог путь укажет, А мы, где бы ты : а был и что бы с тобою ни случилось, каждый день будем Бога молить о спасении грешной твоей души... Казалось, суровая душа Пугачева была тронута, < Ин быть по-твоему! — сказал он. Казнить так казнить, жаловать так жаловать: таков мой обычай. Возьми себе свою красавицу; вези ее куда хочешь, и дай зам Бог любовь да совет! * Тут он оборотился к Швабрин у и велел ему выдать мне пропуск во все заставы н крепости, подвластные ему. Швабрин, совсем уничтоженный, стоял как остолбенелый. Пугачев отправился осматривать крепость. Швабрин его сопровождай: а я остался под предлогом приготовлений к отъезду, Я побежал н светлицу, Двери были заперты. Я постучался. -аКто там?* — спросила Палаша. Я назвался. Милый голосок Марьи Ивановны раздался из-за дверей. * Погоди те, Петр Лндрсич. Я переодеванье ь. Ступайте к Акулине Памфпловне; я сейчас туда же буду*. Я но в и попался и пошел в дом отца Герасима, И он и попадья выбе- кали ко мне навстречу. Сехвсльич их уже предупредил, ■ Здравствуцте, Петр Андреич, — говорила попадья,— Привел Бог опять увидеться. Как поживаете? А мы-то про ■ ас каждый день поминали. А Марья-то Ивановна всего кттерпелась без вас, моя голубушка!.. Да скажите, мой ■к.1 и. как этр вы с Пугачевым- то поладили! Как он ото вас не укокошил? Добро, спасибо злодею и за ато», <■ Полно, гаруха, — прервал отец Герасим, — Пе ьсе то ври, что знаешь. Несть спасения во многом глаголаннн1. Батюшка 1етр Андреич! войдите, милости просим. Давно, давно не видались», Попадья стала угргцать меня чем Бог послал, А между .ем говорила без умолку. Она рассказала мне, каким обратом Г.Пиабрпн принудил их выдать ему Марью Ивановну; лак Марья Ивановна плакала и не хотела с ними расой*? даться; как Марья Ивановна имела с нею всегдашние оно-пения через Палашку (девку бойкую, которая и урядника заставляет плясать по своей дудке}; как она присоветовала ■Гярье Ивановне на и и дать ко мне письмо и прочее. Я в бою очередь рассказал ей вкратце свою историю. Поп и попадья крестились, услыша, что Пугачеву известен их обман. *С нами сила крестная! — говорила Акулина I [амфи-тлна. Промчи Бог тучу мимо. Ай да Алексей Иваныч, нечего сказать; хорош гусь!» В самую эту минуту дверь отпирал ась, и Марья Иванов на но шла с улыбкою на бледном :нце. Она оставила свое крестьянское платы* и одета была по-прежнему, просто и мило. Я схватил ее руку и долго не мог вымолвить хш одного лова. Мы оба молчал и от полноты сердца. Хозяева наши лочувстиоиадп, что нам было не до них. и оставили нас. Мы остались одни. Все было забыто. Мы говорили и не могли наговориться. Марья Ивановна рассказала мне все, что с нею ни случилось с самого взятия крепости: описали мне весь ужас ее положения, все испытания, которым подвергал ее гнусны it НГиабрнн, Мы вспомнили и прежнее счастливое время. Оба мы плакали,., Наконец я стал объяснять ей мои предположения. Оставаться ей в крепости, подвластной Пугачеву и управляемой Швабриным, ЙЫЛО невозможно. Нельзя было думать и об Оренбурге, претерпевающем все бедствия осады. V ней не было на свете пи MHftniri.-jumic иг даст спасения (стпроелдв.). 193 1 одного родного человека. Я предложил ей ехать в деревню к моим родителям. Она сначала колебалась: известное ей н ебл а го рас положение отца моего ее пугало. Я ее успокоил. Я знал, что отец почтет за счастие и вменит себе в обязанность принять дочь заслуженного воина, погибшего за отечество. «Милая Марья Ивановна! — сказал я наконец. — Я почитаю тебя своею женою. Чудные обстоятельства соединили нас неразрывно: ничто на свете нс может нас разлучить». Марья Ивановна выслушала меня просто, без притворной застенчивости, без затейливых отговорок. Она чувствовала, что судьба ее соединена была с моею. Но она повторила, что не иначе будет моею женою, как е согласия моих родителей. Я ей и не противоречил. Мы поцеловались горячо, искренно — и таким образом все было между нами решено. Через час урядник принес мне пропуск, подписанный каракульками Пугачева, и позвал меня к нему от его имени. Я нашел его готового пуститься в дорогу. Не могу изъяснить то, что я чувствовал, расставаясь с этим ужасным человеком, извергом, злодеем для всех, кроме одного меня. Зачем не сказать истины? В эту минуту сильное сочувствие влекло меня к нему. Я пламенно желал вырвать его из среды злодеев, которыми он предводительствовал, и спасти его голову, пока еще было время. Швабрин и народ, толпящийся около пас, помешали мне высказать все, чем исполнено было мое сердце. Мы расстались дружески. Пугачев, увидя в толпе Акулину Памфиловну, погрозил пальцем и мигнул значительно; потом сел в кибитку, велел ехать в Берду, и когда лошади тронулись, то он еще раз высунулся из кибитки и закричал мне: «Прощай, ваше благородие! Авось увидимся когда-нибудь». — Мы точно с ним увиделись, по в каких обстоятельствах!.. Пугачев уехал. Я долго смотрел на белую степь, по которой неслась его тройка. Народ разошелся. Швабрин скрылся. Я воротился в дом священника. Все было готово к нашему отъезду; я не хотел более медлить. Добро наше все было уложено в старую комендантскую повозку. Ямщики мигом заложили лошадей. Марья Ивановна пошла проститься с могилами своих родителей, похороненных за церковью. Я хотел ее проводить, но она просила меня оставить ее одну. Через не- колика минут она воротилась, обливаюсь молча тихими лезами. Повозка Была подана. Отец Герасим и жена его ■ :-ишш на крылыдш Мы сели в кибитку втроем: Марья Ивановна с Палашей и я. Савельич забралея на облучог;, Прощай, Марья Ивановна, моя голубушка! Прощайте, 1етр Аидрспч, сокол ниш ЯСНЫЙ! — говорила добрая по-:адья. — Счастливый путь, и дан Бог вам обоим сча-тья!» Мы поехали. У окошка коме и дай тс ко го дома я -.видел стоящего Швабрипа. Лицо его изображало мрачную злобу- Я не хотел торжествовать над уничтоженным шагом и обратил глава в другую сторону. Наконец мы выехал® из крепостных ворот и навек оставили Бе л о горшую крепость. гллвА хтп Арест — Не гнеЗДЙтесь, сударь; пп долгу моему Я должен осп же час отлрлппть иле п тюрьму. — Извольте, я готов; но я л такой надежде, Что пело объяснить дозволите мне прежде- Княжнин. Соединенный так нечаянно с милой девушкою, о которой еще утром я так мучительно беспокоился, я не верил самому себе и воображал, что все со мною случившееся Было пустое сновидение. Марья Ивановна глядела с задумчивости ю то на меня, то на дорогу и, казалось, пе успела еще ■■.'помниться и прийти в себя. Мы молчали. Сердца наши ■ щщком были утомлены. Нс приметным образом часа через два очутились мы в ближней крепости, также подвластной Пугачеву, Здесь мм переменили лошадей. По скорости, с какой их запрягали, по торопливой услужливости бородатого казака, поставленного Пугачевым а коменданты, я увидел, что. благодаря болтливости ямщика, нас привезшего, меня принимали как придворного временщика1. - Spc.vciimitii ■ человек! достигший бчлывцй власти сглсдстппс близости к парно плп царице. Мы отправились далее. Стало смеркаться. Мы приближались к городку, где, по словам бородатого коменданта, находился сильный отряд, идущий на соединение к самозванцу. Мы были остановлены караульными. На вопрос: «кто едет?» — ямщик отвечал громогласно: «Государев кум со своею хозяюшкою». Вдруг толпа гусаров окружила нас с ужасною бранью. «Выходи, бесов кум! — сказал мне усатый вахмистр1. — Вот уже тебе будет баня, и с твоею хозяюшкою!» Я вышел из кибитки и требовал, чтоб отвели меня к их начальнику. Увидя офицера, солдаты прекратили брань. Вахмистр новел меня к майору. Савельич от меня не отставал, поговаривая про себя: «Вот тебе и государев кум! Из огня да в полымя... Господи Владыко! чем это все кончится?» Кибитка шагом поехала за нами. Через пять минут мы пришли к домику, ярко освещенному. Вахмистр оставил меня при карауле и пошел обо мне доложить. Он тотчас же воротился, объявив мне, что его высокоблагородию некогда меня принять, а что он велел отвести меня в острог, а хозяюшку к себе привести. — Что это значит? — закричал я в бешенстве. — Да разве он с ума сошел? — Не могу знать, ваше благородие, — отвечал вахмистр. — Только его высокоблагородие приказал ваше благородие отвести в острог, а ее благородие приказано привести к его высокоблагородию, ваше благородие! Я бросился па крыльцо. Караульные не думали меня удерживать, и я прямо вбежал в комнату, где человек шесть гусарских офицеров играли в банк1 2. Майор метал3 4. Каково было мое изумление, когда, взглянув на него, узнал я Ивана Ивановича Зурина, некогда обыгравшего меня в симбирском трактире! — Возможно ли? вскричал я. — Иван Иваныч! ты ли? — Ба, ба, ба, Петр Андреич! Какими судьбами? Откуда ты? Здорово, брат. Не хочешь ли поставить карточку'? 1 Вахмистр унтер-офицер в кавалерии. “ Банк — карточная азартная игра. 3 Мстить — здесь: держать банк. т. е. вести игру, поставить деньги на кон. 4 Поставить карту — здесь: принять участие в карточной игре. — Благодарен, Прикажи-ка лучше отвести мне квартиру. Какую тебе квартиру? Оставайся у меня. — Па могу: я на один. — Ну, подавай сюда и товарища. Я не с товарищем; я.,, с дамою, — С дамою? Где же ты ее подцепил? Ога. брат! (При ■ах словах Зурпн засвистел так выразительно, что нее захохотали, а я совершенно смутился,) Ыу, — продолжал Зурип, — так и быть. Будет тебе квартира. А жаль... Мы бы попировали по-старинному.,. Гей1 малой! Да что ж сюда не ведут кумушку-то Пугачева? или она упрямится? Сказать ей, чтоб она не боялась; ба-■■ии-де прекрасный* ничем не об идет, да хорошенько се в шею, — Что ты это? — сказал я Зурину, — Какая кумушка iTyraneea? Это дочь покойного капитана Миронова, Л вывез ее из плена и теперь провожаю до деревин батюшкиной, где и оставлю ее, — Как! Так ото о тебе мне сейчас докладывали? Помилуй! что же это а на ч ит? После все расскажу. А теперь, ради Бога, успокой бедную девушку, которую гусары твои перепугали. Зурин тотчас распорядился. Он сам вышел л а улицу из-[инятъея перед Марьей Ивановной в невольном недоразумении и приказал вахмистру отвести г и лучшую квартиру в городе. Я остался кочевать у него. Мы отужинали, 11, когда остались вдвоем;* л рассказал нчу свои похождения. Зурпн слушал меня с большим вниманием. Когда я кончил, от: покачал головою и сказал; «Все ото, брат, хороню; одно нехорошо: зачем тебя черт несет жениться? Я, честный офицер, не захочу тебя обманывать: поверь же ты мне, что женнтвба блажь. Ну, куда тебе возиться с женою да ешнпиться с ребятишками? Эй, плюнь. Послушай меня: развяжись ты с капитанскою дочкой. Дорога в Симбирск мною очищена и безопасна. Отправь ее завтра ж одну к родителям твоим, а гам оставайся у меня в отряде. В Оренбург возвращаться тебе незачем. Попадешься опять к руки буш толщинам, так вряд ли от них еще раз отделаешься. Таким образом любовная дурь пройдет сама собою, и вес будет ладно*, 797 Хотя я не повеем был с ним согласен, однако ж я чувствовал, что долг чести требовал моего присутствия в войске императрицы, Я решился последовать совету Зурина: отправить Марью Ивановку в деревню и остаться в его отряде. Сявельич явился меня раздевать; я объявил ему, чтобы на другой же день готов он был ехать в дорогу с Марьей Иван об ной; Он было заупрямился, -а Что ты, сударь? Как же я тебя-то покину? Кто за тобою будет ходить? Что скажут родители твои?* Зная упрямство дядьки моего, я вознамерился убедить его лаской и искренности ю. «Друг ты мой, Архип Савель-ич! сказа;] я ему, — Не откажи, будь мне благодетелем; в прислуге здесь я нуждаться не стану, а не буду спокоен, если Марья Ивановна поедет в дорогу без тебя. Служа ей, служишь ты и мне, потому что я твердо решился, как скоро обстоятельства дозволят, жениться на ней». Тут Савельич сплеснул руками с видом изумления неописанного. «Жениться! — повторил он. — Дитя хочет жениться! А что скажет батюшка, а матушка-то что подумает?* — Согласятся, верно согласятся, — отвечал я, — когда узнают Марыо Ивановну. Я надеюсь н на тебя. Батюшка и матушка тебе верят: ты будешь за нас ходатаем1, не так ли? Старик был тронут, -Юх, батюшка ты мой Петр Андрс-ич! — отвечал он. — Хоть раненько задумал ты жениться, да зато Марья Ивановна такал добрая барышня, что грех и пропустить оказию. Ин быть по-твоем у! Провожу ее, ангела Божия, и рабски буду доносить твоим родителям, что такой невесте не надобно и приданого*. Я благодарил Санельича и лег спать в одной комнате с Зурипым. Разгоряченный и взволнованный, я разболтался. Зурин сначала со мною разговаривая охотно; но мало-помалу слова его стали реже и бес связи ее; наконец, вместо ответа па какоп-то запрос, он захрапел и присвистнул, Я замолчал и вскоре последовал его примеру. На другой день утром пришел я к Марье Ивановне, Я сообщил ей одой предположения. Она признала их благоразумие и тотчас со мною согласилась. Отряд Зурн на 1 Ходатай зпетушшк, пащиттш. 198 to л жен был выступить и у города б тот же день. Нечего бы-ю медлить, р тут же расйгался; с Марьей Ивановной, пору-4 не ее Савельнчу и дав ей письмо к моим родителям. Марья Ивановна заплакала, * Прощайте, Петр Лидреич! казала она тихим голосом, — Придется ли нам увидеться ли нет. Бог один ото знает: по Beit не забуду вас; до могилы ты один останешься к моем сердце». Я ничего пе мог тиечать. Люди нас окружали. Я не котел при них преда-;;I гься чувствам, которые меня волновали, Наконец она ■.'ехала. Я возвратился к -Чурину, грустен И молчалив. Он хотел мейл развеселить; я думал себя рассеять; мы прове-П1 день шумно и буйно и вечером выступили в поход, Это было и конце февраля. Зима* затруднявшая военные распоряжения, проходила, и наши генералы готови-шсь к дружному содействию^ Пугачев вес еще стоял под Оренбургом. Между тем около его отряды соединялись и со ■:сех сторон приближались к злодейскому гнезду. Бунтующие деревни при виде наших войск приходили в повппове-sIе; шайки разбойников везде бежали от нас, и все предвещало скорое н благополучное окончание. Вскоре князь Голицын, иод крепостпю Татищевой, раз-Зил Пугачева, рассеял его толпы, освободил Оренбург п. казалось, нанес бунту последний н решительный удар. Зу-■ ни был в то же время отряжен протпву шайки мятежных башкирцев, которые рассеялись прежде, нежели мы их /видали. Весна осадила нас в татарской деревушке. Речки разлились, и дороги стали непроходимы, Мы утешались в нашем бездействии мыс л met о скором прекращении скучной и мелочной войны с разбойниками и дикарями. По Пугачев не был пойман. Gei явился па сибирских за-аодах, собрал там новые шайки и снова начал злодейство-впть. Слух о его успехах снова распространился. Мы уз папа о разорении сибирских крепостей. Вскоре весть о чзятин Казани и о походе еамовнанцз па Москву встревожила начальников войск, беспечно дремавших в надежде на бессилие презренного бунтовщика. Зурин получил поведен ;ie переправиться через Волгу, Пе стану описывать нашего похода и окончания войны. Скажу коротко, что бедствие доходило до крайности. Мы проходили через селения, разоренные бунтовщиками, и лоневоле отбирали у бедных жителей то, что успели они пасти. Правление было повсюду прекращено; поменщки ---^---------------------------------------------199 укрывались по лесам. Шайки разбойников злодействовали повсюду; начальники отдельных отрядов самовластно наказывали тс миловали; состояние всего обширного края, где свирепствовал пожар; было ужасно*.. По приводи Бог видеть русский бунт, бессмысленный и беспощадный! Пугачев бежал, преследуемый Иваном Ивановичем Михельсоном1. Вскоре узнали мы о совершенном его разбитии. Наконец, Зурин получил известие о поимке самозванца, а вместе с тем и повеление остановиться. Война была кончена. Наконец мне можно было ехать к моим родите-ллм! Мысль их обнять, увидеть Марью Ивановну, от которой не имел я никакого известия, одушевляла меня восторгом, Я прыгал как ребенок. Зурин смеялся и говорил, пожимая плечами: «Нет, тебе несдобровать] Женишься — ни за что пропадешь!* Но между тем странное чувстяо отравляло мою радость: мысль о злодее, обрызганном кровию стольких невинных жертв, и о ка;эни, его ожйдающей, тревожила меня поневоле, «Шмеля, Емеля! — думал я с досадою, — зачем не наткнулся ты на штык или не подвернулся под картечь? Лучше ничего не мог бы ты придумать». Что прикажете делать? Мысль о нем неразлучна была во мне с мыслию о пощаде, данной мне им в одну из ужасных минут его жизни, и об избавлении моей невесты из рун гнусного Шапорина. Зурин дал .мне отпуск. Через несколько дней должен я был опять очутиться ипереди моего семейства, увидеть опять мою Марью Ивановну... Вдруг неожиданная гроза меня поразила. В день, назначенный для выезда* в самую ту минуту, когда готовился я пуститься в дорогу, Зурин вошел ко мне в избу, держа в руках бумагу, с видом чрезвычайно озабочен ным. Что-то кольнуло мспя в сердце. Я испугался, сам не зная чего. Он выслал моего денщика и объявил, что имеет до меня дело. «Что такое?* ■ спроси.1] л с беспокойством, «Маленькая неприятности;, ■ отвечал он, подавая Мне бумагу. Прочитай, что сейчас я получил». Я стал ее читать: ото был секретны:! приказ ко всем отдельным на- Л.П.М ихелъебн (17-10 1807) ло времена Пугачевской! i№ стяни* Hurt полковник, впоследствии генерал! Одни на усмирителей 1ТугЙ-чнпткого восстания. 200 А. С. Пушкин. 1 Капитанская до'! т: л <■. Худ. ,-7- Щ мари нов малышкам арестовать меня, где бы ни попался, м немедленно отправить под караулом в Казань, в Следствен:тую комиссию, учрежденную по делу Пугачева. Бумага чуть не выпала из моих рук. «Делать нечего! ■- сказал Зурии. — Долг мой повиноваться; приказу, вероятно, слух о твоих дружеских путешествиях с Пугачевым как-нибудь да т.'шел до правнтельетза. Надеюсь, что дело не будет иметь, никаких последствии п что ты опрпв-длошься перед комиссией. Не унывай и пт равняйся». Совесть моя была чистя; я суда не боялся; но мысль отеро- чить минуту сладкого спида!шя, может быть, на несколько еще месяцев устрашала меня. Тележка была готова. Зурн и дружески со мною простился. Меня посадили в тележку. Со много сели два гусара с саблями наголо, и я поехал по большой дороге. ГЛАЛЛ XIV Суд Ми рек в я молвя Морская полна. 17 ос лини ца. Я был уверен, что виною всему было самовольное мое отсутствие и а Оренбурга. Я легко мог оправдаться: наездничество не только никогда не было запрещено, но еще всеми силами было ободряемо. Я мог быть обвинен н налит пей запальчивости, а не н ослушании. Но прпятель-скне сношения мои с Пугачевым могли быть доказаны множеством свидетелей и должны были казаться но крин-лей мере весьма подозрительными. Во всю дорогу размышлял я о допросах, меня ожидающих, обдумывал своп ответы н решился перед судом объявить сущую правду, полагая сен способ оправдания самым гiростым, а вместе и самым надежным. Я приехал е Казань, опустошенную и погорелую. По улицам, наместо домов, лежали груды углей и торчали закоптелые стены без крыш и окон. Таков был след, оставленный Пугачевым! Меня привезли в кишеть, уцелевшую посреди сгоревшего города. Гусары сдали меня караульному офицеру. Он велел кликнуть кузнеца. Надели мне на ноги цепи и заковали наглухо. Потом отвели меня в тюрьму и оставили одного в тесной и темной конурке, с одними голыми стенами п с окошечком, загорожен iгым железною решеткою. Таковое начало нс предвещало мне ничего доброго. Однако ж я не терял ни бодрости, ни надежды. Я прибегнул к утешению всех скорбящих и, впервые вкусив сладость молитвы, из л п л пион из чистого, но растерзанного сердца, спокойно заснул, не заботясь о том, что со мною будет. На другой день тюремный сторож меня разбудил с объявлением. что меня требуют в комиссию. Дна солдата повели меня через двор н комендантский дом, остановились в передней и впустили одного во внутренние комнаты, 202 —------------------------— _____________________ Я вошел л залу довольно обширную, Ба столом, покрытым бумагами, сидели дня человека: пожилой генерал, виду строгого it холодного, и молодой гвардейский капитан, лет двадцати осьмн, очень приятной [дружности, ловкий и свободный в обращении. У окошка за особым столом сидел секретарь с пером за ухом, наклонясь над бумагой, готовый записывать мои показания. Начался допрос. Меня спросили о моем имени н звании. Генерал осведомился, не сын ли л Андрея Петровича Гринева? И на Ответ мой возразил сурово: о Жаль, что такой почтенный человек имеет такого недостойного сына!* Я спокойно отвечал, что, каковы бы пи были обвинения, тяготеющие на мне, я надеюсь их рассеять чистосердечным объяснением истины. Уверенность моя ему не помрачилась. «Ты., брат, востер, — сказал он мне нахмурясь, — но видали мы и не таких!* Тогда молодой человек спросил меня: но какому случаю н в какое время вошел я б службу к Пугачеву и по каким поручениям был я им употреблен? Я отвечал е негодованием, что я, как офицер и дворянин, ни в какую службу к Пугачеву вступать и никаких поручений от него принять не мог. — Каким же образом, — возразил мой допросчик, — дворянин и офицер один пощажен сам 03 на идем, между тем как все его то вари ши злодейски умерщвлены? Каким образом этот самый офицер и дворянин дружески пирует с бунтовщиками, принимает от главного злодея подарки, кубу, лошадь н полтину денег? Отчего произошла такая странная дружба и на чем она основана, если не на измене или по крайней мере к а гнусном и преступном малодушии? Я бы.: глубоко оскорблен словами гвардейского офицера и с жаром начал свое оправдание. Н рассказал, как началось мое знакомство с Пугачевым в степи, во время бурана; как при взятии Белогорской крепости он меня уз пал и пощадил. Я сказал, что тулуп и лошадь, правда, не посовестился я принять от самозванца; по что Бслогорскую крепость защищал я пр от иву злодеи до последней крайности, Наконец я сослался и на моего генерала, который мог засвидетельствовать мое усердие во время бедстьен ной оренбургской осады. Строгий старик взял со стола открытое письмо и стал читать его «слух; 203 в Па запрос вашего превосходительства касательно прапорщика Гринева, якобы ;завешанного в нынешнем смятении1 п вошедшего в сношения с злодеем, службою недозволенные и долгу присяги противные, объяснить имею несть: оный прапорщик Грин ел находился на службе в Оренбурге от начала октября прошлого 1773 года до 2-1 февраля нынешнего года, в которое число он из города отлучился и е той поры уже в команду мою не являлся. А слышно от перебежчиков, что он был у Пугачева в слободе и с ним вместе ездил я Белогорскую крепость, н коей прежде находился он на службе; что касается до его поведения, то я могу.,.* * Тут он прервал свое чтение и сказал мне сурово: «Что ты теперь скажешь себе в оправдание?^ 3-1 хотел было продолжать, как начал, и объяснить мою связь с Марьей Ивановной так же некрепко, как п пса прочее. Но вдруг почувствовал непреодолимое отвращение. Мне пришло в голову, что если я назову ее, то комиссия потребует се к ответу: и мысль впутать ее между гнусными наветами* злодеев и ее самую привести на очную с ними ставку — эта ужасная мысль так меня поразила, что я замялся и спутался. Судьи мои. начинавшие, казалось, выслушивать ответы мои с некоторою благосклонности», были снова предубеждены протпву меня при виде моего смущения. Гвардейский оф]strep потребовал, чтоб маня поставили на очную ставку с главным доносителем. Генерал велел кликнуть вчерашнего злбдея. Я с жпвоетшо обратился s^ дверям, ожидая появления моего обвинителя. Через несколько минут загремели цепи, двери отворились и вошел — Швяб-рин. Я изумился его перемене. Он был ужасно худ и бледен. Болоса его, недавно черные как смоль, совершенно поседели; длинная борода была всклокочена. Оп повторил обвинения свои слабым, но смелым голосом. По его словам, я отряжен был от Пугачева в Оренбург шпионом; еяж-дневно выезжал на перестрелки, дабы передавать письменные известия о всем, что делалось в городе; что. наконец, явно передался самозванцу, разъезжал с ним из крепости в крепость, стараясь всячески губить своих щварищеп-ив-менннков, дабы занимать их места и пользоваться нягра- 1 Сл1ят&пй& лдсть: смута, мяте:;!:. бмгЩрядок1; * Tl.i/iiirii fycrapP донос, влсйегш. 204 дам и, раздаваемыми от самозванца. Я выслушал его молча и был доволен одним: имя Марьи Ивановны не было произнесено гнусным злодеем, оттого ли, что самолюбие его страдало при мысли о той, котора я отвергла его о презрением; оттого ли, то в сердце его таилась искра того же чувства, которое и меня заставляло молчать, — как бы то ни было, имя дочери белогорского коменданта не было произнесено в присутствии комиссии, Я утвердился еще иолее в моем намерении, и, когда судьи спросили, чем могу опровергнуть показания Щиабрина, л ответил, что держусь первого своего объяснения it ничего другого н оправдание себе сказать пе могу. Генерал велел наг вывести. Мы вышли вместе. Я спокойно взглянул на Швабрина, но пс сказал ему ни слова. Он усмехнулся злобной усмешкою л, приподняв свои цепи, опередил меня и ускорил свои шаги! Меня опять отвели в тюрьму н с тех пор уже к допросу не требовали. ' ' Я пе был свидетелем всему, о чем остается мтге уведомить | читателя; по я так часто сдыхал о том рассказы, что малейшие подробности врезались в мою память и что мне кажется, будто бы я тут же невидимо присутствовал. Марья Ивановна принята была моими родителями с тем 1 тс крен ним радушием, которое отличало люден старого века. Они видели благодать Божию в том* что имели случай приютить п обласкать бедную сироту. Вскоре они к ней искрение привязались» потому что нельзя было ее узнать и не полюбить. Моя любовь уже пе казалась батюшке пустой блажью; а матушка только того и желала, чтоб ее Петруша женился па милой капитанской дочке. Слух о моем аресте поразил псе мое семейство, Марья Ивановна так просто рассказала моим родителям о странном знакомстве моей с Пугачевым, что оно пе только не беспокоило jгх, но еще заставляло часто смеяться от чистого сердца. Батюшка не хотел верить, чтобы я мог быть замешан в гнусном бунте, коего цель была ниспровержение и рее тола и истребление дворянского рода. Он строго допросил Савельича, Дядька не утаил, что барин бывал в гостях у Емельки Пугачева и что-до злодей его таки жаловал; но клялся, что ни о какой измене он и не слыхивал. Старики успокоились и с нетерпение» стали ждать благоприятных вестей. Марья Ивановна сильно была встревожена, но мол- 205 чала, ибо в высшей степени была одарена екромностшо н о сто рож н о ст ию. Прошло несколько недель.,. Вдруг батюшка получает из Петербурга письмо от нашего родствен ник а князя Князь писал ему обо мне. После обыкновенного пристушг* 1 он объявил ему, что подозрения насчет участия моего в мыслах бунтовщиков, к несчастшо, оказались ели гиком основательными, что примерная казнь должна была бы меня постигнуть, но что государыня, и я уважения к заслугам и преклонным лотам отиа, решилась помиловать преступного сына н, избавляя его от позорной казни, повелела только сослать в отдаленный край Сибири па вечное поселение. Сен неожиданный удар едва не убил отца моего. Он лишился обыкновенной своей твердости, п горесть его (обыкновенно немая) изливалась в горьких жалобах, а Как! повторял он, выходя из себя. — Сын мой участвовал в замыслах Пугачева! Боже праведный, до чего я дожил! Государыня избавляет его от казни! От этого разве мне легче У Нс казнь страшна: пращур-1 мой умор па Лобном месте4, отстаивая то, что почитал святынею своей совести; отец пострадал вместе с Волынским и Хрущевым'1. Но дворянину изменить своей присяге, соединиться с разбойниками, с убийцами, беглыми холопами!.. Стыд и срам нашему роду!..» Испуганная его отчаянием матушка ме смела при нем плакать и старалась возвратить ему бодрость, говоря о неверности молвы, о шаткости людского мнения. Отец мой был неутешен, Марья Ивановна мучилась более всех. Будучи уверена, что я мог оправдаться, когда бы только захотел, она догадывалась об истине п почитала себя виновницею моего несчастна, Он ас скрипача от всех своп слезы и страдания и между тем непрестанно думала о средствах, как бы меня спасти. Однажды вечером батюшка сидел на диване, перевертывая листы Придворного календаря; но мысли его были 1 Приступ ■ здесь: нстуллеиЯе. 1 Пращур предок. Данное мёстл аолшшсипе на Краснов плошали а Мпгштзе. Г1о пре дачи к>, неги кляли л и рщкпых государственных преступников, ' А, П. В о .1 г,' и с К а й.. .4. Ф. А" р у щ ё в ладные государстве finue де- ятели XVIII лсд л, сторонники пгрлчикяния самодержавия, казнены да с rtл !удл ретис в >i ую пая епу *. 206 далеко, и чтение не про ил водило над ним обыкновенного своего действия. Он насвистывал старинный мар in, Матушка молча лязала шерстяную фуфайку, и слезы изредка капали на ее работу. Вдруг Марья Ивановна, тут же сидевшая ал работой, объявила, что необходимость ее заставляет ехать в Петербург и что она просит дат;, ей способ отправиться. Матушка очень огорчилась, о Зачем тебе в Петербург? - сказала она, - Неужто, Марья Ивановна, хочешь и ты нас покинуть?* Марья Ивановна отвечала, что вся будущая судьба ее зависит от этого путешествия, что она едет искать покровительства и помалу у сильных людей, как дочь человека, пострадавшего за свою верность. Отец мой потупил голову: всякое слово, напоминающее мнимое 1 фесту jj л сине сына, было ему тягостно п казалось колким упреком, «Поезжай, матушка! — сказал он ей со вздохом. — Мы твоему счастию помехи сделать не хотим. Дай Бог тебе н женихи доброго человека, не ошельмованного изменника *, Он встал и вышел на комнаты. Марья Ивановна, оставшись наедине с матушкою, отчасти объяснила ей свои предположения. Матушка со слезами обняла ее it молила Бога о благополучном конце замышленного деда, Марью Ивановну снарядили, и через несколько дней она отправилась в дорогу с верной Палашей и с верным Савельячем, который, насильственно разлученный со мною, утешался по крайней мере мыелню, что служит нареченной1 моей невесте. Марья Ивановна благополучно прибыла в Софию* и, узнав, что Двор" находился в то время в Царском Соле, ре-ш ил act, тут остановиться. Ей отвели уголок за перегородкой, Жена смотрителя тотчас с нею разговорилась, объявила, что она племянниц.а придворного истопника, и посвятила ее во все таинства придворной жизни. Она рассказала, в котором часу государыня обыкновенно просыпалась, кушала кофей, прогуливалась; какие вельможи находились в то время при ней; что изволила она вчерашний день говорить у себя за столом, кого принимала веч67 ‘ Над^Ипиал - объявленная, преданная iscausi. ' София — почтовая станция недалеко от ЦарскЙч? (Дым иод Пгтми-рургрм., ' Двор - ЦЯрокий дкг>[1 (царь и лрШшхПйекяьта к нему лицах 207 ром. — словом, разговор Лины Власьевны стоил нескольких странны исторических записок и был бы драгоценен для потомства. Марья Ивановна слушала ее со вниманием. Они пошли в сад. Анна Власьевна рассказала историю Каждой аллеи и каждого мостика, и. нагулявшись, они возвратились на станцию очень довольные друг другом. На другой день рано утром Марья Ивановна проснулась, одела сь и тихонько пошла в сад. Утро было прекрасное, солнце освещало верхиины лип. пожелтевших уже иод снежим дыханием осени. Широкое озеро сияло неподвижно. Проснувшиеся лебеди важно выплывали ив-под кустов, осеняющих берег. Марья Ивановна пошла около прекрасного луга, где только что поставлен был памятник в честь недавних побед графа Петра Александровича Румянце ею1. Вдруг белая собачка английской породы залаяла и побежала ей навстречу. Марья Ивановпа испугалась и остановилась. В эту самую минуту р задался приятный женски и голос: «Их: бойтесь, ока не укуситt. И Марья Ивановна увидела даму, сидевшую на скамейке протпву памятника, Марья Ивановна села на другом конце скамейки. Дама пристально на нее смотрела; а Марья Ивановна, с своей стороны бросив несколько косвенных взглядов, успела рассмотреть ее с ног до головы. Она была в белом утреннем платье, в ночном чепце и в душегрейке. Ей казалось лет сорок. Лицо ее, полпое и румяное, выражал1© важность и Спокойствие, а голубые глаза и легкая улыбка имели прелесть неизъяснимую* Дама первая прервала молчание, -- Вы, верно, не здешние? — сказала она. Точно та.к-с: я вчера только приехала из провинции. — Вы приехали с вашими родными? — Никак пот-с, Я приехала одна. Одна! По вы так еще молоды. — У меня нет ни отца, ни матери. — Вы здесь, конечно, по каким-нибудь делам? ■ Точно та к-с. Я приехала подать просьбу государыне. — Вы сирота: вероятно, жалуетесь на несправедливость и обиду? — Никак ист с. Я приехала просить милости, а не правосудия . 1 11. А, Р ц -it я н г< а е (172а—17{Эб)— крупный военачальник пресса Екатерины Ц: 208---------- —-------------- --------------------- — Позвольте спросить, кто кы таковы? Я дочь кэгтитака Миронова. — Кгшитана Ми рои она! того самого, что был комендантом в одной из оренбургских крепостей? — Точно так-с. Дама, казалось, была тронута* «Извините меня, Is дала она голосом еще более ласковым, — если я вмешиваюсь в ваши дела: но я бываю при дворе; изъясните мне, в чем состоит наши просьба, н, может быть, мне удастся вам помочь*. Марья Н паи овна встала п почтительно ее благодарил а* Кое в неизвестной даме невольно про плакало сердце и внушало доверенность. Марья Ивановна вынула ил кармана сложенную бумагу и подала се незнакомой своей покровительнице, которая стала читать про себя. Сначала она читала е видом внимательным и благосклонным; но вдруг сс лицо переменилось, — и Марья Ивановна, следившая с л а да ми за всеми ее движениями, пспушилась строгому выражению этого лица, за минуту столь приятному и спокойному, Ьы просите ля Гринева? — сказала дама с холодным видом* — Императрица не может его простить* Он пристал к самозванцу нс из невежества и легковерия, по как безнравственный и вредный негодяй, — Ах, неправда! - воскликнула Марья Ивановна* — Как неправда! — возразила дама, вся вспыхнув. Неправда, efi-богу, неправда! Я знаю все, я все вам расскажу. Он для одной меня под вер j л лея всему, что постигло его. И если он не оправдался перед судом, то разве потому только, что не хотел запутать меня. — Тут она с жаром рассказала вес, что уже известно моему читателю. Дама выслушала ее со вшшанпем* «Где вы остановились? — спросила она потом; и. услыша, что у Анны Власьевны, промолвила с улыбкой; - А! знаю. Прощайте, fie говорите никому о пашей встрече, Я подеюсь, что вы недолго будете ждать ответа на ваше письмо*, С этим словом она встала и вышла в крытую аллею, а Марья Ивановна возвратилась к Апис Власьевне, исполненная радостной надежды. Хозяйка побранила ее за раннюю осени юю прогулку, вредную, по ее словам, для здоровья молодой девушки. Ома принесла самовар и за чашкою чан только было при- ■------------------------ —--------------------= 209 А. С. Пушкин* «Капитанская дочка*. Худ, П. Соколов пллаеь за бееконечн ьге? рассказы о дворе, как вдруг придворная карета остановилась у крыльца и камер-лакей1 вошел е объявлением, что государыня изйолит к себе приглашать девицу Миронову* Анна Власьевне изумилась и расхлопоталась. «Ахти, Господи! — закричала она. Государыня требует вас ко двору. Как же ото она про пае узнала? Да как же бы, матушка, представитесь к императрице? Вы, я чай, и отупить по-придворному не умеете. Не проводить ли мне вас? Все-так^ я вас хоть в чем-нибудь да могу предостеречь. И как же нам ехать в дорожном платье? Не послать ;ш к повивальной бябунше оа се желтым роброном ?» Камер-лакей объявил, что государыне угодно было, чтоб Марья Ивановна ехала одна и в том, в чем ее застанут* Делать было нечего: Марья Ивановна ce.ua в карету и поехала во д ворон, сопровождаемая сонетами и благословениями Анны Влясьени м, 1 Kti.vzp'<дакёй — прщЕарят.п'г слуга. - Роброн (устар.) широкие Жеййоб платье. Марья Ивановна предчувствовала решение нашей судьбы; сердце ее сильно билось и вами рало. Через несколько минут карета остановилась у дворца. Марья Ивановна с трепетом пошла по лестнице. Двери перед ней отвори л иоь настежь. Она прошла длинный ряд пустых великолепных комнат; камер-лакей указывал дорогу. Наконец; подошед к запертым дверям, он объявил, что сейчас об ней доложит, и оставил ее одну. Мысль увидеть императрицу лицом к лицу так устрашала ее, что она с трудом могла держаться на ногах. Через минуту двери отворились, п она вошла в уборную;* государыни. Императрица сидела за своим туалетом. Несколько придворных окружали ее и почтительно пропустили Марью Ивановну. Государыня ласково к ней обратилась, и Марья Ивановна узнала в ней ту даму, с которой так откровенно изъяснялась она несколько минут тому назад. Государыня подо в в ала ее п сказала с улыбкой: «Я ряда, что могла сдержать вам свое слово и исполнить вашу просьбу. Дело ваше кончено, Я убеждена в невинности вашего жениха, Вот письмо, которое сами потрудитесь отвезти к будущему свекру2». Марья Ивановна приняла письмо дрожащею рукою и, заплакав, упала к ногам императрицы, которая подняла ее и поцеловала. Государыня разговорилась с нею: *3нагот что вы не богаты, — сказала она, - по я в долгу перед дочерью капитана Миронова. Не беспокойтесь о будущем. Я беру на себя устроит], ваше состояние». Обласкав бедную сироту, государыня ее отпустила, Марья Ивановна уехала в той же придворной карете. Анна Власьевна, нетерпеливо ожидавшая ее возвращения, осыпала ее вопросами, на которые Марья Иванов и а отвечала кое-как, Анна Власьевна хотя и была недовольна ее беспамятством, но приписала оное провинциальной застенчивости и извинила великодушно, В тот же день Марья Ивановна, не полюбопытстишяш взглянуть на Петербург, обратно поехала в дерсчпмо,,. L ^'Ciopinifl ■ здесь: коклвтв, где одёвйЮТ&Я и приводят себя в порядок (г)т слоев t/брат ъся — украситься, наряд 1гты:н). - Свфкор — (1-гец мужа. ----- -------------------------------------------------------------- 211 [Здесь прекращаются записки Петра Андреевича Гринева. Из семейственных преданий известно, что он был освобожден от заключения в конце 1774 года, по именному повелению1, что он присутствовал при казни Пуга-■:н-ка. который узнал его е толпе и кивнул ому го л о но некоторая через минуту, мертвая и окровавленная, показана была народу. Вскоре потом Петр Андреевич женилок ня Марье Ивановне. Потомство их благоденствует в Симбирской губернии, В тридцати верстах *и$** находится село, принадлежащее десятерым помещикам. В одном tso ■юрских флигелей показывают собственноручное письмо Екатерины П за стеклом и в рамке. Оно ешсвно к отиу Петра Андреевича и содержит оправданно его сына и похвалы уму и сердцу дочери капитана Миронова. Руно ei нс ь Петра Андреевича Гринева доставлена была нам от одного кз его внуков, который узнал, что мы заняты были трудом, относящимся ко временам, описанным его дедом. Мы решились, с разрешения родственников, издать ее особо, приискав к каждой главе, приличный эпиграф и дозволив себе переменить некоторые собственные имена. Издатель. 19 опт. 1836. ИСТОРИЧЕСКИЙ ТРУД А. С, ПУШКИНА Давно известно, что Пушкину в высшей степени присуще историческое чувство и историческое мышление. Историзм — одно из тех свойств художественного гения поэта, которое легло краеугольным камнем в основание его реализма. Можно сказать, что историю, особенно русскую, Пушкин воспринимал исключительно лично, интимно, и это нисколько не мешало, наоборот, помогало ему видеть истинный, хотя подчас затаенный, отнюдь не лежащий на поверхности ее смысл. Свою жизнь Пушкин вписывал в историю России, которую, в свою очередь, просматривал и через призму своей судьбы человека и поэта. Это органическое слияние личного 1 шВенкбё повеление — ппир.-тетлте? цари нлтТ парины. 212 удела и исторического движения покоилось на убеждении Пушкина в не останови мости исторического процесса, который определяет вполне постигаемые чувством и разумом законы, побуждающие людей, участников исторического действа, выбирать ту или иную позицию, не оставаться пассивными и равнодушными зрителями, В «Истории Пугачевского бунта» Пушкина интересовала прежде всего «пугачевщина», го есть само восстание, а не его инициаторы, вожди и вдохновители. Они обрисованы Пушкиным скупо, в отличие, например, от «Капитанской дочки», где столь выразительны портреты Пугачева, Хлопуши, Белобородова и даже рядовых участников крестьянской войны. В «Истории Пугачевского бунта» see повествование занял размах восстания и как бы «образ» восстания в народном сердце и в народной памяти. Взрыв возмущенной народной стихии, по мысли Пушкина, лишен какой-либо четкой политической сознательности, хотя ее элементы проскальзывают в действиях восставших. В «Капитанской дочке» Пугачев рассказывает Гриневу притчу об орле и вороне. Смысл ее многозначен: с одной стороны, народ возжаждал вольной и яркой жизни, где его силы могли бы развернуться. Однако, с другой стороны, смысл притчи оттеняет и политическую наивность народа, пользующегося моментом, Он действует импульсивно, словно в экстазе. Им руководит не сознание, а социальный инстинкт, Ощутив свободу, он превращает ее в эазгул, и она сразу оборачивается своеволием н произволом. Мечта Пугачева, как признается он Гриневу, — «поцарствовать». Пушкинский герой в ответ на притчу Пугачева резонно замечает: «Но жить убийством и разбоем значит по мне клевать мертвечину». Повесть Пушкина вобрала в себя богатый материал, освоенный и обобщенный в «Истории Пугачевского бунта». И это касается самых разнообразных деталей: золоченого «дворца» Пу гачева, портретов мятежников, их реплик, характеристик персонажей, описаний Оренбурга и Казани, предметов быта и обихода, разговоров и поведения. За каждой строкой чувствуется полное погружение в эпоху, в психологию исторических лиц. Но главное все же в том, что вымышленные герои Пушкина включились в большое историческое движение, определившее их судьбы, заставившее их делать выбор. Они невольно оказываются причастными к истории, слушают ее, непосредст- _ ----------------------- - ■ ------= 213 венно извлекая нравственные уроки. И по воле Пушкина они переживают самые яркие, самые счастливые минуты, каких уже никогда, пожалуй, не будет в их жизни: чувство первой застенчивой любви, смертельные опасности, отчаяние, разлуки, тревоги, гибель родных, наветы, клевету, суд и наказание, неожиданные милости и прощения, — все им дано испытать и не запятнать чести, не потерять достоинства, закалить себя, укрепиться в любви и тихо, мирно, покойно окончить свои дни. Немногим выпадает на долю жить а поворотные, крутые моменты истории и быть в самой гуще ее роковых событий. Пушкинские герои общаются с главными ее участниками, с теми, кто ее творит. История прошла через и к сердца. Они встречаются с Пугачевым и Екатериной II, воюют с восстающими и обращают ся к ним за помощью. Следуя исторической истине, Пушкин не привел Гринева а стан Пугачева, Его герой не признал самозванца Петром 111. Пушкин знал, что ни один дворянин из «хороших» (то есть древних, потомственных) фамилий не служил Пугачеву. Лишь Шванвнч (один из прототипов Швабрина) оказался изменником, да и то уклонялся от поручений и при первой возможности сбежал и явился с повинной. 8 повести Швабрнн делается предателем по собственной воле из-за своей человеческой низости. На самом деле он попал в плен. Так что из общего закона, столь отчетливо выведенного Пушкиным, Шванвич не исключался. Как бы то ни было, Гринев Пугачеву не служит, но самозванец его помиловал и даже оказал помощь, аыраав Марью Ивановну из рук Швабрина. Ясно, что а «Капитанской дочке* исторические события призваны оттенить человеческие качества героев. Это равно относится н к Гриневу, и к Пугачвву, н к второстепенным персонажам. Например, генерал Рейнсдорп в «Истории Пугачевского бунта* — нерешительный, глуповатый, лишенный военного таланта незадачливый полководец. В «Капитанской дочке» у Андрея Карловича Р, зти качества сохранены, но, кроме них, он еще и верен старой дружбе, и добр, и способен на сожаление. Задачи, стоявшие перед Пушкиным в «Истории Пугачевского бунта* и в «Капитанской дочке*, обусловили отличающийся подход к изображению исторических фигур. Прежде всего ото относится к Пугачеву, Первый план исторического груда заняло крестьянское движение, а в «Капитанской дочке» — Пугачев. В «Истории Пугачевско- 214--------------------------- ---------------- го бунта» последовательно описан ход восстания: противостояние лагерей, расслоение внутри каждого из них, действия бунтовщиков и правительственных начальников. Тут — сама история, как она реально совершалась. Пугачев нарисован в «Капитанской дочке» куда более живо, чем в «Истории Пугачевского бунта». «Его видишь, его слышишь», — писал Вяземский. И надо сказать, что это имеет первостепенное значение для художественной мысли Пушкина. Если «Историей Пугачевского бунта» поэт преследовал практическую цель — указать на необходимость преобразований, то «Капитанской дочкой» он художественно решал более отдаленную, но не менее глубокую гуманистическую проблему: как достичь единства нации, как примирить противоречия и на какой основе это возможно. Оказалось, что почва для сближения «мужицкого царя», повстанца Пугачева, и дворянина Гринева есть, она еще не в настоящем, а в будущем. Пугачев и Гринев — в разных лагерях, но человечность, уважение к личности других людей, к их простым чувствам объединяют пушкинских героев. Пугачев, следуя народной нравственности, заступается за сироту, он как-то по-отечески сочувствует Гриневу и предлагает даже сыграть свадьбу и попировать. А Гринев, проявляя жалость к замерзающему мужику, предостерегая его от предвидимого печального конца, искренне желает Пугачеву добра, и тот это чувствует и ценит. Так дворянин и враг дворян находят общий язык, между ними на короткий срок устанавливается взаимопонимание, и Пушкину оно особенно дорого. Человечность Вожатого в «Капитанской дочке» высвечена ярче, чем в «Истории Пугачевского бунта». Но не забудем, сколь многим в «Капитанской дочке» поэт был обязан добросовестному и проницательному историку, автору «Истории Пугачевского бунта». В. Коровин вопросы и задания 1 2 3 1. В чем заключался историзм Пушкина? В чем разница подхода Л. С. Пушкина к пугачевскому восстанию в «Истории Пугачевского бунта* и «Капитанской дочке»? 2. Внимательно прочитайте статью об историческом труде Пушкина и постарайтесь пересказать ее содержание. 3. Сопоставьте главы из «Истории Пугачевского бунта* с текстом «Капитанской дочки*. Найдите разницу и объясните ее. -____ ■ 215 поразмышляем над прочитанным... Глав4 JS Сержант гвардии 1. Глава нЦйвается * Сержант- гвардии»; О ком расепазыпоотоя и этой главе? Какова была ссмьп Грпиона? Какую роль в его детстве йграли Сявельнч п Бопре? Как провожали Петрушу родители л а службу и какими словами напутствовал ели отец? 2. Как характеризует Гринева и Савельичз случай с Зуриыьш? Глава II. Вожатый 1, Почему глава начинается народ ни:: рослей? Как характеризует Гринева разговор с Са вел ничем, каков характер Гавелы hi а? Дорога, буран — расскажите об этом. Какой смысл для дальнейших con in тип имеет гои Петруши? Опишите портрет Вожатого, его гашзственыый разгинор с хозяином. В чем его иносказательность? 2, Как отблагодарил Гринев Вожатого? 3, Чем интересен разговор Гринева с генералом? Как Гр и пси Объяснил генералу выражение «держать1 в ежовых рука-eniiaxs? Каков истинный смысл этого выражений? Проверьте, как объясняется ,тгот оборот с фразеологической словаре. Глава ТУТ. Крепость ?. Что представляли собой Бело горе кая крепость, порядки, заведенные к ней? Чем объяснить такой '-семейный» характер отношении между людьми в крепости? Расскажите о ее обитателях Иване Кузмнче, его жене. Швабрппе. Марье ТГплпотптс. Какое значение имеет солдатская пеенпу стоящ л я эпиграфом к третьей главе? 2, Каковы тшш впечатления о каждом но героев? Глад а IV. Поединок 1. Кок проявили себя Гринев и Шндбрин в главе «ПОйдиттОК»? 2. т1то нового вы узнали о них? Какие черты характера стали проявляться в Гриневе? Глава S'. Любовь 1. Перескажите иодробно главу. Paten аж иге, какие черты характера проявили герои во взаимоотношениях друг с другом, Какой смысл вкладывает автор в народную песню — эпиграф? 2. Что можно сказать о Шпябриио? 3. Как пи понимаете слоил Грттпепа о «блаШн потрясении -V 216 Глава VI, Пугачевщина 1, Опишите губернию, которая »обитаема была инажяйЬвм полудиких на родов д. Можно ли считать, что этим описанием Пушкин как пи подготавливает читатели к событиям, которые произойдут а Белогорек ой крепости? 2. Какие приготовления начались и крепости после получении письме от гптшрпла? Г лаял УП. Приступ 1- О рем говорит песня, поставленная в эпиграф к огон главе? Почему так быстро удалось Пугачеву веять крепость? 2. Как вели себя немногочисленные защитники крепости? О чем кочет сказать автор фра вой: «Народ попалил па площадь; нас погнали туда же» 7 Как приняли смерть Иван Кузиич, Инал Игнатьич, Василиса Егоровна? Глава УШ, Незваный гость 1. Б чем смысл эпиграфа к этой Главе? 2. Кого Гринеи называет * новой ран нами изменниками» и почему? 3. Какие настроения пугачевцев передает? бурлацкая песня? 4. Каким предстал Петруше военный совет Пугачева? Почему Пугачев простил дерзкие и правдивые речи Гриневу? Глава IX. Разлука Т. ГПвябрин на службе у Пуглчепа. Савельич предъявляет счет Пугачеву. Прощание с Марьей Ивановной. Прочитайте и прокомментируйте названные эпизоды. 2. Подготовьте близкий к тексту пересказ эпизодов. Глава X, Осада города 1. Как вс трети л в л Гринев с генералом? Что происходило в городе на военном со пета? О каком <■ под к у нательном движении» говорили пл совете? 2. Что про: тс ходило при осаде города? 3. О чем писала Марья Ивановна? Глава XI. Мятежная слобода 1. Как держался Гринев в Пугачевекпм станс s: как вели себя пугачевцы? Чем интересен рнвгпнер Пугачева и Гринева? 2. Что значат слова Пугачева: * Улица моя тесна; волн мне мяло»? 3. Какое значение имеет сказка Пугачева об орле л как отролгтт-р ока л на нее Гринев? В чем смысл этого Диалога? Гладя XII. Сирота 1. Как в этой глин г: рассказчик наливает Швабр и на 7 2, Почему Пугачев решил помиловать Марью Ивановну? 217 Глава XIII. Арест Почему Гриневу пришлое^ расстаться с Марьей Ивановной? Г л л ЕЯ XTV. Суд 1 По чьей в л не Гр лиев привлечен к суду п почему оправдан? 2. Как сложилась дальнейшая судьба героев? 3. Подумаете, как происходило взрослев не героя: от недоросля к человеку достойному и честному. Вспоминаются ли при этом «благие потрясения»? 4. Кпд относится автор к героям? Подтвердите слое мнение цитатами из текста произведен ггя, Чти можно сказать о нушкписком отношении к восстанию, и ос ставшим, Грппеву, Пугачеву, Маше Мироновой? Подведем итоги К Кто главные герои романа? Почему он назван «Капитанская дочка»? 2. Известно, что по России в 1831 году прокатились волна холерных пуптоп. вооруженных выступлений. Об этом знал Пушкин. Роман же посвящен народным выступлениям ЭТУ ITT века. Исследователи пушкинского творчества считают, что истоки настоящего лежали и прошлом Г осени и что там и а до было искать и найти ответы на по я росы, которые волпочалп поэта. Со глпещ.т ,пп вы с этим суждением? 3. Приступая к роману, Пушкин изучил документы, манифесты, указы Екатерины П, иосгйомннантгя современников Пугачевского восстания, он писал: -Я прочел со вниманием асе. что было рапечатано о Пугачеве, и сверх того J.8 толстых томов разных рукописей, указов. донесении и нрпч, Я посетил Места, где произошли главные события эпохи, мною описанной, проверяя мертвые документы словами еще живых, но престарелых очепндцсв... ». затем создал научный труд ■> История Пугачевского бунта *. Найдите ив «Карте путешествий А. С, Пушкина« тс места, где пришлось побывать поэту, когда си: подготавливал материалы для исторической повести о Пугачеве и «Капитанской дочки*. Расскажите, что вы об этом знаете, 4. Сопоставьте отрывки из книги «История Пугачевского бунта» Пушкина с прочитанным вами романом. Какие документы, описания событий, пп вашему мнению, в той пли иной степ ерш отражены в пушкинском тексте «Капитанской дочки *? Сравните портрет Пугачева а романе и ь «Истории Пугачевского бунта*. Я чем сходство п п чем разница? Как еэы думаете, тгго старался подчеркнут^ А, С. Пушки;г, описывал Пугачевское восстание, люден, окружающих своего атамана, офицеров царской армии? Известный историк Б. О, Ключевский признавал, что □ «Капитанской дочке» больше истории. чем п «Истории Пугачевского булга». Как вы понимае те это вйскйзьшалпо? Нго хотел сказать этим историк? 5. Подготовьте рассказы о действующих лицах романа --- Пугачеве, Швабр пне, Гриневе, Маше, Слвелытче. Иг помните, какой пословицей начинается первая глава. Что хотел сказать ею натор? Каковы темя тт идея «К и пи та некой дочки ■>? Какова концовка pOMOtlo .. Капитанская дочка» и в чем се смысл? 7. Какие «проверки» устраивает пптор Гриневу и Швабрмлу на честность и на милосердие? Б чем смысл четырех встреч геросы? Какие особен кости человеческих характеров и человеческого общения они раскрывают? 5, Подняться над жестоким веком, сохрани я п себе гуманность, человеческое достоинство и уважение к живой ли тли и люден, — такой видят главную мысль романа некоторые литературоведы. Согласны лп вы с такой точкой зрения? Можно ли считать, что Пушкин мечтал, чтобы Грипев соблюдал честь дворянина, Савельпч — честь крестьянина и чтобы человечность объединяла все сословия? Какие герои «Капитанской дочки» и когда проявляют чело печи ость (сочувствие, сострадание, доброту, честной®)? 9. Рассмотрите иллюстрации к историческим проп л ведениям А, С. Пушкина, Найдите в тексте и прочитайте эпизоды из попесгп, изображенные на рисунках. On if пнете портреты героев, Развивайте дар слова 1 1, Б чем состоят исторический и современный аспекты «Капитанской дочки»? Какие печные проблемы поднимаем Л. С, Пушкин в этом п роил ведении? Подготовьте сообщение на ату тему. 2. Итак, мы выяснили, что внимание к истории для крупного mica тс л я нс ограничивается только произведениями, посвященными историческим событиям, что в любом произведении, как пишет литературовед Б. И. Коровин, прошедшей испытание временем, в той или иной степени эптпр клезетел истории, жизни и деятельности людей определенной эпохи, следовательно, отражает историческое время; характеры людей этой эпохи, сиОЕзобразпе их поступков, взаимоотношений; Кроме того, не существуй в подобном случае ограничения жвнро 219 произведений. Согласны ли вы с этим суждением литературе? веда? Постарайтесь на примерах пронзивдевнн разных жанров Одного писателя подтвердить эту точку прения, Подготовьте соио-щеные по этой проблеме r письменной или устной форме. СТИХОТВОРЕНИЯ «19 октября» (1825). В послании «19 октября», первом стихотворении, посвященном лицейской годовщине, Пушкин, вспоминая друзей-лицеистов, слазил дружеский союз («прекрасен наш союз»), лицейское братство, которое помогает противостоять натиску «судьбины» и даже усмирить ее «гнев». Он приветствовал пир жизни, наслаждение ее радостями, творчеством и общением родственных душ. Поэт был уверен, что заточение скоро закончится и свобода стоит на пороге его дома: Пора н мие... пируйте, о друзья! Предчувствую отрадное свиданье; Запомните ж поэта предсказанье: Промчится год, и с вами снова я, Исполнится завет моих мечтаний; Промчится год, и я явлюся к вам! Стихотворение отразило и прилив могучих творческих сил поэта, полного новых, не видами ых дотоле замыслов, 19 октября Роняет лес багряный свой убор, Сребрит мороз увянувшее поле, Проглянет день как будто поневоле И скроется за кран окружных гор. Пылай, камин, а моей пустынной келье; А ты, вино, осенней стужи друг. Пролей мне в грудь отрадное похмелье. Минутное забйенье горьких мук. Печален я: со мною друга нет, С кем долгую залил бы я разлуку, 220 ____________________________________________________ Кону бы ног пожать от сердца руку И пожелать веселых иного лет. Я пью один: вотще воображенье Вокруг моля товарищей зовет; Знакомое не слышно приближенье, И милого душа моя не ждет, Я иыо один, и пн брегах Невы Меня друзья сегодня именуют... Но л;ноше ль и там из вас пируют? Еще кого не досчитались вы? Кто изменил пленительной привычке? Кого от вас увлек холодный свет? Чей глас умолк на братской перекличке? Кто не пришел? Кого мел; ?ами нет? Он пс пришел, кудрявый наш певец, С огнем в очах, с гитарой сладкогласной: Под мнртами Италии прекрасной Он тихо спит, и дружеский резец Не начертал нал русского могилой Слов несколько па языке родном. Чтоб некогда намгел привет унылый Сын севера, бродя в краю чужом. Сидишь ли ты е кругу своих друзей, Чужих небес любовник беспокойный? Иль снова ты проходишь тропик знойный И вечный лед полупочних морей? Счастливый путь!.. С лицейского порога Ты на корабль перешагнул шутя, И с той поры в морях твоя дорога, О волн и бурь любимое дитя! Ты сохранил в блуждающей судьбе Прекрасных лет первоначальны нравы: Лицейский шум, лицейские забавы Средь бурных воли мечта ЛИСЯ тебе; Ты простирал из-за моря нам руку, Ты нас одних б младой душе носил И повторял; «На долгую разлуку Нас тайный рок. быть может, осудилU 221 Друзья мои, прекрасен наш союз! Он как душа неразделим и вечен — Неколебим, свободен к беспечен, Срастался он под сенью дружных муз. Куда бы нас пи бросила судьбин,а И счастие куда б if и повело, Всё те же мы: наш целый мир чужбина; Отечество нам Царское Село* Из края в край преследуем грозой, Запутанный в сетях судьбы суровой, Я с трепетом на лоно дружбы новой, Устав, приник ласкающей главой.;.. С мольбой моей печальной и мятежной, С доверчивой надеждой первых лет, Друзьям иным душой предался нежной; Но горек был небратский их привет!. И ныне здесь, в забытой сей глуппт, В обители пустынных вьюг и хлада. Мне сладкая готовилась отрада: Троих из вас, друзей моей души, Здесь обнял я. Поэта дом опальный, О Пущин мой, ты первый посетил: Твг усладил изгнанья день печальный, Ты в день его Лицея превратил. Ты, Горчаков, счастливец с первых дней, Хвала тебе — форту in ,j блеск холодный Не изменил души твоей свободной: Всё тот же ты длн чести н друзей. Нам разный путь судьбой назначен ©грогой; Ступая в жизнь, мы быстро разошлись. Но невзначай проселочной дорогой Мы встретились и братски обнялись. Когда постиг меня судьбины гнев, Для всех чужой, как сирота бездомный. Под бурею главой поник я томной И ждал тебя, вещун л ер мосек их дев. И ты пришел, сын лени вдохновенпый, О Дельвиг мой: твоё голос пробудил Сердечный жар, так долго усыпленный, И бодро я судьбу благословил. С младенчества дух песен и нас горел, И дивное волненье мы познали; С младенчества две музы к нам летали, И сладок был их лиской наш удел. Но я любил уже рукоплесканья. Ты гордый пел для муз и для души; (Евой дар как жизнь я тратил бел вниманья, Ты гений свой воспитывал в тиши. Служенье муз не терпит суеты; Прекрасное должно быть величаво: Но юность нам советует лукаво, И шумные нас радуют мечты.,.. Опомнимся — по поздно! и уныло Глядим назад, следов не нидя там. Скажи, Вильгельм, не то ль и с памп было, Мой брат родной по музе, по судьбам! Пора, пора! душевных наших мук Не стоит мир: оставим заблужденья! Сокроем жизнь под сень уединенья! У! жду тебя, мой запоздалый друг Приди; огнем волшебного рассказа Сердечные преданья оживи; Поговорим о бурных днях Кавказа, О Шиллере, о славе, о любви. Пора и мне... пируйте, о друзья! Предчувствую отрадное свиданье: Запомните ж поотн предсказанье: Промчится [‘од, и с вами снова я, Исполнится завет моих мечтании; Промчится год, н я явлюся к вам! О, сколько слез и сколько восклицаний, И сколько чаш, подъятых к небесам! II II первую полней, друзья, полней! И всю до дна в честь нашего союза! благослови, ликующая муза, Благослови! да здравствует Лицей! Наставникам, хранившим юность нашу. Всем чести ю, п мертвым и живым, К устам подъяв признательную чашу. Не помня зла, за благо воздадим, ----------------------------------------223 Полней, пол ней! и, сердцем воз горл, Опять до дна, до капли выпивайте! Но за кого? о другн, угадайте... Ура, наш царь! тек! выпьем за царя. Он человек! им властвует мгновенье, Он ряб молвы, сомнений и страстей; Простим ему неправое гонение; Он взял Париж, он основал Лицей. Пируйте же, пока еще мы тут! Увы, наш круг час от часу редеет; Кто в гробе спит, кто дальний сиротеет: Судьба глядит, мы вянем; дни бетут; Невидимо склоняясь и хладел, Мы близимся к началу своему... Кому ж из нас под старость день Лицея Торжествовать придется одному? Несчастный друг! средь новых поколений Докучный гость и липший и чужой, Он вспомнит нас и дни соединений, Закрыв глаза дрожаьцею рукой... Пускай же он с отрадой хоть печальной Тогда ссй день за чашей проведет. Как ныне я, затворник ваш опальный, Его провел бея горл и забот. вопросы и задания 1. Ко [’о вспоминает поят в еппзп г датой 19 октября? 2. Как вы понимаете слова: *предсказанье», «энвст-, «заточение»? 3. Какие чувства вызывают у поэта воегюмннапия о друзьях? 4. Подготовьте выразительное чтение текста, интонационно выделив слова поэта, обращенные к друзьям-лицешзтаы. «Туча» (1335). Стихотворение «Туча» можно рассматривать и как зарисовку природы, и как отклик на десятилетие восстания декабристов, и как философское размышление. Центральное четверостишие посвящено прошлому, когда туча была могучей, царила в природе, повелевая и небом, и землей. Но в природе (и в обществе) все меняется, ничто не остается неизменным. Наступили новые времена, и туча только досадное пятно на 224 ______ —____________■ —___________ _ -истом и ярком солнечном небе. Новое время беспощадно «гонит* ее, говоря при этом жестокие слова и не помня прежнего величия. Если рассматривать стихотворение «Туча* с философской ■очки зрения, то оно посвящено, с одной стороны, вечному закону изменения, господствующему в природе и во всем бытии. Этот закон, с точки зрения Пушкину, благ и справедлив: он символизирует вечное движение, вечное изменение — условие неиссякаемости. неисчерпаемости жизни. Но, с другой стороны, это вызывает грусть, ибо само прошлое и то ценное, что было в нем, уходит н в прошлом уже нет нужды. Выполнив саою миссию, оно должно считаться с тем, что наступили новые времена, в которых ему нет места. Этот закон объем лет все сферы жизни, он универсален, следовательно, в орбиту его действия попадает и поэт. В этом случае в стихотворении тайно присутствует и усматривается Серьезный личный смысл: недавно бывший кумиром общества, властителей дум поколения, поэт ныне вынужден сойти с жизненной и литературной сцены и уступить площадку другим кумирам, Всеобщий закон обновления жизни торжествует г ю всюду, ■то и прощание, разлука с прошлым, с его ценностями и достижениями не выступают только личными переживаниями, а тоже является всеобщими, универсальными, свойственными всем. Так уравниваются в своем значении и гармонически примиряются печаль частного человека и его же победительная, неискоренимая вера в жизнь. Туча Последняя туча расселиной бури! Одна ты несешься по но но Гг лазури, Одна ты наводишь унылую тень, Одни ■; ы печалишь ликующий день. Ты небо недавно кругом облегала, И молния грозно тебя обвивала; И ты издавала таинственный гром И алчную землю поила дождем. Довольно, сокройся! Поря .миновалась, Земля освежилась, и буря промчалась, И ветер, лаская листочки древес, Тебя с успокоенных гонит небес. 225 Вопросы ы задания 1. О чем это стихотворение о рассеянной буро и туче или о настрое л и и поэта, связанном с картиной, которую он наблюдает’/ Или о че:л-ш другом? 2. Как пье паюпиоеть выражений, <■ рассеянней* бурн->, «унылая тет-гн», «линующий день°, «таинственный гром», «гспчння эем-ля» п т. д.? 3. Какие приметы тучи выдмеяст поэт, используя слова и выражения «наводишь», <печалиHLbvj «издавала гром» и 51 д,? Как называют о л литературные приемы, используемые поэтом'/ 4. Выучите стихотворение наизусть, прочитайте его выразительно в к логос, выделив интонационно настроение поэта, переданное через наблюдаемые нм я слепил природы. К*** («Я помню чудное мгновенье...) (1652). S шесть строф Пушкин вместил целую историю встреч и разлук с А. П. Керн. Сначала (первые две строфы) — мимолетная встреча, потом (следующие две строфы) — унылая жизнь з заточении, когда лирический герой с забыл* «голос нежный» и его затворничество протекало Без божества, без вдохновенья, Без слез, без жизни, без любви. И наконец, последние две строфы — пробуждение души, упоение творчеством, жизнью, наслаждение красотой, увенчанные любовью: И сердце бьется в упоенье, И для него воскресли вновь И божество, и вдохновенье, И жизнь, и слезы, и любовь. Стихотворение «К***», однако, не только автобиографично. В нем есть другой план, в котором раскрыта тема красоты, тема поэтического вдохновения. Любовь пришла к Пушкину после того, как «душе настало пробуждение», когда все духовные силы поэта встрепенулись для приятия жизни, все творческие способности раскрылись и чувствам стала внятна красота, Тогда и приходит любовь, гармонически венчающая всю картину. Стихотворение «К***» дает возможность понять очень важные черты Пушкина-художника. Жизнь вне гармонии, без красоты, без любви, без творчества бедна и однообразна. Поэт отторгнут от мира, он не слышит бытия, не зи- 226 дит его красок. Но вот приходит чудо преображения души, и исчезают ^томленья грусти безнадежной», «тревоги шумной суеты*. Душ г открывается всему миру, и мир открывается душе. Поэт готов внимать бытию и отвечать ему поэтическим словом. Мир предельно расширяется, поэт вбирает его впечатления, обретает гармонию с ним. В душе поэта также утверждается согласие. Приобщение к бытию происходит необъяснимым образом, благодаря «чудному мгновенью», преображающая сила которого сродни религиозному откровению («как мимолетное виденье») и явлению неземного ангельского лика («как гений чистой красоты»). Я помню чудное мгновенье: Передо мной явилась ты. Как мимолетное виденье, Как гений чистой красоты. В томленьях грусти безнадежной, В тревогах шумной суеты Звучал мне долго голос нежный 11 снились милые черты. Шли годы. Бурь порыв мятежный Рассеял прежние мечты, И я забыл твой голос нежный. Теон небесные черты. В глуши, во мраке заточения Тянулись тихо дни мои Без божества, без вдохновенья. Вез слез, без жизни, без любви. Душе настало пробужден ье: И вот опять явилась ты, Кйк мимолетное виденье. Как гений чистой красоты. И сердце бьется в упоенье, И для него воскресли вновь И божество, и вдохновенье, И жизнь, и слезы, т: любовь. 227 Вопросы и задания 1. О чем это стихотворение? 2, ICfiti рьг Донитлаете слова ^вдохновенье», <• упоеньем, «прибуж-денье»? 3, С чём связано вдохновение поэта? Почему ему так важно пробуждение души? 4. Подготовьте выразительное чтение ггихейдорения Наизусть, 1Ш1^нациЙ1ГНО подчеркнув слоил, повести утощттс о про Суждении души и прйшедшем к поэту пдохполелпл. О повести «Пиковая дама» Прочитайте самостоятельно еще одно произведение А. С. Пушкина — «Пиковая дама». Эта фи л ософско-психологи1чес кая повесть, написанная в 1833 году, давно признана шедевром Пушкина. Завязка поэес-ти, как следует из записанных биографом поэта П. И, Бартеневым слов П, В, Нащокина, которому рассказал сам Пушкин, основана на действительном случае. Внук княгини Н. П. Голицыной князь С. Г. Голицын («Фнос») рассказывал Пушкину, что, однажды проигравшись, пришел к бабке просить денег. Та денег ему не дала, но назвала три карты, назначенные ей в Париже Сен-Жерменом. С. Г. Голицын поставил на названные Н. П. Голицыной карты и отыгрался. Дальнейшее развитие повести вымышлено. Сюжет повести основан на игре случайностей, необходимости н закономерности. В связи с этим каждый герой связан с определенной темой: Германн (фамилия, а не имя') — с темой социальной неудовлетворенности, графиня Анна Федотовна — с темой судьбы, Лизавета Ивановна — с темой социального смирения. Томский — с темой незаслуженного счастья. Одни герои, такие, как Томский, избраны судьбой, другие, как Германн, стремятся поймать удачу. Удача — удел Томского, а неудача — участь Германна, В главном герое — Германне — сконцентрированы разум, расчетливость, твердая воля, способная подавить честолюбие, сильные страсти и огненное воображение. Он игрок в душе. Игра в карты а повести символизирует игру с судьбой. Этот превратный смысл карточной игры отчетливо обнаруживается читателями. Расчетливость, рациональность Германна, подчеркнутые его немецким происхождением, фамилией и профессией военного 22 8 инженера, вступают в противоречие со страстями и воображением. В повести герой сравнивается с Наполеоном и Мефистофелем. Германн хотел подчинить себе судьбу, но независимо от собственных усилий подпадает под власть обстоятельств и делается сам орудием чужой, непонятной и не понятой им тайной силы, которая превращает его э жалкую игрушку. Так в повести появляется не только необычный, таинственный герой, но и мистика. Вопросы м задания 1 2 3 4 1. Какую роль играют п повести три карты? 2. В чем состоит значение мистики и в каких сценах и эпизодах она проявляется? 3. С какой целью Пушкин сравнивает игру в карты графини с ее партнерами в XVIII веке и Германна с карточными игроками в XIX веке? 4. Почему Германн наказан сумасшествием? Михаил Юрьевич ЛЕРМОНТОВ 1814—1841 На позиции художественного историзма в литературе вслед за Пушкиным переходит н Лермонтов, Поэт понимает историзм как совокупность признаков, определяющих национальное своеобразие. К таким признакам он относит климат, верования, язык, обычаи. Под их влиянием складывается характер народа и характер человека. В начале своего творчества Лермонтов убежден, что история представляет собой арену борьбы свободы и тирании, добра и зла. Однако такой взгляд на историю во второй половине 1830-х годов утрачивает для поэта свою притягательность. Он проникается мыслью, что личное вольнолюбие и личное стремление к свободе при всей их ценности терпят крушение и что причиной катастрофы выступают не личные убеждения и пороки гордых и смело вступающих в борьбу с деспотизмом и его пропалениями героев, а стоящая над ними власть обстоятельств. Она мыслится сначала роковой предначертанностью событий, Божьей волей. Мцыри чувствует свою зависимость не только от того, что, рожденный а естественной среде, он воспитывался в неволе монастыря, которая оставила неизгладимый «след» в его душе и повлияла на его судьбу, помешав обрести волю, но и зависимость своей участи от высших сил. Лермонтов дает понять, что движение истории зависит не только от усилий личности, но и от пока еще неясных, таинственных обстоятельств, которые управляют самой личностью. Oi произведения к произведению историзм Лермонтова становился все более глубоким. Так, уже в «Песне про царя Ивана Васильевича,,, и удалого купца Калашникова* сам конфликт и характеры героев — Ивана Васильевича, Кирибеевича и Калашникова — 230 ------------ ---------------------------------------- - - определены укладом жизни в Древней Руси, ее обычаями, ее психологией и духовным строем, ее нравственными понятиями, образом жизни русских людей. Купец Кал ащ ни ков, его жена, его братья держатся старых патриархальных порядков. В их доме царит размеренный, веками укоренившийся быт. Такоиь: и отношения в семье: муж — защитник жены и младших братьев, которые ему подчиняются беспрекословно. В случае смерти или гибели мужа и старшего брата младшие занимают его место, берут на себя его долю ответственности и все заботы о семье. Поэтому они обещают Калашникову, если он будет побит ь бою с Кирибеевнчем, снова вступить в схватку с обидчиком, Но патриархальный быт уже терпит крушение. Его устои нарушают, с одной стороны, деспотический царь, который не подчиняется вековым обычаям, хотя сам же должен их соблюдать, и, с Другой стороны, его слуга Кирибеевич, противопоставляющий общим народным установлениям личную золю, личный произвол. Царь тем самым ставит себя над народом, Кирибеезич не желает считаться с народной моралью. Конфликт в поэме перерастает семей но-быто-пые рамки и превращается в исторический. В поэме Лермонтова, наполненной широким эпическим содержанием, повествуется о важном переломе в русской жизни, а русской истории. В этой поэме Лермонтов на стороне купца Калашникова, который был выразителем вековой народной нравственности. Недаром о нем не забывает народ, сохранивший его имя в песнях и а своей памяти. По мысли поэта, единство с народом придаст величие и бессмертие отдельному человеку. Та же мысль, но с противоположным знаком присутствует и в поэме «Беглец». 3 отличие от купца Калашникова горец Гарун изменил обычаям, образу жизни своего народа и был обречен на одиночество и забвение, С течением времени Лермонтов перестал изображать, как это было в начале 1830-х годов, своих героев, взятых из истории, носителями современного ему сознания. Он уже не переносил исторические, социальные, психологические понятия, свойственные его времени, в прошедшие исторические эпохи. Герои Лермонтова думали и говорили так, как они могли думать и говорить в та годы, когда они жили и действовали. Это особенно хорошо видно в стихотворении * Бородино», где передано патриотическое чувство русских людей, в том числе старого солдата-артиллериста, рассказывающего своим языком с присущими ему живыми интонациями о сражении при Бородине. С глубоким сожалением Лермонтов передает и свое ощущение: нынешнее племя стало мельче, в нем нет богатырей, подобных старым русским воинам, победившим в Оте- = 231 чеспзенную войну 1812 года. Это досадное переживание сменялось, однако, более светлым, в котором сквозила надежда. Через три года Лермонтов написал знаменитую «Родину», где вновь сказал о богатырстве в России и о любви к ней. Теперь родина представилась ему страной, как бы предназначенной для жизни богатырей: бесконечные степи, огромные просторы, широкие, подобные морям реки. Но поэт увидел и другую сторону: печаль, бедность, скромный быт. В этих противоречиях открылась поэту Россия, и, признаваясь в любви к ней. он искренне радовался нехитрому довольству крестьянской жизни, если ему удавалось его заметить. В таком понимании России Лермонтову помог подлинный историзм. Он стад складываться в его творчестве по мере постижения жизни народа в прошлом и настоящем, Я Коровин Вопросы и задания 1. Ппстлрпктссь передать близко к тесту содержание статьи В. И. Коровина о поэте. 2. Вспомните, какие припеведеымя на историческую тему, еп-идийпые Лермонтовы^, вам известны, Расскажите о них. 3. Прпчптгште наизусть одно из стихотворных произведений ггоз-Тв на ЙеторичЕскую гему. Мцыри1 Вкушая, в к yen х. мало меда, и се аз умираю. 1-я Книга Цирста* 1 Немного лет тому назад. Там, где, сливайся, шумят, Обнявшись, будто две сестры. Струи Арагвы и Куры, Был монастырь. Из-ап гпры И нынче видит пешеход Столбы обрушенных ворот. 1 Мцыри — кп грузинском языке значит «неслужащпн монах», нетто вроде нюгтушниии,. (Прим. Лермонтова.) Послушник человек, лит- вущий в монЕгтыре и готовя и у Шея [фннять монашество. " р-Вкушая¥ etcf/cux *ийлО мёдаг и се a.i у.чшраюч. о Я попробовал не много меду, и вот я умиряю* — слова пз Библии, Смысл згтн графя < не-мно1Ч) радостей пришлось испытать герою, и вот он должен умереть, 232 И башни, и церковный свод; Но не курится уж под ним Кадильниц1 благо ионный дым,, Но слышно пенье в поздний чао Молящих иноков за нас. Теперь один старик седой, Развалин страж полуживой. Людьми и смерткю забыт, Сметает пыль с могильных плит, Которых надпись говорит О сдаве прошлой н о том, Как, удручетi своим венцом, Такой-то царь, в такой-то год* Вручал России свой народ. И Божья благодать сошла На Грузию! она цвела С тех пор в тени своих садов, Нс опасался врагов, За гранью дружеских штыков, 2 Однажды русский генерал Из гор к Тифлису проезжал; Ребенка пленного он вез. Тот занемог, не перенес Трудов* далекого пути; Ом был, казалось, лет шести; Как серна гор, пуглив и дик И слаб и гибок, как тростник. Но и нем мучительный недуг Развил тогда могучий дух Его отцом. Без жалоб он Томился, даже слабый стон Из детских губ не вылетал. Он знаков пищу отвергал И тихо, гордо умирал. Из жалости один монах ■ Kti<>u-'.i,nuua сосуд для бляговОВНЫХ курений во врем л цериоиной службы. “ Труды — здесь: трудности, мучения. 233 Больного призрел, н в стенах Хранительных остался сшт Искусством дружеским опасен. Но, чужд ребяческих утех, Сначала бегал он от всех. Бродил безмолвен, одинок, Смотрел, вздыхая, на восток, Томим неясною тоской По стороне своей родной. Но после к плену он привык. Стал понимать чужой язык, Был окрещен святым отцом И, с шумным светом незнаком, Уже хотел во цвете лет Изречь монашеский обет1, Как вдруг однажды он исчез Осенней ночью. Темный лес Тянулся по горам кругом. Три дня все поиски по нем Напрасны были, но потом Его в степи без чувств нашли И вновь в обитель принесли, Оп страшно бледен был и худ И слаб, как будто долгий груд, Болезнь иль голод испытал . Оп на допрос не отвечал И с каждым днем приметно вял. И близок стал его конец; Тогда пришел к нему чернец С увещеваньем и мольбой: И, гордо выслушав, больной Привстал, собрав остаток сил, И долго так он говорил: 3 *Ты слушать исповедь мою Сюда пришел, благодарю, Б се лучше перед кем-нибудь Словами облегчить мне грудь, 1 Оббт — оСмццицв религиозного характера. Изречь монашеский обет — принять мстяшяппш.. нттъ мешахом. 234 Но людям я не делал зли, И потому мои дела Немного пользы вам узнать,— А душу можно ль рассказать? Я мало жил, и жил в плену. Таких две жизни за одну-. По только полную тревог, Я променял бы, если б мог, Я' знал одной лишь думы власть, Одну — но пламенную страсть: Она, как червь, во мне жила. Изгрызла душу и сожгла. Она мечты мои звала От келий душных и молитв ГС тот чудный мир тревог и битв, Где в тучах прячутся скалы. Где люди вольны, как орлы. Я эту страсть во тьме ночкой Вскормил слезами и тоской; Ее пред небом и землей Я ныне громко признаю И о прощенье не молю. 4 Старик] я слышал много раз, Что ты меня от смерти спас — Зачем?.. Угрюм и одинок. Грозой оторванный листок, Я вырос в сумрачных стенах Душой - дитя, судьбой ■ ■ монах Я никому но мог сказать Священных слов ..отец" и „мать" Конечно, ты хотел, старик, Чтоб я в обители отвык От этих сладостных имен, — Напрасно: звук их был рожден Со мной. Я видел у других Отчизну, дом, друзей, родных, А у себя не находил Не только милых душ — могил! Тогда, пустых не тратя слез, В душе я клятву произнес: Хотя ни миг когда-нибудь Мою пылающую грудь Прижать с тоской в груди другой, Хоть незнакомой, но родной. Увы! теперь мечтанья те Погибли в полной красоте, И я, как жил, в земле чужой Умру рабом д сиротой. 5 Меня могила не страшит: Там, говорят, страданье спит В колодной вечной тишине; Нос жизнью жаль расстаться мне, Я молод, молод.,. Знал ли ты Разгульной юности мечты? Или не знал, пли забыл, Как ненавидел и любил; Как сердце бил ос л живей При виде солнца и полей С высокой бдшнн угловой. Где воздух своя; н где порой Б глубокой скважине стены, Дитя неведомой страны. Прижавшись, голубь молодой Сидит, испуганный грозой? Пускай теперь прекрасный свет Тебе постыл; ты 'слаб, ты сед, И от желаний ты отвык. Что за нужда? Ты жил, старик! Тебе есть н мире что забыть, Ты жил) — я также мог бы жить! 6 Ты хочешь знать, что виде;: я На воле? — Пышные поля. Холмы, покрытые венцом Дерев, разросшихся кругом. Шумящих свея<ею толпой, Как братья и пляске круговой. Я видел груды темных скал, Когда поток их разделял. И думы их. я угадил; Мне было свыше то дано! Простерты в воздухе давно Объятья картонные их И жаждут встречи каждый мм г; Но дни бегут, бегут года -Им не сойтлться никогда! Я виде-'t горные хребты. Причудливые, как мечты, Когда в час утренней зари Курилися, ни к алтари, Их выси в небе голубом, И облачко эа облачком, Покинув (ванный своп ночлег, К востоку направляло бег — Как будто белый караван Залетных птиц из дальних стран! Вдали я видел сквозь туман, R снегах, горящих, как алмба, Седой, незыблемый Кавказ; И было сердцу моему Легко, не знаю почему. Мне тайный голое говорил, Что некогда и я там жил, И стало в памяти мрей Прошедшее ясней, ясней.., 7 И вспомнил я отцовский дом, Ущелье наше, и кругом В тени рассыпанный аул; Мне слышался вечерний гул Домой бегущих табунов И дальний лай знакомы* псов. Я помнил смуглых стариков, При свете лунных вечеров Против отцовского к рыльца Сидевших с важностью лида; И блеск оправленных ноже и Кинжалов длинных... п как сон ЗВса это смутной чередой Вдруг пробегало предо мной. 1 щкаи 2 2 38 А мой отец? Он как живой В своей одежде» боевой Являлся .мне, и гтомнил н Кольчуги звон, и блеск ружья, И горный непреклонный взор, И молодых моих сестер,*. Лучи их сладостных очей И звук их песен н речей Над колы б ел ию моей..* В ущелье там бежал поток, Он шумен был, но неглубок: К нему, на золотой песок, Играть я в полдень уходил И о вором ласточек следил, Когда они перед дождем Волны к ас ал нс я крылом. И вспомнил я наш мирный дом И пред вечерним очагом Рассказы долгие о том. Как жили люди прежних дней, Когда был мир еще пышней. jS Ты хочешь знать, что делал я На воле? Жил — и жизнь моя Без этих трех блаженных дней Выла б печальней и мрачней Бессильной старости твоей. Давным-давно задумал я Взглянуть на дальние поля. Узнать, прекрасна ли земля. Узнать, для воли иль тюрьмы На зтот свет родимся мы. И к час ночной, ужасный час. Когда гроза пугала вас. Когда, столпясь при алтаре1. Вы ниц2 лежали на земле, Я убежал, О, я как брат Алтарь ■ глпвная чисть церкви, отделенная иконостасом (станок <: оыи) <гт общего пометцечик. Зйц — ничком. Отняться с бурей был бы рад! Глазами тучи я следил, Рукою молкни ловил,.. Скажи мне, что средь этих стен Могли бы дать вы мне взамен Тон дружбы краткой, но живой Меж бурным сердцем и грозой?.. 9 Бежал я долго где, куда? Не знаю! Ни одна ввей да Не озаряла трудный путь. Мне было весело вдохнуть В мою намученную грудь Ночную свежесть тех лесов, И только! Много я часов Бежал и и а конец, устав, Прилег между высоких трав; Прислушался: погони нет. Грозя утихла, Бледный свет Тянулся длинной полосой Меж темным небом и землей, И различал я, как узор, На ней зубцы далеких гор; Нс движим, молча я лежал. Порой в ущелий шакал Кричал и плакал, как дитя, И, гладкой чешуей блестя, Змея скользила меж камней; Но страх не сжал души моей: Я сам. как зверь, был чужд людей И полз и прятался, как змей. 10 Внизу глубоко подо мной Поток, усиленный грозой, Шумел, и шум его глухой Сердитых сотне голосов Щдобился. Хотя без СЛОВ, Мне внятен был тот разговор, Немолчный ропот, вечный спор С упрямой грудою камней. То вдруг стихал он, то сильней Он раздавался в тишине; И вот. в туманной вышине Запели птички, и восток Озолотился; ветерок Сырые шевельнул листы; Дохнули сонные цветы, И, как они, навстречу дню, Я поднял голову мою... Я осмотрелся; не таю: Мне стало страшно; на краю Грозящей бездны я лежал, Где выл, крутясь, сердитый вал: Туда вели ступени скал; Но лишь злой дух по ним шагал, Когда, низверженный с небес, В подземной пропасти исчез1. 11 Кругом меня цвел Божий сад; Растений радужный наряд Хранил следы небесных слез, И кудри виноградных лоз Вились, красуясь меж дерёв Прозрачной зеленью листов; И грозды полные на них. Серег подобье дорогих, Висели пышно, и порой К ним птиц летал пугливый рой. И снова я к земле припал, И снова вслушиваться стал К волшебным, странным голосам; Они шептались по кустам, Как будто речь свою вели О тайнах неба и земли; И все природы голоса Сливались тут; не раздался В торжественный хваленья час Лишь человека гордый глас. 1 Имеется и виду легенда об ангеле, согрешившем перед Богом и за это низвергнутом с пебес. 240 Бее, что я чувствовал тогда, То думы — ям уж нет следа; Но я б желал их рассказать, Чтоб жить, хоть мысленна, опить. В то утро был небесный свод Так чист, что ангела полет Прилежный взор следить бы мог; Он так прозрачно был глубок, Так полон ровной ейлевой! >1 в нем главами и душой Тонул, лака полдневный зной Моя мечты не разогнал, И жаждой л томиться стал. 12 Тогда к потоку с высоты, Держась за гибкие кусты, С плиты па плиту я, как мог, Спускаться начал. Из-под ног Сорвавшись, камень иногда Катился вниз — за ним бразда Дымилась, прах1 вился столбом; Гудя к прыгал, потом Он поглощаем был волной; И я висел над глубиной, Н.о юность вольная сильна, И смерть казалась не страшна! Лишь тол ько я с крутых высот Спустился, свежесть горных вод Повеяла навстречу мне, И жадно я припал к волне. Вдруг — голое — легкий шум шагов.. Мгновенно скрывшись меж кустов, Невольным трепетом объят, Я поднял боязливый взгляд И жадно вслушиваться стад: И ближе, ближе все звучал Грузинки голос молодой, Так безыскусственно живой, Так сладко вольный, будто он Прах (ус тар Л адись: пыль. ] Лишь звуки дружеских имен Произносить был приучен. Простая песня то была, По б мысль она мне залегла, И мне, лишь сумрак настает. Незримый дух ее поет, 13 Держа кувшин над головой. Грузинка узкою тропой Сходила к берегу. Порой Она скользила меж камней, Смеясь неловкости своей, И беден был ее наряд; И шла она легко, назад Изгибы длинные чадры1 Откину is. Летние жары Покрыли тенью золотой Лицо и грудь ее; и оной Дышал от уст ее и тек. И мрак очей был так глубок. Так полон тайнами любви, Что думы пылкие мои Смутились. Помню только я Кувшина звон. когда струя Вливалась медленно в него, И шорох... больше ничего. Когда же я очнулся вновь И. отлила от сердца кровь. Она была уж далеко: И шла, хоть тише, по легко, Стройна под ношею своей, Как тополь, царь ее полей! Недалеко, в прохладной .мгле, Казалось, при росли к скале Дне сакли дружною четой: Над плоской кровлею одной Дымок струился голубой. Я вижу будто бы теперь. 1 Чадрй — легкая ткань, которой женщины-мусульманки укрывали голову, лицо и фигуру. 242 ------------ =------------------------=--------------- Как отперлась тихонько дверь... И затворилася опять!.. Тебе, я знаю, не понять Мою тоску, мою печаль; И сел т-1 б мог, — мне были б жаль Воспоминанья тех минут Во мне, со мной пускай умрут. 14 Трудами ночи изнурен, Я лег в тени. Отрадны й сон Сомкнул глаза невольно мне... И снова видел я во сне Грулинки образ молодой-И странной, сладкою тоской Опять моя заныла грудь. Я долго еплился вздохнуть — И пробуди л ел. Уж луна Вверху сняла, и одна Лишь тучка кралася за пой, Как за добычею своей, Объятья жадные раскрыв. Мир теме и был и молчалив; Лишь серебристой бахромой Вершины цепи снеговой Вдали сверкали предо мной, Да в берега плескал поток. В знакомой сакле огонек То трепетал, то снова гас: На небесах в полночный чае Так гаснет яркая звезда! Хотелось мне... по я туда Взойти не смел. Я цель одну', Пройти в родимую страну, Имел в душе,. - ш превозмог Страданье голода, как мог. И вот дорогою прямой Пустился, робкий п немой. Но скоро в глубине лесной Из виду горы потерял И тут с пути сбиваться стал. 1э Напрасно з бешенстве порой Я рвал отчаянной рукой Терновникспутанный плющом: Вес лес был, вечный лес кругом, Стран]ней и гуще каждый час; И миллионом черных глаз Смотрела ночи темнота Сквозь ветви каждого куста... Моя кружилась голова; Я стал влезать на дерева, Но даже на краю небес Все тот же был зубчатый лес. Тогда па землю я упал; И н исступлении рыдал, И грыз сырую грудь земли, И слезы, слезы потекли В нее горючею росой... Но, верь мне, помощи людской Я пс желал... Я был чужой Для них навек, как зверь степной: И если б хоть минутный крик Мне наменял клянусь, старик, Я 5 вырвал слабый моя яяык. 16 Ты помнишь детские года: Слезы не знал я никогда; Но тут я плакал без стыда. Кто надеть мог? Лишь темный лес Да. месяц, плывший средь небес! Озарена его лучом, Покрыта молом и песком. Непроницаемой стеной Окружена, передо мной Была поляна. Вдруг но ней Мелькнула тень, и двух огней Промчались искры... и потом Какой-то зверь одним прыжком 1 Терновник — низкий ио_чшчи£ кустарник. 244 Из чащи выскочил и лог, Играя, навзничь на песок. То был пустыня вечный гость — Могучий барс. Сырую кость Он грыз и весело визжал; То взор кровавый у стрем л йл, Мотая ласково хвостом. На полный месяц, -- и на ном Шерсть отливалась серебром. Я ждал, схватив рога ты й сук, Минуту битвы; сердце вдруг 8 а жг лося жаждою борьбы И крови... да, рука судьбы Меня вела иным путем,.. Но нынче п уверен в том, Что быть бы мог в краю отцов Не из последних удальцов. 17 Я ждал. И вот в тени ночной Врага почуял он, и вой Протяжный, жалобный, как стон, Раздался вдруг... и начал он Сердито лапой рыть песок, Встал па дыбы, потом прилег, И первый бешеный скачок Мне страшной смертию грозил... Но я его предупредил. Удар мой верен был п скор. Надежный сук мой, как топор, Широкий лоб его рассек... Он застонал, как человек, Ы опрокинулся. Но вновь. Хотя лила по раны кровь Густой, широкого волной, Бой закипел, смертельный бой! 18 Ко мне он кинулся на грудь; Но в горло я успел воткнуть 11 там два раза повернуть М, 10. Лермонтов. «Мцырио. Худ. И* Тоидзе, 1940 Мое оружье... Он заныл, О на нуле я из последних сил, И мы, сплетясь, как паря змей. Обнявшись крепче двух друзей. Упали разом, н во мгле Бой продолжался на земле. И н был страшен в этот миг; Как барс пустынный, зол н дик, Я пламенел, визжал, как он; Как будто сам я был рожден В семействе барсов и волков Под свежим: пологом лесов. Казалось, чао слова людей Забыл я — ив груди моей Родился тот ужасный крик, Как будто с детства мой язык К иному звуку не при вы к.*. Но вря г мой стал изнемогать, Метаться, медленней дышать, Сдавил меня в последний раз*.. Зрачки его недвижны к глаз Блеснули грозно — и потом Закрылись тихо вечным сном; Нос торжествующим врагом Он встретил смерть л ином к лицу, Как в бнтзе следует бойцу!*. 19 Ты видишь на груди моей Следы глубокие когтей; Еще они нс заросли И не закрылись, но земли Сырой покров их освежит И смерть навеки заживит, О них тогда я позабыл, И, вновь собрав остаток сил, Побрел я в глубине лесной..* Но тщетно спорил я с судьбой: Она смеялась надо мной! 20 Я вышел из .лесу- И вот Проснулся день, и хоровод Светил напутственных исчез В его лучах. Туманный лес Заговорил. Вдали аул Куриться начал. Смутный гул В долине с ветром пробежал... Я сел и вслушиваться стал; По смолк он вместе с ветерком. И кинул взоры я кругом: Тот край, казалось, мне знаком. И страшно было мне, понять Не мог я долго, что опять Вернулся я к тюрьме моей: Что бесполезно столько дней Я тшшмй замысел ласкал, Терпел, томился н страдал, И все зачем?.. Чтоб в цвете лет. Едва взглянув на Божий свет. При звучном ропоте дубрав Блаженство вольности познав, У несть в могилу за собой Тоску по родине о пятой, Надежде обманутых укор И вашей жалости позор!.. Еще в сомненье лигружеп, Я думал — это страшный сон... Вдруг дальний колокола звон Раздался снова в тишине — И тут все ясно стало мне.,. О! я узнал его тотчас! Он с детских глаз уйсе не раз Сгонял виденья сноп живых Про милых блшкннх и родных. Про волю дикую степей. Про легких, бешеных коней, Про битвы чудные меж. скал, Где всех один л побеждал!.. И слушал я без Siea, без сил. Казалось, звон тот выходил Из сердца — будто кто-нибудь Железом ударял мне п грудь. И смутно [юн я л я тогда, Что мне на родину следа Не проложить уж никогда, 21 Да, заслужил я жребий мои! Могучий конь, в степи чужой. Плохого сбросив седока, На родину издалека Н.андет прямой и краткий путь... Что я пред ним? Напрасно грудь Полна желаньем а тоской: То жар бессильный н пустой, Игра мечты, болезнь ума. На мне печать свою тюрьма Оставила.., Таков цветок Темничный: вырос одинок И бледен он меж плит сырых И долго листьев молодых Нс распускав все ждал лучей Живительных, И много дней Прошло, и добрая рука Печалью тронулась цветка, И был он в сад перенесен, В соседство ров. Со всех сторон Дышала, сладость бытия... Но что ж? Едва взошла заря, Пяляший луч ее обжег В тюрьме воспитанный цветок... 22 И как его, палил меня Огонь безжалостного дня. Напрасно прятал я в траву Мою усталую главу; Иссохший ли ©г ее венцом Терновым над моим челом Свивался, и и лицо огнем Сама земля дышала мне. Сверкая быстро в вышине, Кружились искры; с белых скал Струился пар. Мир Божий спал В оцепенении глухом Отчаянья тяжелым сном. Хотя бы крикнугл коростель, Иль стрекозы живая трель Послышалась, иди ручья Ребячий лепет... Лишь змея, Сухим бурьяном шелестя, Сверкая желтою спиной, Как будто надписью златой Покрытый донизу клинок, В раз д л рассыпчатый песок. Скользила бережно: потом. 249 Играя, нежася па нем, Тройным евин яд а с я кольцом; То, будто вдруг обожжена, Металась, прыгала она И в дальних пряталась кустах... 23 И было нее на небесах Светло и тихо. Сквозь пары Едали чернели дне горы. Наш монастырь из-за одной Снеркал зубчатою стеной. Внизу Лрагва и Кура, Обвив каймой из серебра Подошвы свежих островов. Бежали дружно и легко... До них мне было далеко! Хотел я встать передо мной Все закружилось с быстротой: Хотел кричать — язык сухой Беззвучен и недвижим был... Я умирал. Меня томил Предсмертный бред. Казалось мне, Что я лежу па влажном дне Глубокой речки — и была Кругом таинственная мгла, И, жажду вечную поя. Как лед холодная струя, Журча, вдивалася мне и грудь.., И я боялся лишь заснуть, — Так было сладко, любо мне.., А надо мною в вышине В олиф тес ннл ас я к волне И солнце сквозв хрусталь волны Сияло сладостней луны,., И рыбок пестрые стада Е лучах играли иногда. И помню я одну из них; Она приветливей других Ко мне ласкалась. Чешуей Была покрыта золотой Re Спина. Она вилась Над головой моей но раз, И взор ее зеленых едаз Был грустно нежен п глубок.., И над л питье я я не мог: Ес сребристый голосок Мне речи странные шептал, И пол, и снова замолкал. Он говорил: „Дитя мое, Останься здесь со мной: В воде прикольное житье И холод и покои. к Я созову моих сестер: Мы пляской кругерой Развеселим туманный взор И дух усталый твой. Усни, постел в твоя мягка, Прозрачен твой покрои. Пройдут года, пройдут века Под говор чудных снов. О милый мой! не утаю, Что я тебя люблю, Лгоблю как вольную струю, Люблю как жизнь мою...11 * И долго, долго слушал я; И мнилось, звучная струя Сливала тихий ропот свой С словами рыбки золотой. Тут я забылся. Божий свет В главах угас. Безумный бред Бессилью тела уступил... 24 Так л найден и поднят был*.. Ты остальное |наешь сам. Я кончил. Варь моим словам. Или не верь* мне все ран и о. Меня печалит лишь одно: Мон труп колодный п немой Нс будет тлеть в земле родной, И повесть горьких мук моих Не призовет меж стен глухих Вниманье скорбное ничье На имя темное мое. 25 Прощай, отец... дай руку мне: Ты чувствуешь. моя в огне.., Знай, этот пламень е юны к дней, Таяся, жил в груди моей; Но ныне пищ л пет ему, И он прожег свою тюрьму И возвратится вновь..н. Тому, Кто всем законной чередой Даст страданье и покой, 4 Но что мне в том? — пускай л раю, В святом* заоблачном краю Мой дух найдет гебе приют... У вы! — а а несколько минут Между крутых и темных скал. Где я в ребячестве играл, Я б рай и вечность променял... 26 Когда я стану умирать, И, верь, тебе не долго ждать. Ты пере несть меня пели R пап: сад, в то место, где цвели Акаций белых два куста... Трава меж ними так густа, И свежий воздух так душист, И так прозрачно-золотист Играющий на солнце лист! 252 Там положить вели меня. Сияньем голубого дня Упьюся я в последний раз. Оттуда виден и Кавказ! 1зыть может, он с своих высот Привет прощальный мне пришлет. Пришлет с прохладным ветерком... И близ меня перед концом Родион опять раздается звук! И стану думать я. что друг Иль брат, склонившись надо мной, Отер внимательной рукой С лица кончины хладный пот И что вполголоса ноет Он мне про милую страну... И с этой мыслью я засну И никого не прокляну!..» НАЧАЛЬНОЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЕ О РОМАНТИЗМЕ * 1 Романтизм — художественное направление в искусстве и литературе большинства стран Европы, в том числе и России, а также в ■итературе США. Общей исторической почвой, на которой возник европейский ■_омаитиэм, явилась переломная эпоха, связанная с Великой фран-.узской революцией (1789), с ощущением безграничной свободы -юности и одновременно невозможностью в полной мере осуще-гаить эту свободу в реальной действительности, Таким образом, оомантизм изначально противоречив и проявился в литературе 1 мой но в этой противоречивости — как очарование воэможностя-■и личности, ставшей свободной, и как разочарование личности, -е способной на деле воспользоваться свободой для полного и гармоничного расцвета. Личность и земной чир з лице государства, общества, быта и личность в романтизме — ораги, и согласие между ними невозможно. Вместе с тем личность может елиять на внешний мир в ло-■■■ожительном или отрицательном смысле, так же, как внешний мир может влиять наличность. Но в ходе всегда непримиримого конф-■ икта тичность чаще всего гибнет, оставаясь верной своим убеж-зенням, Внешний мир может погубить романтического героя, но ________________ ______________ ___________ ____________253 не может изменять его душу. Он не властен над внутренним содержанием личности, Таким образом, в романтизме мир и герой резко противопоставлены друг другу. Отсюда возникает основной принцип романтического ’изображения — контраст* обнаженное и бескомпромиссное столкновение главных героев, которые отстаивают противоположные нравственные ценности, При этом художник-ром анти к не ставит перед собой задачи точно воспроизвести реальную действительность. Его цель — передать свое отношение к ней, создать свой, вымышленный образ мира, чтобы с помощью контраста героя с окружающей жизнью выразить свой идеал н свое неприятие отрицаемого им мира. Стало быть, события, происходящие в романтических произведениях, важны для раскрытия особенностей личности, ко i о рая интересует автора. Художник-романтик, а частности Лермонтов, в разнообразных формах стремится воспроизвести трагедию современного человека и свое отношение к неудовлетворяющей и отвергаемой действительности. Где не умеют без боязни Ни ненавидеть, ни любить. Литература романтизма выдвинула своего героя, чаше всего выражающего авторское отношение к действительности. Романтическая картина мира контрастна, она представляет со бой скопление противоположностей: божественное — дьявольское, возвышенное — низменное, небесное — земное, истинное — ложное и т, д, Романтик находится в вечном противоречии с действительностью. Согласно романтизму, мир совершенен и прекрасен как замысел и несовершенен как воплощение. Поэтому истинной родиной для романтика ныступает небесный мир, находящийся за гранью мира земного. К этому идеальному миру романтик устремлен всей душой, всем сердцем. От тусклого, унылого, скучного «здесь», от дольнего мира романтик порывается к очаровательному «там», к миру горнему. Так возникает романтическое двоемирие. Романтический герой неотделим от авторского «я». Именно герой высказывает или выражает своим поведением тайные мысли и чувства автора. Герой романтизма — носитель истинно человеческого нравственного начала, которого лишена действительность. Поэтому для окружающих людей он предстает странным. Его странность проступает в портрете (одухотворенная красота, уродство или физическое безобразие, оттеняющее дысокую человечность, болезненная бледность, выразительный взгляд необыкновенно умных и проницательных глаз), в чонедекии (герой 254 - ____ ________________________________________ ступает не так, как обычные люди, его поведение выбивается из . чествующих норм и приличий). Так образуется целый ряд ромбических типов (наивный чудак, детски простодушный и в гда-ах общества смешной, трагический одиночка и мечтатель, роман--еский бродяга или разбойник, разочарованный наблюдатель, с--‘тоническая личность, испытывающая фагический разлад с дей-i - тельностью и самим собой, патриот н гражданин, автобиогра-: чческий образ, безумный художник, причастный к тайне творче-г-за). Эти романтические герои появляются на фоне особых т 'зажей. Природа рисуется романтику вольной стихией, непод---5СТНОЙ человеческому произволу. Поэтому пейзаж всегда тзин-■зен, неопределенен: чаще всего избираются либо рассвет, либо м-еоние сумерки, либо ночь. Романтик предпочитает бурные отнятые проявления приооды или покой, а также прихотливую из-анчивость состояний природы. Романтический герой — исключительная и часто таинственная ■жость, которая пребывает обычно в исключительных обстоятель--зах. Столкновение внешних событий перенесено во внутренний ир героя, в душе которого происходит борьба добра и зла, В ре-льтате такого воспроизведения характера романтизм чрезвычайно ■ = с о ко поднял ценность личности, неисчерпаемой а своих душевных ■убинах, открыв ее неповторимый внутренний..мир. Человек з ро-■F-нтических произведениях также воплощен с помощью контраста, = чтитезы: с одной стороны, он понят венцом творения, а с дру-он — безвольной игрушкой в руках судьбы, неведомых и неподвластных ему сил, играющих его чувствами. Поэтому он часто пре- ■ гащается в жертву своих собственных страстей. ПОЭМА М. Ю. ЛЕРМОНТОВА «МЦЫРМ» В ОЦЕНКЕ РУССКОЙ КРИТИКИ В, Г. Б е л и н с к и й: Можно сказать без преувеличения, что побрал цвета у радуги, лучи у солнца, блеск у молнии, грохот у -ломов, гул у ветров, — что вся природа сама несла и подавала ему материалы, когда писал он эту поэму,,. Какое разнообразие -артин, образов и чувств! Тут и бури духа, и умиление сердца, и ■ -'пли отчаяния, и тихие жалобы, н гордое ожесточение, и кроткая оусть, и мрак ночи, и торжественное величие утра, и блеск полудня, и таинственное обаяние вечера!.. Многие положения изумляет своею аерност ию: гаково место, где Мцыри описывает свое за- 255 мирание подле монастыре когда грудь его пылала предсмертиым огнем, когда над усталою головою уже веяли успокоительные снь. смерти и носились ее фантастические видения. Картины природы обличают кисть великого мастера: они дышат г ранд коз н остию и роскошным блеском фантастического Кавказа. Д. Е, Максимов: Поэма «Мцыри» — одно из самых поразительных поэтических созданий Лермонтова. В русском и мировом искусстве не часто встречаются произведения, в которых воля и свобода, мечта о родине, прославление земной жизни и борьбы —■ «мира восторг беспредельный* — были бы доведены до такой остроты, до такого могучего напряжения, как в этой поэме. Мцыри — «естественный человек* в большей степени, чем другие близкие ему персонажи Лермонтова. Мцыри — высокий мятежный герой, ищущий пути из своего заточения на родину, в мир цельного бытия, свободы, борьбы и любаи... Мцыри не только «естественный человек», сохранивший в себе духовные сокровища своей родины. Помимо того, он пострадавший от цивилизации, заточенный ею в монастырь, и этот факт не безразличен для его характеристики. ...В личности Мцыри живо и убедительно сочетаются черты силы и слабости. В этом «двуначалии» и заключается основной принцип индивидуализации его образа. Огненная страстность, жизненность, свободолюбие, непреклонная воля Мцыри — явления «могучего духа» «его отцов» — неотделимы а нем от его физической хилости и болезненности — наследства монастырского режима... Поэма «Мцыри», в которой рассказывается об уединенных переживаниях кавказского юноши, не является прямым отражением действительности 30-х годов. Тем не менее явленная в «Мцыри* действительность Кавказа, в целом отнюдь не условная, подлинная, просвечивает скрывающейся за нею русской действительностью, но и ею исчерпывается... Живой и конкретный образ монастырского послушника, помимо своих ярких локальных черт, близок самому Лермонтову и передовым людям его эпохи — страдающим, непокорным, рвущимся к свободе. Вольные и невольные сопоставления Мцыои с лирическим героем Лермонтова и другими персонажами его творчества и произведений современных ему авторов подтверждают эго заключение,.. Стиховые формы «Мцыри» (четырехстопный ямб со смежными мужскими рифмами, частыми переносами и отрывистым синтаксИ’ сом) оказались влиятельными. Инерция их явно ощущается в поэмах «Разговор* Тургенева, «На Волге» Некрасова. 256 Личность Мцыри не исчерпывается волей, гордостью, стра-. 8 ней есть что-то еще: горячее, нежное, трепетное... Но а душе Мцыри преобладают, определяя его поведение, .пругне, мужественные силы* Он полон решимости приблизиться ■ ’рекрасному миру. Мцыри — действенный герой, чуждый обез-= опивающей мировой скорби и презрения к людям как таковым.,. В. И. Коровин: Поэма «Мцыри» начинается кратким эпическим зачином, & котором дана предыстория героя. Действие поэмы отнесено в прошлое. Трагическая и мятежная судьба начинается с ого, что Мцыри взят в плен ребенком, Лермонтов сразу же подчеркивает противоречивость героя — он «пуглив и дик», «слаб и -ибок», но «в нем мучительный недуг / Развил тогда могучий дух / Его отцов*, Могуществе внутреннего духа и слабость тепа — аот характерное противоречие Мцыри, объясняемое оторван- ■ остью от родных мест и неясной тоской по родине. Могучий дух -эзрос в чужой ему искусственной среде, он питается воспоминаниями и неясными предчувствиями вольной жизни. Двуплановость образа Мцыри отражена в двуплановости внешнего мира, в монастырской тюрьме и в кавказской природе, б дву-лановости поэтической структуры, где стих выражает внутренний мир Мцыри, а сюжет — внешнюю обусловленность его судьбы. Мцыри поставлен в один ряд с природой, временами он чувствует себя диким и вольным зверем. Именно здесь, & столкновении . природой, слабый телом юноша ощутил необыкновенный прилив сил, гармонию телесного и духовного, Природа напрягает душевные силы юноши, дает ему отдых, утоляет жажду, приносит счастье любви. Эпизод с грузинкой раскрывает духовный мир Мцыри, т'о жажду счастья, любви, добра, его приверженность прекрасному миру, полноту его желаний и недостижимость для него просто-■о счастья, его принципиальную невозможность. Чувство Мцыри остается томлением, тоской, оно овеяно печалью и грустью. Природа открывает Мцыри свои душевные и предметные 6о-атства, но как только юноша вступает к непосредственное соприкосновение с ее дарами, его посещает тоска. Мцыри предлагается один путь — на волю, в действительность. Лермонтов отстаивал героическое деяние, путь борьбы, мужества, жизненной стойкости. Но каковы реальные пути к светлой цели, «лермонтовский человек# еще не знает и над этим почти не задумывается. Он ищет пути, предлагаемые самой жизнью. Доверие к жизни и к внутренним силам личности провозглашает и поэтизирует Лермонтов в «Мцыри», ____==__________ —________________________= 257 РОМАШИН ЕСКИ-УСЛОВНЫИ ИСТОРИЗМ М. Ю. ЛЕРМОНТОВА В творчестве Лермонтова русская и мировая история представлена широко и разнообразно. Поэт обращается и к прошлому человечества, и к настоящему. Прошлое являлось поэту через фольклор («Песня про купца Калашникова...»), через предания, устные рассказы («Бородино*), настоящее выражалось в запомнившихся и лично пережитых событиях. При этом историзм Лермонтова приобретает сугубо индивидуальную, личную окраску и а этом отношении становится романтически-условным. Так, история Мцыри является эпизодом русско-кавказских отношений (генерал привозит пленного ребенка а монастырь). В дальнейшем эта история отходит на второй план, и судьба Мцыри осмыслена в исключительно личном и ромаитически-условном ключе, где повествование об исторических событиях уже не играет решающей роли. Такой же романтически-условньш и целиком личный характер носит история в поэме «Песня про купца Калашникова.,,* и в стихотворении «Бородино*. Конкретные исторические детали служат для прояснения личного восприятия истории. л о размышляем над прочитанным... 1 1. Чем отличается интонация повествовании об истории героя от исповеди Мцыри? Что значит слово «исповедь*? Что отстаивает в своей исповеди Мцыри? 2. Каковы история судьбы Мцыри и его характер? Что делал, что видел и о чем вспоминал герой на воле? О чем тоскует он и печалится? Почему не желал Мцыри * помощи людской»:? Какова его битва с тарссйи и как бы вы оценили Мцыри-борца? Как вы понимаете сравнение *...В тюрьме воспитанный цветок» и в чем смысл этою сравнения? На что надеется Мцыри? О чем просит Мцыри в кон не исповеди? В чем смысл сравнении Мцырп жизни в монастыре п па воле? 3. Какую роль играют в поэме картины кавказской природы и какие литературные приемы помогли автору показать пх? 4. Литературоведы считают, что в поэме * Мцыри* поэт провозглашает и поэтизирует доверие к жизни п внутренним силам личности. Как бы понимаете эго утверждение, соглаены ли вы с ним? Можете ли показать это на примерах ив текста? 5. Совпало ли вате впечатление в процессе чтения поэмы * Мцыри* с впечатлениями Б, Г- Белинского? 258 Известны ли вам иллюстрации к поэме? Так ли представлялись зрительно герои и эпизоды из произведения? 6. Какие мысли литературоведов во взгляде на лермонтовского героя близки друг другу? Что вам показалось особенно важным для создания характеристики Мцыри в их высказываниях? 7. Рассмотрите иллюстрацию к поэме. Удалось ли художнику И. Топдзс передать пафос поэмы «Мцыри»? Совершенствуйте свою речь 1 1. Составьте план и подготовьте характеристику Мцыри, включите в нее цитаты из текста и высказываний литературоведов для подтверждения своих суждений о герое. 2. Выберите текст из поэмы для заучивания наизусть (исповедь героя, описание битвы с барсом, начало поэмы — на выбор) и подготовьте его для выразительного чтения в классе. Николай Васильевич ГОГОЛЬ 1809-1852 Н. В. Гоголь с детства испытывал глубокий интерес к истории. Он хорошо знал не только русскую и украинскую, но и всемирную историю, был сведущ е истории мировой культуры, изобразительного искусства, европейской архитектуры. Любовь к истории и к искусству принимала подчас необычные формы. Гоголь, например, мечтал о том, чтобы в одном из городов отвести улицу, на которой затем разместить образцы архитектуры на протяжении всего исторического развития человеческого общества — от памятников первобытной архитектуры и образцов зодчества Древнего Египта, Древней Греции, Древнего Рима, Средних веков, Возрождения вплоть до архитектурных ансамблей Нового времени. В собственных сочинениях Гоголь часто обращался к любимой им истории, В сборниках «Вечера на хуторе близ Диканьки», «Миргород», в «Петербургских повестях», поэме «Мертвые душна у Гоголя встречается множество исторических событий. Он касается в этих произведениях и царствования Екатерины II, и событий Отечественной войны 1В12 года, вспоминает народные песни, предания, исторические анекдоты. Историческая тема {повесть «Тарас Бульба») становится главной в рассказе о Запорожской Сечи, В изложении Гоголя Запорожская Сечь — это особый мир, особая вселенная, со своим укладом, обычаями, отношениями между людьми и в семье — между мужем и женой, детьми и отцом, детьми и матерью. В основе гоголевского понимания национальной истории лежит представление о том, что история сохраняется в фольклоре, в языке, в народных легендах. Герои легенд — богатыри, сила кото- 260 ■ ■ ---------------------------------------------------- ^гх оы^ непомерной, но потом, со временем, стала исчезать ■ _аот уже пропала Запорожская Сечь, не слышно веселых падем не смеются девушки и парубки. В центре Миргорода расположи-'ась *ечная а обитатели городка измельчали и теперь спо- -■ Друг с другом из-за пустяков. Причины Гоголь увидел в Ssfo --о современные люди не исполняют свой долг граждан, оадею-л.нх о благе Отечества, что они поддались корыстным соблазнам и :зди них готовы на обман ближних. Каждый мечтает показаться то лее значительным, чем он есть на самом деле. В итоге исчезает нчность, индивидуальность, которую замещают либо прическа иб° галстук' либо воротник, либо бакенбарды, либо шляпка' ■ ‘--еньшается число настоящих людей, обладающих достоинством -ом, высокими чувствами, умеющих воспитывать а себе подлин-■: х людей, и страна теряет духовные силы, становится слабой, душевно порочной. Души людей подтачивает и нагрызает чеовь ко-тысти, преклонение перед чином и званием, в людях укореняются -иаменные инстинкты. Все общество превращается з скопище - заверенных уродов, летящих в пропасть. Эту историческую опасность Гоголь видел в России и стреми л- ее предотвоатить. Он надеялся смехом потрясти до основания ■■-лове чес кое сердце, чтобы, увидев себя в зеркале юмора иро--1и, насмешки, - иногда и сатиры, оно, человеческое сердце ■ ча снул ось оы тощ.что же с ним стало, и, ужаснувшись, аатоепе-алр Ьы, желая иной, лучшей судьбы. И тогда человек, думал Гоголь, станет воспитывать сам себя в сухе священных Божеских и гражданских обязанностей. Он обра--*тся за помощью к Богу и станет исполнять его заветы. Когда это роиэоидет, в Россию возвратится прежняя мощь, прежнее богэ-ырстно, удаль, прежняя ширь и страна вновь обретет душевное и ..■шовное богатство. Писатель верил, что Россия станет самой про-.вещеннои, самок величественной и самой божески-человечной гтоанои мира, с которой будут брать пример другие народы и га-ударе тва. Пока же, считал Гоголь, надо показать русским людям, в какой ■узости они живут, как обнищали их души. С этой целью писать вывел в комедии «Ревизор» вымышленный город, одновое-■■-енно и похожий и непохожий на провинциальные города России = котором царит пошлость, все чиновники погрязли в пороках. Их _уши омертвели, сами они неожиданно для самих себя превратись в глупцов, хотя по природе вовсе и не глупы. Все заняты -плетнями, мелочными, корыстными интересами. На этом фоне душевно и духовно ничтожных людишек появляется незначащий чи- =—261 новкик viз Петербурга, который всего боится. Провинциальные чиновники страшатся его и неожиданно воображают важный и таинственным ревизором, прибывшим из столицы. Страх становится у Гоголя следствием нравственной пустоты, морального уродства и приводит городничего и городских чиновников к полному духовному краху. Вместо живых лиц внезапно обнаружились какие-то свиные рыла, непохожие на лица людей. Лица людей искажены до неузнаваемости и напоминают самых грязных животных. Но ото не грязь внешняя, легко смываемая, а грязь душевная. Для того чтобы ее смыть и очистить свою душу, надо много и упорно трудиться, нравственно воспитывая себя, К этому и призывал Гоголь, в этом видел исторический путь России к спасению. Вопросы и гадания 1. "Что вы можете скатать об интересе Гогплл к истории? Е каких произведениях писателя идет речь ой истории шш исторических; событиях? 2. В чем видел Гоголь опасность для России? Что. необходимо, по еги мнению, чтобы «отвратились се * прежняя мощь и богаты per во»? 3. Можно ли считать, что мысль Гоголя о создании в од и ом городе специальной улицы, и архитектурном ансамбле которой от-рожалось бы развитие мировой культуры, в некоторой степени воплощается в жизнь сегодня (например, при создании ^Диснейленда» )? Какой цели служат яти проекты? О ЗАМЫСЛЕ, НАПИСАНИИ И ПОСТАНОВКЕ «РЕВИЗОРА» Гоголь мечтал о комедии : одна из частей города, II I’c-itmcp — человек, любящий вести еррётраштьте рассуждения нравоучительного характера, 1 Потфбрты — высокие сапог л с рвярубныя дыша колеи. Федор Андреевич Л юлюкон Клан Лазаревич Р а с та к о п с ки й ■ Стпттп и Иванович К о р о б к и тт Степан И л ь и н У х е р т о в, частый Свистунов Отставные чиновники, почтенные лица п городе. пристав^1. ХАРАКТЕРЫ II КОСТЮЛ1Ы Замечания для господ актеров. 266 . V f! II а Андреевна, жена его, провин циальнал кокет. еще не совсем пожилых лет, воспитанная вполовину на шах и альбомах, в пол о пину на хлопотах в своей к ладо-■ -и девичьей 1. Очень любопытна и при случае яыказыпа-■ тщеславие, Берет иногда власть над мужем потому толь. что он не находится,, что отвечать ей; но власть эта .. росгрлняется только на мелочи и состоит в выговорах смешках. Она четыре раза переодевается в разные пла-■■ * продолжение пьесы. X л е с ч а к о в, молодой человек лет двадцати трех, то-гький, худенький; несколько ориглуповат и, как гоею-. * без цари в голове^, — один из тех людей, которых в ■нпе.'шриях называют пустейшими. Говорит и действует "■* Сякого соображения. Он не в состоянии Остановить ■то я иного внимания на какой-нибудь мысли. Речь его -рьгвиетж и слова выл ста ют из уст его совершенно неожи- - - .н и о, Лем более исполняющий эту роль покажет чисто-ердечия и простоты, тем более он выиграет. Одет по моде. О с и н, слуга, таков, как обыкновенно бывают слуги негол ьк о пожилых лет. Говорит серьезно, смотрит несколь-■■ вниз, резонер и любит себе самому читать нравоучения ; тя своего барина. Голос его всегда почти ровен, в разгово-с барином принимает суровое, отрывистое и несколько - - же грубое выражение. Он умнее своего барина и потому .-'рее догадывается, но не любит много говорить м молча шут. Костюм его — серый или синий поношенный сюртук. Б о б ч и н с к и й и Д о б ч и н с к и й, оба низенькие, ко: лтенькие, очень любопытные; чрезвычайно похожи друг ■: : друга, оба с небольшими брюшками, оба говорят скоро- ■ зоркою !т чрезвычайно много помогают жестами и рука-v;i. Л обнинский немножко выше и серьезнее Боб чине к о го, - J Бобчинекпй развязнее и живее Лоб чине к ого. Л я п кнн- Г я п к и II. судья, человек, прочитавший пять ли шесть книг, н потому несколько вольнодумен. Охотник ■ ольшоп на догадки, и потому каждому слову своему даст шс. Представляющий его должен всегда сохранять в лице .воем значительную мину. Говорит басом, с продолговатой ’ Девый»>-| комннт.ч л ля докушек-служанок. Др.? царя в Шьолё — для понимания этого выражения сравните его t пословицей (Свой уы ■ ц!(рЬ в голонп*. — 267 растяжкой, хрипом и с ft ном, как старинные часы, которые прежде шипят, а потом уже бьют. 3 о м я я и яка, попечитель богоугодных заведений, очень толстый, неповоротливый и неуклюжий человек, по при веем том проныра и плут. Очень услужлив и суетлив. Почтмейстер, простодушный до нал вн о с т j ! человек. Прочие роли не требуют особых изъяснений, Оригиналы5 их всегда почти находятся перед глазами. Господа актеры особенно должны обратить внимание на последнюю сцену. Последнее произнесенное слово должно произвесть электрическое потрясение па всех разом, вдруг. Вся группа должна переменить положение в один миг ока. Звук изумления должен вь:рваться у всех женщин разом, как будто из одной груди. От несоблюдения этих замечаний может исчезнуть весь эффект. ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ Кгшшитл в доме городничего. ЯВЛЕНИЕ f Городничий, попечитель богоугодных заведений, смотритель училищ, судья, частный пристав, лекарь, два киартяльпчх, Г о р о д п и ч п й. Я пригласил вас, господа, с тем чтобы сообщить вам пренеприятное известие: к нам едет ревизор. Лммос Федорович. Как ревизор? Артемий Ф и л и п п о в и ч. Как ревизор? Городннчий. Ревизор из Петербурга, инкогнито15. И еще с секретным предписапьем. Аммис Федорович. Вот-те на! А р т е м и й Филиппов и ч. Вот не было заботы, так подай! Лука Л у к и ч. Господи Боже! еще м с секретным пред-ппсаньем! Городничий. Я как будто предчувствовал: сегодня мне всю ночь опились какие-то две необыкновенные крысы. Право, этаких я никогда, не видывал: черные, неестественной величины! пришли, понюхали — и пошли прочь. 1 1 Оригинал здесь: подлинник, протптпп-? .Инкогнито та ii не. П. В, Гоголъ. ''Ревизор*, Действие !, явление 1. Аптолитография, Худ. П. Бакяевский. 1863 =1от я вам прочту письмо, которое полупил я от Андрея Ивановича Чмыхова, которого вы, Артемий Филиппович, Haer&j. йот что он пишет: «Любовный друг, кум и благоде-.нль (бормочет вполголоса, пробегая скоро глазами}..: л ,'ведомить тебя». А! Вот: «Спешу, между прочим, уведо-■;]1ть тебя, что приехал чиновник с предписанием осмот-■ егь всю губернию и особенно наш у сад (значительно под ■имает палец вверх}. Я. узнал это от самых достоверных людей, хотя он представ л нет себя частным лидом. Так как п знаю, что за тобою, как за всяким, водятся грешки, потому что ты человек умный и не любишь пропускать того, НТО плывет в руки...* (аетоноаясь), ну, здесь свои... «то оветую тебе взять предосторожность, ибо он может принять во всякий нас, если только уже не приехал и не живет где-нибудь инкогнито... Вчерашнего дня я...# Ну, тут yjk пошли дела ;^емей ныв: «. ..сестра Анна К при л овна приехала к нам с своим мужем; Иван Кнрилович очень потолстел и все играет на скрыпке...» — и прочее, к прочее. Так вот какое обстоятельство! 269 А м tvi о с Ф е д о р о в ич, Да, обстоятельство такое.., пе-обыкнокешю^ просто необыкновенно. Что- н и будь не да ром. Лука Лукич, Эачем же, Антон Антонович, отчетна это? Зачем к нам ревизор? Городничий. Зачем! Так уж, видно, судьба! (Вздохнув.) До сих пор, благодарение Богу, подбирались к другим городам; теперь пришла очередь к нашему. А м м о к Ф е д о р о в и ч. Я думаю, Антон Антонова ч. что здесь тонкая и больше политическая причина. Это значит вот что: Рое с ия.., да.,, хочет нести войну, и миниете-рия-то1. нот нидите! и подослала чиновника, чтобы узнать, нет ли где измены. Городничий. Эк куда хватила! Еще и умный человек! В уездном городе измена! Что он, пограничный, что л!]? Да отсюда, хоть три года скачи, ни до какого государства не доедешь. Аммое Федорович. Пет, я вам скажу, вы не того.,. вы не... Начальство имеет тонкие виды: даром, что далеко-а оно себе мотает на ус. Городи и ч и и. Мотает или не мотает, а я вас, господа, предуведомил* 2, Смотрите, по своей части я кое-какие распоряжения сделал, советую и вам. Особенно вам, Артемий Филиппович! Без сомнения, проезжающий чиновник захочет прежде всего осмотреть подведомственные вам богоугодные заведения и потому вы сделайте так, чтобы все было прилично: колпаки были бы чистые, и больные не походили бы па кузнецов, как обыкновенно они ходят по-домашнему, Артемий Филиппович. Ну, это еще ничего. Колпаки, пожалуй, можно надеть п чистые. Г о р о д н и ч и й. Да, и тоже над каждой кроватью надписать цо-латыни или на другом каком языке.,, это уж по вашей части. Христиан Иванович, — всякую болезнь: когда кто заболел, которого дня м числя... Нехорошо, что у вас больные такой крепкий табак курят, что всегда расчихаешься, когда войдешь. Да и лучше, если б их было меньше: тотчас отнесут к дурному смотрению или к не искусству врача. А р 1<е м и й Ф и л и п п о в и ч. О! Насчет врачеванья мы с Христианом Ивановичем взяли свои меры: чем ближе к ' МийистерЬя здесь: прашттельстпп- 2 Предуведомит ь — предупредить. 270 iтуре1, тем лучше; лекарств дорогих мы не употребляем. : .лонек простой: если умрет, то так умрет; если выздоро-то и так выздоровеет. Да и Христиану Ивановичу за-■.■днитслыю было б с ними изъясняться: оп по-русски пи юаа не знает. Христиан Иванович издаст звук, отчасти похожий на букву о и несколько на е. Городничий. Еам тоже посоветовал бы, Аммос Фе-лович, обратить внимание на присутственные местаг. " вас там в передней, куда обыкновенно являются проси- - - л з l , сторожа за вел н домашних гусей е маленькими гусен- ■ iми, которые так и шныряют иод ногами. Оно, конечно, .■чашним хозяйством за водиться всякому похвально, и : чему ж сторожу и не а а весть его? только, знаете, в таком сете неприлично... Я и прежде хотел вам это заметить, но е как-то позабывал. Аммос Федорович. А я вот их сегодня же велю - ех забрать на кухню. Хотите, приходите обедать. Городничий, Кроме того, дурно, что у вас высуши-■стоя в самом присутствии всякая дрянь и над самым капом с бумагами охотничий арапник3. Я знаю, вы лю-\:те охоту, но зее на время лучше его принять, а там, как .доедет ревизор, пожалуй, опять его можете повесить, Гакже заседатель ваш... он, конечно, человек сведущий, от него такой запах, как будто бы он сейчас вышел из ■ и покурен п о го завода, — это тоже нехорошо, Я хотел дав-i об этом сказать вам, но был, не помню, чем-то раавле- -ч. Есть против этого средства, если уже это действитоль-:как оп говорит, у пего природный запах. Можно ему ■советовать есть лук, или чеснок, или что-нибудь другое. ■ этом случае может помочь разными медикаментами Христиан Иванович. Христиан Иванович издает тот же звук. А м м о с Федорович. Пет, этого уже невозможно пытать: он говорит, что в детстве мамка его ушибла, и с тех . >р от него отдает немного водкою, 1 Ни тури — при роли. J Присутственное место — казенное учреяЗевне; здесь: уездиьш :,гд*1 - „ " Л pan Пик — рйлшнныи кнут* - 271 Городи и чий, Да я так только заметил вам. Насчет же внутреннего распоряжения и того, что называет в письме Андрей Иванович грешками, я ничего нс могу сказать. Да и странно говорить. Нет человека, который бы за собою не имел каких-нибудь Грехов. Это уже так самим Богом устроено, и подтер нанцы1 напрасно против этого говорят. Аммос Федорович. Что ж вы полагаете, Антон Антонович, грешкам и 7 Грешки грешкам — рознь. Я говорю всем открыто, что беру взятки, но чем взятки? Борзыми щенками. Это совсем иное дело. Городничий. Му, щенками или чем другим — всё взятки. Аммос Федорович. Му нет, Антон Антонович, А вот, например, если у кого-нибудь шуба стоит пятьсот рублей, да супруге шаль... Городничий. Ну, а что из того, что вы берете взятки борзыми щенками? Зато вы в Бога не веруете; вы в церковь никогда не ходите; а я по крайней мере в вере тверд и каждое воскресенье бываю в церкви. А вы... О, я знаю вас; вы если начнете говорить о сотворении мира, просто волосы дыбом поднимаются. Аммос Федоре вич. Да ведь сам собою дошел, собственным умом. Г о р о д н и ч и й. Ну, в ином случае много ума хуже, чем бы его совсем не было. Впрочем, я так только упомянул об уездном суде; а по правде сказать, вряд ли кто когда-нибудь заглянет туда: это уж такое завидно! место, сам Бог ему покровительствует. А вот вам, Лука Лукич, так, как смотрителю учебных заведений, нужно позаботиться особенно насчет учителей. Они люди,- конечно, ученые и воспитывались в разных коллегиях-, но имеют очень странные поступки, натурально* неразлучные с ученым званием. Один из них, например вот этот, что имеет толстое лицо... не вспомню его фамилии, никак не может обойтись без того, чтобы, в л о шедши на кафедру, 1 Волщарийнцы (праыыьмф цгиледоватеян вели, кпгп французского писйт Вот что худо! J ПрчдвидйпИель лДбСь! предводите.'! к днорштстэо выборный представитель двор»]и. ведавший их сосдавнымм делами. 273 ЯВЛЕНИЕ II Те же и и о ч т м с н г. т е р. II о ч т м о й с т е р. Объясните, господа, что, какой чиновник едет? Городничий. А вы разве не слышали? Почтмейстер. Слышал от Петра Ивановича Болконского. Он только что был у меня в почтовой конторе* Городничий. Ну, что? Как вы думаете об этом? Почтмейстер. Л что думаю? война с турками будет, Ам.чос Федорович., В одно слово! я сам то же думал. Городничий. Да, оба пальцем в небо попали! Почтмейстер. Право, война с турка.мн. Это все француз гадит. Городи и ч и й. Какая война с турками! Просто нам плохо будет, а не туркам. Это уже известно; у меня письмо. Почтмейстер. А если так, то не будет войны с турками. Городничий. Ну что же, как вы, Иван Кузьмич? Почтмейстер, Да что я? Как вы, Антон Антонович? Г о р о д я и ч и й. Да что я? Страху-то нет, а так, не-множкр... Купечество да гражданство1 меня смущает. Говорят, что я им солоно пришелся, а я, вот ей-богу, если и ваял е иного, то, право, без всякой ненависти. Я даже думаю (берет его под руку и отводит а сторонуД я даже думаю, нс было ли на меня какого-нибудь доноса, Зачем же, в самом деле, к нам ревизор? Послушайте, Иван Кузьмич, нельзя ли вам, для общей нашей пользы, всякое письмо, которое прибывает к вам в почтовую контору, входящее и исходящее, знаете, этак немножко распечатать и прочитать: не содержится ли в нем какого-нибудь донесения или просто переписки. Если же нет, можно опять запечатать; впрочем, можно даже и так отдать письмо, распечатанное. Почтмейстер. Знаю, знаю,.. Этому не учите, это я делаю не то чтоб на предосторожности, а больше из любопытства: смерть, люблю узнать, что есть нового на свете. Я вам скажу, что это преинтересное чтение: иное письмо с : Гражданство (устар.) — иасеМёйнв, 274,-------------- --------- :лаждсньсм прочтешь: так описываются разные паеса--\у. ... а навидаггетностЕ? какая... Лучше, чем в «Москов-шх ведомостях?*! Городничий. Ну что ж, скажите: ничего не начнты-l.tii о каком-нибудь чиновнике из Петербурга? Почтмейстер, Нет, о петербургском ничего нет, в о "ФОМСКИХ и саратовских много говорится. Жаль, одня-. ж, что вы не читаете инеем. Есть прекрасные места. Вот давно один поручик пишет к приятелю, и описал бая в iMOM игривом... очень, очень хорошо: * Жизнь моя, мн-:ый друг, течет, говорит, в эмпиреях11: барышень много, ■тлыка играет, штандарт'1 скачет...# С большим, е большим чувством описал. Я нарочно оставил его у себя. Хотите, прочту? Г о р о д н и ч и й. Ну. теперь не до того. Так сделайте ми-ость-, Иван Кузьмич: если на случай попадется жалоба .ли донесение, то без всяких рассуждении задерживайте. П о ч т м е й о т е р. С большим удовольствием. А м м о с Федорович, Смотрите, достанется вам ко-■ да -и п будь за это. П о ч т м е й с т е р. Ах, батюшки! Городи и ч и й. Ничего, ничего. Другое дело, если б вы этого публичное что-нибудь сделали, но ведь это дело с-мснст венное. А м м о с Федорович. Да, нехорошее дело заварилось! А ят признаюсь, шел было к вам, Антон Антонович, с тем, :тобы попотчевать вас собачонкою. Родная сестра тому ко-'елю. которого вы знаете. Ведь вы слышали, что Чсптович Варховинским затеяли тяжбу, п теперь мне роскошь: травлю запоен на землях и у того и у другого. Городничий. Батюшки, не милы мне теперь ваши ■липы: у меня инкогнито проклятое сидит в голове. Так и едешь, что вот отворится дверь и — шасть*',.. ' Пассаж — случай, происшествие, ■ HiiJuddmeAbriWjjnb поучительность. 3 (tMocfcrffleaMWeSdctMOCfHи.v- — глаетд. иадававшаяся Московским уяд-вераийтцва. 1 В эмпиреях — и (ышженстне {эмпирей is дрринегрея: мифологии — 1мая высокая часть небл. местопребывание богов). ’ Штандарт (у стар Л военное знамя. Здесь имеется п виду штпп-:ярт-кйшер (унтер-офицер па дворян); носивший знамя. Г| Rlacnui (и росте реч.> — внезапно войдет. 275 ЯВЛЕНИЕ Ш Те же, Ш)бчинский и Дойчпнскин, оба входят, запыхаашлсь. Б о б ч п некий, Чрезвычайное происшествие! Добч и некий. Неожиданное известие! Все. Что? что такое? Д о б ч п гг с к и й. Непредвиденное дело: приходим в гостиницу... Бобчинский (перебивая). При ходим с Петром Ивановичем в гостиницу.., Д о б ч и н с к и й (перебивая). Я, позвольте, Петр Иванович, н расскажу. Бобчи н с к si й, Э, нет, позвольте уж я... позвольте, позвольте... вы уж и слога такого нс имеете... Д о б ч и н е к и й. А вы собьетесь и не припомните всего. Б о 6 ч и н с к и й. Припомню, ей-богу. припомню. Уж не мешайте, пусть я расскажу, не мешайте! Скажите, господа, сделайте милость, чтоб Петр Иванович пе мешал. Городничий. Да говорите, ради бога, что такое? У меня сердце не на месте. Садитесь, господа! Бозьмите стулья! Петр Иванович, вот вам стул! Псе улаживаются вокруг обо лк Петров Ивановичей. Ну, что, что такое? Бобчинский. Позвольте, позвольте; я все по порядку. Как только имел я удовольствие выйти от вас после того, как йь! изволили смутиться полученным письмом, дя-с, — тан я тогда же Забежал... уж, пожалуйста, не перебивайте, Петр Иванович! Я уж все, все, все знаю-с. 'Гак я, вот изволите видеть, забежал к Коробки-ну. А не заетазши Коробки на-то дома, заворотил к Раста-конскому, а нс заставши Расгаковекого, зашел вот к Ивану Кузьмичу, чтобы сообщить ему полученную вами новость, да, идучи оттуда, встретился с Петром Ивановичем,.. Добчинс.кий (перебивая ), Возле будки, где продаются пироги. Бобчинский. Возле будки, где продаются пироги. Да, встретившись с Петром Ивановичем, и говорю ему; «Слышали ли вы о новости-та, которую подучил Антон Антонович из достоверного письма?о А Петр Иванович 276 ■же услыхали об этом от ключницы1 вашей Авдотьи, погорая не знаю за чем-то была послана к Филиппу Антоновичу 11очеч уе ву... Добчи некий (перебивая). За бочонком для фран-. .'зской водки, В о б ч и н с к и и (отводя его руки). За бочонком для : глшцу зской водки. Вот лид пошли с Петром-то Ивановичем к Почечуеву... Уж вы, Петр Иванович... этого... по леребиввйте; пожалуйста, не перебивайте!., Пошли к По--гчуеву, да па дороге Петр Иванович говорит: * Зайдем, ворит, в трактир. В желудке-то у меня;,, с утра я ниче-з не ел, так желудочное трясение...* — да-с, в желуд-■ -то у Петра Ивановича!, >А е трактир, говорит, при вел -гп теперь свежей семги, так мы закусим*. Только что чы в гостиницу, как вдруг молодой человек... Дибчинский {перебивая). Недурно!i наружности, в артикул яр пом® платье... Б о б ч к н с к и и. Недурной наружности, is партикулярном платье, ходит эдак по комнате, и в лице этакое рас-■уждеиие... физиономия... поступки, и здесь (вертит рукою около лба) много, много всего. Я будто иредчувст-зивал и говорю Петру Ивановичу: «Здесь что-нибудь нс-проста-с*. Да. А Петр-то Иванович уж мигнули пальцем подозвали трпктнрщпкя-с, трактирщика Власа; у него жена три недели назад тому род (ига, и такой пребойкий тальник, будет так же, как и отец, содержать трактир. Подозвавши Власа, Петр Иванович и спроси его потихоньку: «Кто, говорит, этот молодой человек?* — а Влас и отвечает на это: «Это^, говорит... Э, не перебивайте. Петр Иванович, пожалуйста, не перебивайте. Вы не ■■■асскашете, ей-богу не расскажете! вы пришепетываете: у яас| я знаю, один зуб но рту со свистом... «Это, гово-; ИТ, молодой человек, чиновник, — да-с, — едущий из Петербурга, а но фамилии, говорит, Иван Александриич Хлестаков-^, а едет, говорит, в Саратовскую губернию и, говорит, престранно себя аттестует4: другую уж неделю живет, из трактира не едет, забирает все на счет и ни коленки не хочет платить». Как сказал оп мне это, а меня * i * ' К.: ю тиши — с.|ужннка. Ее давшая съестными Чрячасами стыда. i НарШцн'улярный — штатский, ыдионыный. ' Аттестует — идее-],: обнаруживает своГт хпрактср. вг?,лйт себя. так вот о вы ши и вразумило... *Э!» — говорю я Петру Ивановичу... Д о 0 ч и И с к н й. Нот, Петр Иванович, это я сказал: Б о б ч и н о к п й. Сначала вы сказали, а потом и я сказал. *31 — сказали мы с Петром Ивановичем. А с какой стати сидеть ему здесь, когда дорога ему лежит в Саратовскую губернию? -> It а-с. А вот он-то и есть отот чиновник. Городничий. 1£то, какой ч и hobs н к? Б?обйн и н с к и й. Чиновник-та, о котором изволили получить нотицию1, — ревизор. Городничий {0 страхе). Что вы, Господь с вами! эго НС он. Д об ч и и С К и й. Он! и денег не платит, и не едет. Кому же б быть, как не ему? И подорожная- прописана в Саратов. Бобчинскпй. Он, он, ей-богу он... Такой наблюдательный: все обсмотрел. Увидел, ЧТО мы с. Петром-то Ивановичем ели семгу, — больше потому, что Петр Иванович насчет своего желудка... да, так он и в тарелки к нам заглянул. Меня так и проняло страхом. Г о р о д н и ч н и. Господи, помилуй нас. грешных! J 'дс же он там живет? Добч и и с к ий; Б пятом номере, под лестницей. Бобчинск ни. В том самом номере, где прошлого года подрались проезжие офицеры. Гор о д н и ч и й. И давно он здесь? Добч п н с к и п. А недели две уж. Приехал на Басилья Египтянина^. Городи и ч и й. Две подели! (В сторону,) Батюшки j сватушки! Выносите, святые угодники! П эти две недели высечена унтер-офицерская жена'1! Арестантам не выдавали провизии! ГГя улицах кабак, нечистота! Позор! поношенье! (Хватается за голову.) 1 * 3 1 Нотация -- письменное пяоегцепне. " Подорожная — документ р маршруте и iipaue пассажира, иильзо-пптт.сл определенным количеством почтовых лошадей. 3 Василий Египтянин — имя выдуманного Гоголем святого. Праздники святых приходились па определенные дли года, и потому употребление имен святых нередко имело календарное значение, 1 Телесные наказа н и я жен унтер- пфыце рои были ;шп расцепы. 278 Артемии Филиппович* Что ж, Антон Антоло-■ ехать. парадом в гостиницу. Аммос Фсдорйвич. Нет, нет! Вперед пустить голодуховенство, купечество: вот и в книге «Деяния Иоаи-■ Масоня»2,.. Г о род ли ч ий. Нет, мет; позвольте уж мне само--У- Бывали трудные случаи в жизни, сходили, еще ■ же и спасибо ЙЬлучал; авось Бог вынесет и теперь, {Обучаясь к Бобчцнекому.) Бы говорите, он методой человек? Бобч инс к и и. Молодой, лет двадцати трек или четы--к с небольшим, I ородиичнй. Тем лучше: молодого скорее прошоха-ь* Беда, если старый черт, а молодой весь наверху. Вы, свода, приготовляйтесь по своей части, а я отправлюсь ИЛТ1 вот хоть с Петром Ивановичем, приватно'4, для ■■агулки, наведаться, нс терпят ли проезжающие непри-ностей. Эй, Свистунов! Свистунов. Что угодно? Городничий. Ступай сейчас за частным приставом; :п нет, ты мне нужен. Скажи там кому-нибудь, чтобы “к можно поскорее ко мне частного пристава, и приходи года. Квартальный бежит впопыхах. А р те мни Ф и л и н п о !i и ч. Идем, идем, Ам.мос Федо-■вич! П самом деле может случиться беда. Дм мое Федоров и ч. Да вам чего бояться? Колпаки ттые надел на больных, да и концы а воду. А р тем и ы Фи л и п и о в и ч. Какое колпаки! Больным .юно гаоерсуп'' давать, а у меня гю всем коридорам несет жал капуста, что береги только нос. А м м о с Ф е д о р о и и ч. А л на этот счет спокоен. - самом деле, кто зайдет, в уездный суд? А если и загля-■ет в какую-нибудь бумагу, так он жизни не будет рад, { вот уже пятнадцать лет сижу на судейском стуле, а и. загляну в докладную записку а! тольки рукой мах- / олова городской тлtxui — выбоин™ лшго, одцаншее гор'ьдсчито мпупраилиЕшем. ^ Иоанн Масон ^шплнйекий религшшный писатель. ' TTpamimnn — частным образом. ' Габерсуп гтеяный суп. — 279 му. Сам Соломон* 1 не разрешит, что в ней правда, а что неправда. Судья, попечитель богоугодных заведений, смотритель училищ п почтой if стер уходят п в дверях стплкпвЩОтся о возвращающимся квартальным. ЯВЛЕНИЕ XV Г о jj о д и и я и Й. Кой 'шнский, Д об ч н л и к и й л к в а рт альн 1,1 й, Г о р о д н п ч п й. Что, дрожки- там стоят? К п а р та льны й. Стоят. Городничий, Ступай на улицу.,, или нот, постой! Ступай принеси... Да другие-то где? неужели ты только один? Ведь я приказывал, чтоб и Прохоров был здесь. Где Прохоров? Квартала н ы й. Прохоров в частном доме3, да только к делу не может быть употреблен. Г о р о д н и ч п й. Как- тан? Картельный, Да так: привезли его поутру мертвецки, Вот уже два ушата воды вылили, до г их пор по протрезви л о л. Городнич ий (хватаясь за голоду), Лх, Боже мой. Боже мой! Ступай скорее на улицу! или нет — беги прежде в комнату, слышь! и принеси оттуда шпагу и новую шляпу, Ну, Петр Иванович, поедем! Бобчннский. И я, и я,,, позвольте и мне, Антон Антонович! Город ни ч и й. Нет, нет, Петр Иванович, нельзя, нельзя! Неловко, да и на дрожках не поместимся, Бобчннский. Ничего, ничего, я так: петушком, петушком побегу за дрожками. Мне бы только немножко в щелочку-та, в дверь этак посмотреть, как у него от и поступки... Г о р о д н п ч п й (принимая шпагу, к квартальному ). Беги сейчас, возьми десятских4, да пусть каждый из них возьмет.,. О к шпага как исцарапалась! Проклятый куц- 1 Сило.цон — жудейрьий ami-,, ы-лччйвишйея, по библейским преданиям, нысокой мудростью, - Дрпжкч -- легкий четирс^колесвый экиппя;. ' Частный дм ■ помещение полицейской чисти (участка). 1 Дсснтаеий служитель щш Щипли ir„ ныгшралсл да городских жителей (от йЯлсдых десяти домов). 280 ■;:шка Абдулин — видят, что у городничего стара я шпага, г прислал новой. О, лукавый парод! А так, мошенники, я .умаю, там уж просьбы из-под полы и готовят. Пусть каждый возьмет в руки по улице,,, черт возьми, по улице! — по метле! и вымели бы всю улицу, что идет к трак-кру, и вымели бы чисто. Слышишь! Да смотри: ты! ты! я :наю тебя: ты там кумаешьел1, да крадешь в ботфорты серебряные ложечки: смотри, у меня ухо востро!,. Что ты делая с купцом Черняевым, а? Он тебе на мундир дал два аршина сукна, а ты стянул всю штуку. Смотри! нс по чину берешь! Ступай! явление v Те же и частный пристав. Гор од н и ч и й. Л, Степан Ильич! Скажите, ради бога: куда вы запропастились? На что это похоже? Частный пристав. Я был тут сейчас за норотами. Городничий, Пу, слушайте же, Степан Ильич! Чн-човпик-то из Петербурга приехал. Как вы там распорядились? Частный пристав, Да так, как вы приказывали. Квартального Пуговицы на я послал е десятскими подчищать тротуар. Го р о д it и ч о й, А Держиморда где? Ч а с т н ы й пристав. Держиморда поехал на пожарном трубе2, Городи и ч и й, А Прохоров пьян? Частный пристав. Пьян, Г о р о д н и ч и й. Как же вы это так допустили? Частный и рис та в. Да Бог его знает. Вчерашнего пня случилась за городом драка, — поехал туда для порядка, а возвратилеи пьян. Городничий. Послушайте ж, пы сделайте вот что: квартальный Пуговнцын... он высокого роста, так пусть ■той г для благоустройства на мосту. Да разметать наскоро ггарый забор, что возле сапожника, и поставить соломенную веху, чтоб было похоже на планировку^ Оно чем боль- * [{умнешься от глагшш нумиптсх вддюгьи, <)йатьСЯ| вступать в приятельски? сиыошокии. ■ Нижи/шим mpt/fid — пожнрияя машина, главную часть котором го-стпвлял^ * па лив нал труба*, т. с. насос. ше ломки, тем больше означает деятельность градоправителя. Ах, Боже мой! я и позабыл, что возле того забора навалено на сорок телег веяного сору. Что это за скверный город: только где-нибудь поставь какой-нибудь памятник пли просто забор - черт их знает откудова и нанесут всякой дряни! (Вздыхает.) Да если приезжий чиновник будет спрашивать службу1, довольны л и У — чтобы говорили: «Всем довольны, ваше благородие»; а который будет недоволен, то ему после дам такого неудовольствия.,. О, ох, хо, хо, ох! грешен, во многом грешон. (Берет вместо шляпы футляр.) Дай только, Боже, чтобы сошло с рук поскорее, а там-то я поставлю уж такую свечу, какой еще нккто не ставил: на каждую бестию купца наложу доставить по три пуда воску, О Боже мой. Боже мой! Едем, Петр Иванович! (Вместо Шляпы хочет надеть бумажный футляр.) Частный пристз а, Антон Антонов) i ч, ото коробка, а не Шляпа, Городничий (бросает ее). Коробка так коробка. Черт с ней! Да если спросят, отчего не еы о трое л а церковь при богоугодном заведении, на которую назад тому пять лет была ассигнована2 сумма, то не позабыть сказать, что начала строиться, но сгорела. Я об этом и рапорт представлял. А то, пожалуй, кто-нибудь, позабывшись, сдуру скажет, что она и пе начиналась. Да сказать Держиморде, чтобы не слишком давал воли кулакам своим; он для порядна всем ставит фонари под глазами: и правому и виноватому. Едем, едем, Петр Иванович! (Уходит и возвращается.) Да не выпускать солдат на улицу безо всего: эта дрянная гарппза3 наденет только сверх рубашки мундир, а внизу ничего нет. Все уходят, Я ПЛЕНИВ VI Анна Андреевна п Марья Антоновна постают на сцену. Анна Андреевна. Где ж, где ж они? Лх, Боже мой!.. (Отворяя дверь.) Муж! Антоша! Антон! (Говорит скоро.) А всё ты, а всё за тобой. И пошла копаться: * *Я бу- ^ Служба — здесь: солдаты и низтттие полицейские чины. * Ассигновать выделить (деньги " Гартиа — гарнизонные солдаты. 282 : звонку, я косынку»... (Подбегает к окну и кричит,) Антон. куда, нуда? Что, приехал? ревизор? с усами! с какими усами? Голос городничего. После, после, матушка! Анна Андреевна. После? Вот новости, после! Я не хочу после.,. Мне только одно слово: что он. пол конник? \? (С пренебрежением.) Уехал! Я тебе вспомню это! А все ■-та: «Маменька, маменька, погодите, зашпилю сзади ко-ынку; я сейчас». Вот тебе и сейчас! Вот тевЦ ничего п не -.шали! А все проклятое ко детство: услышала, что почтмейстер здесь, и да на и перед зеркалом жеманиться; и с той то ромы, и с этой стороны подойдет. Воображает, что он за ней волочится, а он просто тебе делает гримасу, когда ты отвернешься, Марья Антоновна. Да что ж делать, маменька? Вес равно через два часа мы псе узнаем. Анна Андре о а на. Черев два часа! покорнейше благодарю. Вот одолжила ответом! Как ты не догадалась ска; л г ь, что через месян еще лучше можно узнать! (Свешивается в окно.) Эк, Авдотья! А? Что, Авдотья, ты сльп [ала, там приехал кто-то?.. Не слышала# Г.,'тупая капая! Машет руками? Пусть машет, а ты все бы таки его расспросила. Не могла этого узнать! В голове чепуха, всё женихи сидят. А? Скоро уехали! да ты бы побежала за дрожками. Ступай, ступай сейчас! Слышишь, побеги, пасспроси: куда поехали, да расспроси хорошенько, что за приезжий, каков он, слышишь? Подсмотри в шелку и узнай все. и глаза какие: черные или нет, Ж сию же минуту возвращайся назад, слышишь? Скорее, скорее, скорее, скорее! (Кричит до щех пор, пока но опускается за чип ос. Так занавес и закрывает их обеих, стоящих у окна.) ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ Маленькая комната в гй&тинице] Постель, стол, чемодан, пустая бутылка, сапоги, платяная щетка и прочее. ЯВЛЕНИЕ I Осип лежит на барской постели. Черт побери, есть так хочется, и в животе трескотня такая, как будто бы целый полк затрубил в трубы. Вит, не доедем да i только домой] Что ты прикаже: :ь делать? Вто_______ ____________283 рой меся ц пошел, как уже на Питера! Профинти л; дорогое денежки, голубчик, теперь сидит и хвост подвернул, и не горячится, А стало быт и очень бы стало на прогоны2; нет, вишь ты, нужно в каждом городе показать себя! (Дравншп ого.) «Г)й, Осип, ступай посмотри комнату, лучшую; да обед спроси самый лучший: я не могу есть дурного обеда, мне нужен лучший обед*. Добро бы было в самом деле что-нибудь путное, а то ведь ел и страт г пи-тл простой! С приезжающими знакомится, а потом в ■ пргшнкн, вот тебе и доигрался! Эх, надоела такая жизнь! Право, па деревне лучше; оно хоть нет публичностида и заботности меньше, возьмешь себе бабу, да и лежи весь век па полатях, да ешь пироги. Ну кто ж спорит, конечно, если пойдет на правду, так житье в Питере лучше всего. Деньги бы только были, а жизнь тонкая и политичная* 1*: кеатрьг, собаки тебе танцуют, и все что хочешь. Разговаривают веб на тонкой деликатности, что разве только дворянству уступит; пойдешь на Щукин0 - купцы тебе кричат: лПочтен-ныL1Е&; на перевозе в лодке с чиновпиком сядешь; компании захотел ступай в лавочку: там тебе кавалер7 расскажет про лагери и объявит, что всякая звезда значит на небе, так вот как на ладони вес видишь. Старуха офицере in забредет; горничная мной раз заглянет такая,,, фу, фу, фу! (Усмехается и трясет головою.) Галантерей ноeR, черт возьми, обхождение! Невежливого слона никогда не услышишь; всякой тебе говорит «вы*. Наскучило идти берешь извозчика и сидишь себе, как барин; а не хочешь заплатить ему, — изволь: у каждого дома есть сквозные ворота, и ты так шмыгнешь, что тебя никакой дьявол не сыщет. Одно плохо: иной раз славно наешься, а в другой чуть не лопнешь с голоду, как теперь, например. А все он виноват. Что с ним сделает ь? Батюшка пришлет де- ' Ирифинтйно, (разилj — истратят 1т зря. Прогйпы — платя за проезд на понтоных лошадях, 1 Ел и с трат и таи искаженное регистратор. Имонмоя я виду к$&- лржсешй регпетра'тр — нилшип граждански а чин (XIV класса) п нарекая России. _1 ЩшЬфёкоспа (устарй — наличие публики, общй&гяя, ' Политичный гпросгирсч.) шннилцньш. о&йрдитрдьный, „ Ш)кии (двор) один иа петербургских рынашь ' Кавалер здесь: бывалый солдат. ' Галанпи'ррйный (разг. i галантный, любезный, вежливый. 234 -жки; чем бы их попридержать и иуды!., пошел ку-,*ь: ездит на извозчике, каждый день ты доставай в ке-тр билет, а там через неделю, глядь — и посылает на - лкучий продавать новый фрак. Иной раз вое до последуй рубашки спустит, так что на нем всего останется сер-учицгкд да шипелишкв, ей-богу, правда! И сукно такое важной а1\пицкрё( руб.sea полтораста ему один фрак ста--т, а на рынке спустит рублей аа двадцать; а о брюках и ■^верить нечего - нипочем идут. Л отчего? оттого, что до. не занимаемся; вместо того, чтобы в должность, я он идет гулять по прешпекту1, в картишки играет. Эх. если б узнадг ото старый барии! Он не посмотрел бы на. то, что ты ■ П.НОВНПК, а, поднявши рубашонку, таких бы засыпал тебе, что дня б четыре ты почесывался, Коли служить, так лужи. Вот теперь трактирщик сказал, что не дам вам :'ть, пока не заплатите за прежнее; ну, а коли не запла-гнм? (Со вздохом.) Ах, Боже ты мой, хоть бы кание-ни-5удь щи! Кажись, так бы теперь весь свет* съел. Стучится; г'рно. ото он идет, (Поспешно схватывается с постели.) ЯВЛЕНИЕ II Осип п Хлестаков, Хлестаков, На, прими это. (Отдает фуражку и тростоцНуЩ А, опять валялся на кровати? Осип. Да зачем же бы мне валяться? Не видал я разве дровати, что ли? Хлестаков* Врешь, валялся; видишь, вся склочена! Осип. Да на что мне она? Не знаю я разве, что такое кровать? У меня есть ногн; я и постою. Бачем мне ваша кровать? Хлестаков (ходит по компоте). Посмотри там в .картузе2 — табаку нет? Осип. Да где ж ему быть, табаку? Вы четвертого дня доследнее выкурили. Хлестаков (ходит и разнообразно сжимает свои губы. Наконец говорит громким и решительным голо-гам). Послушай, эй, Осип! Осип, Чего изволите? 285 1 Пр?шпгкт — искажений^ е:д(]не] пр'ОСП-ён'ПЪ ' Картуз — здесь; бумажны.]'! мешочек для табдка. X л с с т а к о и {громким, но не столь решительным го лосом ), Ты ступай туда. Осип. Куда? Хлестаков 1 голосом вовсе нс решительным и не громким, очень бяилсим к просьбе). Вниз, н буфет... Там скажи... чтобы мне дали пообедать. Осип. Да нет, я и ходить из хочу. Хлеста к о г. Как ты смеешь, дурак? Осип. Да так, -юо равно, хоть н пойду, ничего из этого по будет. Хозяин сказал, что больше пе дает обедать. X л е с т а к а в. Как он смеет не дать? Вот еще вздор! Осип. <-'Еще. говорит, и к городничему пойду; третью неделю барии денег не плотит. Вы-де с барином:, говорит, мошенники, и барин твой плут. Мы-де, говорит, этаких ншромыжнпков1 п подлецов видали*. Хлестаков. А тьт уж и рад, скотина; сейчас пересказывать мне все это. Осип. Говорит: «Этак всякий приедет, обжи ветел, задолжается, после и выгнать нельзя. Я, говорит, шутить пе буду, я прямо с жалобою, чтоб на съезжуну да в тюрьму*. Хлестаков. Ну, чу, дурак, полно! Ступай, ступай, скажи ему. Такое группе ж .и нотное! Ос; Iг j 1. Да лучше я самого хозяина позову к вам. X л ее-! а к о в. J 1а что ж хозяина? Ты поди сам скажи. Осип. Да, право, сударь.,. X л е с т а К о о. Ну, ступай, черт с тобой! позови хозяина. Осип уходит. ЯВЛ Ё Н И Е [II Хлестаков одни. Ужасно как хочется есть! Так немножко прошелся, думал, не пройдет ли аппетит, — нет, черт нозьми, ни проходит. Да, если б н Пензе я нс покутил, стало бы денег доехать домой. Пехотный капитан сильно поддел меня, оп'осы удивительно, бестия, срезывает3. Всего какнх-нн- 1 Широмыжюцк (пряиалшо: шаромыжник] ■ - человек, живущий на чужой счет. " Codjjitan помещение о|Ш пол шиш длк арестованных, ‘''Штосаг срезыеьтъ — выигрывать а карты (иппм “азартная карточная игцк-Ог ■. ль четверть часа посидел и всё обобрал; А при всем том ; лх хотелось бы с ним етце раа сразиться, случай только привел встретиться — на все нужно случай. Какой ■ верный гдродишко] В ^вощенных лавках1 ничего не да: в долг. Это уж просто подло. (' НасвцстьЩает сначала ■ Роберта»-, патом: «Не шей щи мне, лщщушкар., а на- ■ :■чей гш Се пи та.) Никто нс хочет идти. ЯВЛЕНИЕ IV Хлестаков, Осип и трактирный слуга. (.’луга. Хозяин приказал спросить, что вам угодно? X л ест а к он. Здравствуй, братец! Ну, что ты, здоров? С л у !’ а. Слава Вогу. Хлеста ков. Ну, что, как у вас в гостинице? хорошо пн все идет? Слуга. Да, слана Босу, все хорошо. Хлеста ков. Много проезжающих? Слуга. Да. достаточно. Хлестаков. Послушай, любезный, там мне до сих IOP °<5едя не приносят, так, пожалуйста, поторопи, чтоб шокорее, видишь, мне сейчас после обеда нужно кое-чем анятьсн. Слуга. Да хозяин сказал, что не будет больше отлус-■..ть_ Он, никак, хотел идти сегодня жаловаться городничему. Хлестаков. Да что ж жаловаться? Посуди сам, лю-'Сзнын, как же? ведь мне нужно ость. Этак могу я совсем тощать. Мне очень есть хочется, я пе шутя ото говорю. Слуга. Так-с. Ои говорил, *Я ему обедать не дам. гю- ■ :.‘icci он не заплатит мне за прежнее*. Таков уж ответ его был. Хлестаков. Да ты уреЙЬнь, уговори его. Слуга. Да что ж ему такое говорить? Хлестаков, Ты растолкуй ему сурьезно, что мне нужно есть. Деньги само собою... Он думает, что, как ему, мужику, ничего, если ire поесть день, так и другим тоже. Вот новости! Слуга. Пожалуй, лекажу. Ояощсти'т л йена — меловая лавка. ■л Рбберт-ДъМёрАч — нз зван не- опоры фрннцуаско™ композитора .Мейербера. ----------- ------------------■ -------------------------237 Я В Л Е НII Е V Хлестаков один. Это скверно, однако ж, если он совсем ничего не даст есть. Так хочется, как еще никогда не хотелось. Разке из платья что-нибудь пустить в оборот? Штаны, что ли, продать? Нет, уж лучше поголодать, да приехать домой в петербургском костюме. Жаль, что И ох им1 не дал на прокат кареты, а хорошо бьг, черт побери, приехать домой в карете, подкатить этаким чертом к какому-нибудь соссду-поме-щнку под крыльцо, с фонарями, а Осипа сзади одеть а ливрею-. Как быт я воображаю, все переполошились: «Кто такой, что такое?s А лакей входит (вытягиваясь и представляя лакея): -яИван Александрович Хлестаков, из Петербурга, прикажете принять?Они, пентюхи1, и не знают, что такое значит «прикажете принять о. К ним если ] [рис дет какой-нибудь гусь-помощи к, так и валит, медведь, прямо в гостиную. К дочечке, какой-нибудь хорошенькой подойдешь: «Сударыня, как я....* (Потирает руки ц подшаркивает ножкой,) Тьфу! (плюет) даже тошнит, так есть хочется... ЯВЛЕНИЕ VT Хлестаков, Сенн. ПОТОМ слуга, Хлестаков. А что? О С н п. Несут обед. Хлестаков (прихлопывает в ладоши и слегка подпрыгивает на стуле& Несут! песут! несут! Слуга (с тарелкой и салфеткии). Хозяин к последний раз уж дает, Хлестаков. Ну, хозяин, хозяин... Я плевать на твоего хозяина! Что там такое? Слуг в. Суп и жаркое. Хлестаков. Как, только два блюда? Слуга. Только-с. Хлеста ко в. Вот вздор какой! я этого нс принимаю. Ты скажи ему: что это в самом деле такое!., этого мало. 1 И fix им (превплъио: Ипахи.н) нзаестнмй и Петербурге кйетпый мастер и доыойляделид, - JTuapfa — фпрмапвал парам лис Адеждй для лакееь, щвеЯпароа. куперов. ' Пентюх (щцстореч,) — неуклюжий, Грубоватый человек. 288 - Слуга. Нет, хозяин говорит, что еще много. Хлестаков. Л соуса почему ист? С л у г а. Соуса нет. Хлестаков. Отчего же нет? Я видел сам, проходя ми-■" кухни, там много готовилось. И в столовой сегодня потру двое каких-то коротеньких человека ели семгу и еще много кой-чего- Слугя. Да оно-то есть, пожалуй, да нет, Хлестаков. Как нет? Слуга, Да уж ист, Хлестаков, А семга, а рыба, а котлеты? Слуга. Да это для тех. которые почшце-с. Хлестаков. Ах ты, дурак! Слуга., Да-с. Хлестаков. Поросенок ты. скверный... Как же они длт, а я не ем? отчего же я. черт возьми, пе могу также? Разве они не такие же провожаю]гите, как и я? Слуга. Да уж известно, что не такие. Хлестаков. Какие же? С л у га. Обняконенно какие! они уж известие: они деньги платят. Хлестаков. Я с тобою, дурак, ие хочу рассуждать. Наливает суп и ест.) Что ото за суп? Ты просто воды на-шл в Дашку: никакого вкуса пет, только воняет. Я пе хочу ■того супу, дан мне другого. Слуга. Мы примем-с. Хозяин сказал, коли не хотите, го и не нужно. Хлестаков (защищая руками кушанье.). Ну, ну, ну... оставь, дурак; ты привык там обращаться с другими: в, брат, нс такого рода! со мной не советую... (Ест.) Боже мои, какой суп! (Продолжает есть.) Я думаю, еще ни один человек в мире не едал такого супу; к я кие-'го перья плавают вместо масла, (Режет курицу.) Ай, ай, ай, какая курица) Дай жаркое!.. Там супу немного осталось, Осип, возьми себе, (Режет жаркое.) Что ото о а жаркое? Это нс жаркое. Слуга. Да что ж такое? X л с с таков. Черт его знает, что такое, только не жаркое. Это топор зажаренный, вместо, говядины. (Rem.) Мошенники, канальи, чем они кормят! и челюсти заболят, если С'ьошь одни такой кусок. (Ковыряет палъце.ч в зубах.) Подлецы! совершенно как деревянная кора ничем выта- ------------------------------------------- 289 щнтъ нельзя, и зубы почерни fot после л тих блюд. Мошенники! (Вытирает рот салфеткой.) Больше ничего пет? Слуга. Нет. Хлестаков. Канальи! подлецы! о даже хотя бы какой-нибудь соус или пирожное. Бездельники! дерут только е проезжающих. Слуга убирает и уносит тарелки вместе с Осппоч. Н13ЛЕ ГГ И Е VII Хлестано □ , потом Осип. Хлестаков. Право, как будто и не ел; только что разохотился. Если бы мелочь, послать бы на рынок и купить хоть сайку. Осип (и ходит ), Там зачем-то городничий приехал, осведомляется и спрашивает о вас. Хлестаков (испугавшись). Вот тебе на! Эка бестия трактирщик, успел уже нажаловаться! Что. если в самом деле он потащит меня в тюрьму'? Что ж? если бла городным образом, я, пожалуй... нет, нет, не хочу, там в городе таскаются офицеры и народ, а я, как наречено, задал тону и перемигнулся с одной купеческой дочкой... Нет, не хочу. Да что он? как он смеет, к самом деле? Что я ему, разве купен пли ремесленник? (Бодрится и вътрямл)&тся,) Да я ему прямо скажу: о Как вы смеете, как вы...* ^ дверей вертится ручка, Хлестаков бледнеет п съеживается. НЬЛГМИЕ УШ Хлестаков, городничий и Л п б ч и я с к и й. Городничий, вошед. остл на вливается. Оба в испуге смотрят несколько минут един на другого выпучив глаза, Г о р о д’н и ч и й (немного оправившись протянув руки по щ&аль). Желаю здравствовать! Хлестаков (кланяется). Мое почтение!.. Городя и ч и й. Извините. Хлестаков. Ничего, Городничий. Обязанность моя, как градоначальник я здешнего города, заботиться о том, чтобы проезжающим и всем благородным людям никаких притеснений.,. Хлестаков (сначала немного заикается, но к концу речи говорит громко). Да что ж делать?., я нс виноват... Я, право, заплачу,.. Мне пришлют и у деревни, ГС об ч и и с. к it ii выглядывает на дверей. Он больше виноват: говядину мне подает такую твердую, как бревно; а суп — он черт знает чего плеснул туда, я должен был выбросить его за окно. Он меня морит голодом по целым дням... чай такой странный: воняет рыбой, а не чаем. За что ж л... Бот новость! Городничий (робея). Извините, я, право, не виноват. На рынке у меня говядина всегда хорошая. Привозят холмогорские купцы, люди трезвые и поведения хорошего. Я уж не знаю; откуда он берет такую. А если что, не так, то... Позвольте мне предложить вам переехать со мною на другую квартиру. Хлестаков. Нет. не хочу! Я знаю, что значит на другую квартиру: то есть в тюрьму. Да какое вы имеете право? Да как вы смеете?.. Я служу в Петербурге. (Бодрится,) Я, я, я... Городничий (в сторону). О, Господи ты Боже, какой сердитый! Всё узнал, всё рассказали проклятые купцы! Хлестаков (храбрясь). Да вот вы хоть тут со всей своей командой - не пойду! Я прямо к министру! (Стучит кулаком по столу.) Что вы? Что вы? Городничий (вытянувшись и с)рож а всем телом), Помилуйте, не погубите! Жена, дети маленькие... не сделайте песчастнькм человеком. X д е с т а к о и, Нет, я не хочу! Вот' еще! мне какое дело. Оттого, что у вас жена и дети, я должен идти в тюрьму, зот прекрасно! Бовч и нс к ИЙ Езыгллдыннет в дверь и в ПСП у г*е прячется. Нет, благодарю покорно, не хочу. Городничий (дрожа). По неопытности, ен-богу, но неопытности. Недостаточность состояния. Сами извольте посудить. Казенного жалованья нс хватает даже па чай н сахар, Если ж и были какие взятки, то самая малость: к столу что-нибудь да на пару платья. Что же до унтер-офицерской вдовы, занимающейся купечеством, которую я будто бы высек, то это клевета, ей-богу клевета. Это выду- ------ ——-------=------------------------------291 Мали злодеи мои, это такой народ, что на жизнь мою готовы покуситься, Хлестаков, Да что? мне нет никакого дела до них. (В размышлении.} Я не знаю, однако ж, зачем вы говорите о злодеях или о какой-то унтер-офицер* ской вдове.,, Уптер-офнцерская жена совсем другое*' а меня вы не смеете высечь, до этого вам далеко... Вот еще! смотри ты какой!.. Я заплачу, заплачу деньги, но у меня теперь пет. Я потому и сижу здесь, что у меня нет ни копейки. Городничий (в сторону). О, тонкая штука! Эк куда метнул! какого туману напустил! разбери кто хочет. Т-1е знаешь, е какой стороны и прнннтьря. Ну да уж попробовать. hie нуды пошло! Что будет, то будет, попробовать па авось. ЩрАух,) Если вы точно имеете нужду в--Деньгах или в чем другом, то я готов служить сию минуту. Моя обязанность Еюмогать проезжающим. Хлестаков. Дайте, дайте мне взаймы,, я сейчас же расплачусь с трактирщиком. Мне бы только рублен двести или хоть даже и меньше. Городил ч и й (поднося бумажки Л Ровни двести рублей, хоть и не трудитесь считать. Хлестаков (принимая деньги). Покорнейше благодарю; я вам тотчас пришлю их из деревни, у меня это вдруг... Я вижу, вы благородный человек. Теперь другое дело. Городничий (в сторону). Ну, слава Богу! деньги взял. Дело, кажется, пойдет теперь на лад. Я таки ему вместо двухсот четыреста ввернул. Хлестаков. Эй. Осип! Осип входит. Позоьн сюда трактирного слугу! (Ж городничему и Добчин-скому.) А что ж вы стоите? Сделайте милость, садитесь. ('Добчинскому.) Садитесь, прошу покорнейше. Городничий. Ничего, мы и так постоим. Хлестаков. Сделайте милость, садитесь. Я теперь вижу совершенно откровенность вашего нрава ; радушие, а то, признаюсь, я уж думал, что вы пришли с тем, чтобы меня... (ДоОчинскому.) Садитесь! Городничий и Дойчтшскшт садятся. Боечппск и Й выглядывает е дверь и гпн к л v щипается. Городничий (в сторону). Нужно быть посмелее. Он ;очет, чтобы считали его и н ко шитом* Хорошо, подпустим . мы турусы1: прикинемся, как будто совеем и не знаем, что он -за человек. (Вслух.) Мы, прохаживаясь по долам должности, вот с Петром Ивановичем Добчинским, здешним помещиком, зашли нарочно в гостиницу, чтобы ос вс-омиться, хорошо ли содержатся проезжающие, потому ■ го я не так, как иной городничий, которому ни до чего де- ■ . нет: но я. я, кроме должности, еще по христианскому ?еловёкояюбию хочу, чтоб всякому смертному оказывался :ороший прием, — и вот, как будто в via граду, случай дога в ил такое приятное знакомство, Хлестаков. Я тоже сам очень рад. Без вас я, признаюсь, долго бы просидел здесь: совсем не знал, чем заплатить. Городиичик (е сторону). Да, рассказывай! не знал?, чем заплатить. (Вслух.) Осмелюсь ли спросить, куда и в какие моста ехать изволите? X .4 е с т а к о в. Я еду в Саратовскую губернию, в собственную деревню. Г о р о д и п ч и й (в сторону, с л ином, л ри ним а ющим ироническое выражение). Б Саратовскую губернию! Л? и :<е покраснеет! О, да с пим нужно ухо востро! (Вслух.) Бла-. ое дело изволили предпринять. Ведь вот относительно до-ооги: говорят, с одной стороны, неприятности насчет затер л;stи лошадей, а ведь, с другой стороны, развлеченье тля ума. Ведь вы, чай, больше для собствен нетто удовольствия едете? Хлестаков. Нет. батюшка меня требует: рассердился ■гзрик, что до сих пор ничего не выслужил в Петербурге, Он .думает, что так пот приехал, да сейчас тебе Владимира в петлицу;| н дадут. Нет, я бы послал его самого потолкаться в канцелярию. Городничий (в сторону). Прошу посмотреть, какие пули отливает! и старика отца приплел! (Вслух.) И на долгое время изволите ехать? Хлестаков, Право, не знаю. Ведь мой отец упрям ч глуп, старый хрен, как бревно. Я ему прямо скажу: ! Турусы — иыдушка! вранье. ~ jB.7ctW.4up hj петлице —'орден Владимира четвертой степени, ^ито-рьп! носили на груц]|- 293 как хотите, я не могу жить без Петербурга. За что ж, в самом деле» я должен погубить жизнь о мужиками? Теперь не те потребности, душа мои жаждет просвещения. Г о р о д н и ч и и (в сторону). Славно завязал узелок! Зрет, врет — и нигде не оборвется. А ведь какой невзрачный, низенький, к алеется ногтем бы придавил его. Ну да постой, ты у меня проговоришься, Я тебя уж заставлю пой о л вше рассказать! (Вслух.) Справедливо изволили заметить, Что можно сделать с глуши? Ведь вот хоть бы здесь: ночь не спишь, стараешься для отечества, не жалеешь ничего, а награди неизвестно еще когда будет, (Окидывает глазами ком на т у J Кажется, эта комната несколько сыра? Хлестаков. Скверная комната, и клопы такие, каких я нигде ею видывал: как собаки, кусают, Г о роди и ч и й, Скажите! такой просвещенный гость п терпит, от кого же? от каких-нибудь негодных клопов, которым бы и на свет1 не следовало! родиться, Никак, даже темно в этой комнате? Хлестаков. Да, совеем темно, хозяин завел обыкновение нс отпускать свечой. Иногда что-нибудь хочется сделать, почитать или придет фантазия сочинить что-нибудь, — не могу: темно, темно. Городничий, Осмелюсь ли просить вас... по нет, л по достоян, Хлестаков, А что? Город нити й. Ист, ист! не достоин, пс достоин! Хлестаков. Да что ж такое? Городничий. Я бы дерзнул... У меня в доме есть прекрасная для вас комната, светлая, покойная... Но чет, чувствую сам, это уж слишком большая честь... Не рассердитесь. Ей-богу, от простоты души предложил. Хлестаков. Напротив, извольте, я с удовольствием, мне гораздо приятнее в приватном доме, чем в этом кабаке. Городничий, А уж я так буду рад! А уж как жена обрадуется! У меня уж такой нрав: гостеприимство с самого детства; особливо если гость просвещенный человек. Нс подумайте, чтобы я говорил это из лести, Нот, по имею этого порока, от полноты души выражаюсь, 294 ----------■ ----------■ Хлестаков. Покорно благодарю, Я сам тоже, я не ноблю людей двуличных. Мне очень нравится ваша откровенность и радушие, и я бы, признаюсь, больше бы ничего не требовал, как только оказывай мне аре данность и уваженье, уваженье и преданность, ЯВЛЕНИЕ IX ГУ же.и трпктпрнып слуга, сопровождаемый Осипом, Б о б ч п н о к п и выглядывает в дверь. Слуга. Изволили спрашивать? Хлеста к о в. Да; иод ай счет. Слуга. Я уж давеча подал вам другой счет. Хлестаков, Я уж не помню твоих глупых счетов. Говори: сколько там? С л у га. Вы изволили в первый день спросить обед, а на другой день только закусили семги и потом пошли вес а долг брать. Хлестаков. Дурак, еще начал высчитывать. Ёсс'го сколько следует? Городничий, Да вы не извольте беспокоиться, он подождет. (Слуге.) Пошел вон, тебе пришлют. Хлестаков. В самом деле, и то правда. (Прячет Ориьги.) Слуга уходит, в дверь выглядывает БоЕчннскпй. I ЯВЛЕНИЕ X Городв ич и й, Хлестан on, Д on ч и тт с к и й. Городничий. Не угодно ли ням будет осмотреть некоторые Заведения в нашем городе, как-то богоугодные и другие? Хлестаков, А что там такое? Городничий. А так, посмотрите, какое у нас течение дел... порядок какой,., для путешественника... Хлестаков. С большим удовольствием, я готов. Б о § ч и н с к и й выставляет голову п дверь. Городи и ч и й. Также, если будет ваше желание, оттуда в уездное училище, осмотреть порядок, в каком преподаются у нас науки, Хлестаков. Извольте, извольте, -___________- —-----------------------295 ГорОЛ ii и ч п й. Потом, если пожелаете посетить острог и городские тюрьмы1 — рассмотрите, как у нас содержатся преступники. Хлестаков. На зачем же тюрьмы? Уж лучше мы обсмотрим богоугодные заведения. Городничий. Как вам угодно. Как вы намерены, в своем экипаже или вместе со мною на дрожках? Хлестаков. Да я лучше с вами на дрожках поеду. Городничий (Добчиискому ). Ну, Петр Иванович, вам теперь нет места, Д о о ч и н с к п й. Ничего, я так. Городничий {тихо Добчиискому). Слушайте: вы побегите, да бегом во все лопатки и снесите две записки: одну и богоугодное заведение Землянике, а другую жене. (ХлестаковуД Осмелюсь ли я попросить позволения написать в вашем присутствии одну строчку к жене, чтоб оия приготовилась к принятию почтенного гостя? Хлестаков. Да зачем же?.. А впрочем, тут и чернила, только бумаги — не знаю,.. Разве на этом счете? Городничий. Я здесь напишу. (Пишет и о то же время говорит про себя.) А вот посмотрим, как пойдет дело после фриштика" да бутылки-то толстобртош ки! Да есть у нас губернская мадера: неказиста на вид, а слона поналит с ног. Только бы мне узнать, что Он такое и в какой мере нужно его опасаться. (Написавши. отдаст Добчинеко му. который подходит к двери, по в этпо время дверь обрывается, и подслушивавшей с другой стороны Б об ч имени й летит вместе с нею на сцену. Все издает щек лица-, пае. Бобчинский л оды мае 7пся.) Хлестаков. Что? не ушиблись ли вы где-нибудь? Бобчинский. Ничего, нмчего-с, без всякого-с помешательства, только сверх поса небольшая нашлепка! Я забегу к Христиану Ивановичу, у неги-о есть пластырь такой, так а от оно и пройдет. Г о р о д н п ч п й (делая Бобки некому укорительный знак. Хлестакову). Бто-г. ничего. Прошу покорнейше, по- * Острое гщрейщов здание, гдг> еодерзядлнсь осужденные преступники, Тюрьма - M6TJTI ,*МК.1КНЧ«Н1!Н надсу.-ныкщ, уже получивших при ГО-uup. !ju ещо [ic ii-j'i[[jujdjH!HHEiix h;j поселение i ы на каторгу. Характерное нpayseлнлатте: уездном городке есть н острог, итмрьмы, т. с. царит пая лнцейско-тюреьшый iпор пдо к -. ■ Фр Ош типс (дс м. 1 ааьтрак. 295 -------------------------------------------------------------------------------------- - гшуйста! а слуге вашему я скажу, чтобы перенес чемодан. ‘сипу.) Любезнейший, ты перенеси все ко мне, к город-,:чему тебе всякий покажет. Прошу покорнейше! Пропускает вперед Хлестакова и следует за ним, но, торотившись, говорит с укоризной Бабчинскому.) Уж и ■ :>i! не нашли другого места упасть! и растянулся как черт нает что такое. (Уходит: за ним Бобчинский.) Занавес опекается. ДЕЙСТППЕ ТРЕТЬЕ Комната первого действия. япление т Анна Андреевна, Марья Антоновна стоят у окна в тек же самых положениях. Лина Л ид ре спи а. Ну пот, уже полый час до жида' ■моя. а все ты со своим глупым жеманством: совершенно делась, нет, еще нужно копаться.,. Выло бы нс слушать ■ вовсе. Экая досада! как нарочно, ни души! как будто вы-■:ерло все. Марья Антоновна. Да, право, 1чаменька, чрез ми-туты две все узнаем. Уж скоро Авдотья должна прийти. Всматриваемся в окно и вскрикивает. J А к, маменька, ■■.аменька! кто-то идет, вон в конце улицы. А п н а Андреев н а, Где идет? У тебя вечно каки&шг-5удь фантазии. Ну да, идет. Кто ж это идет? Небольшого .оста,., во фраке... Кто ж это? а? Это, однако ж, досадно! Кто ж бы это такой был? Марья Антоновна, Это Добчинскнй, маменька, Анна Андреевна. Какой Добчинскнй? Тебе всегда вдруг вообразится этакое,.. Совсем не Добчннекий, (Макет платком.) Эн, вы, ступайте сюда! скорее! Марья Антоновна. Право, маменька. Добчинскнй. Анна Андреевна. Ну нот. нетючн$ чтобы только поспорить. Говорят тебе — не Добчннский. Марья Антоновна. А что? а что, маменька? Видите, что Добчинскнй. Анна Андреевна. Ну да, Добчинскнй, теперь я вижу, — из чего же ты споришь? (Кричат в окно,) Скорей, скорей! вы тихо идете. Ну что, где они? А? Да говорите же оттуда— все равно. Что? очень строгий? А? а --------------- 297 муж, муж? (немного отступя от окно, с досадою). Такой глупый: до тел пор, пока не пойдет н к tact ату, ничего не расскажет! ЯВЛЕНИЕ II Тс ЖЕ И Д О б Ч II гг с к и й. Лина Андреев и а. Ну скажите, пожалуйста: ну не совестно ли нам? Я на вас одних полагалась, как на порядочного человека: все вдруг выбежали, и вы туда ж за ними! и я вот ни от кого до сих пор толку не доберусь. Tie стыдно ли вам! Я у нас крестила вашего Ванечку и Лиэань-ку, а вы вот как со мною поступили! Д обч ИНСКИЙ. Ей-богу. кумушка, так бежал засвидетельствовать почтение, что не могу духу перевесть. Мое почтение. Марья Антоновна! Марь л Антоновна. Здравствуйте, Петр Иванович! Анна Андреевна. Ну, что? Ну рассказывайте: что и как там? Д о б ч и fi с к и й, Антон Антонович прислал вам замисочку. Анна Андреевна. Ну, да кто од такой? генерал? Д о б ч и п с к и й. Нет, не генерал, а не уступит генералу. Такое образование и важные поступкн-е. Анна Андреевна. А! так это тот самый, о котором было писано мужу. Д о б ч и н с к м й. Настоящий; Я это первый открыл вместе с Петром Ивановичем. Анна Андреевна. Ну расскажите: что и как? Д обч и н с к и й. Да, слава Богу, все благополучно. Сначала он принял было Антона Антоновича немного сурово, да-с; сердился й говорил, что н в гйЬтигшце асе нехорошо^ и к нему не поедет, и что о а не хочет сидеть за него в тюрьме; но потом, как узнал невинность Антона Антоновича и как покороче разговорился с ним, тотчас переменил мысли, и, славя Богу, все пошло хорошо. Они теперь поехали осматривать богоугодные заведения... Л то, признаюсь, уже Антон Антонович думали, не было ли тайного доноса; я сам тоже перетрухнул немножко. Анна Андреевна. Да вам-то чего болться? Ведь вы не служите - Добч инский. Да так, знаете, когда вельможа говорит, чувствуешь страх. 29В г-.—=-------------- --------------— Анна Андреевна. Ну что ж... это все, однако ж нэдор, расскажите, каков он собою? что, стар или молод7 Добчииекий. Молодой, молодой человек; лет два--ijaai трех; а говорит совсем так, как старик. «Извольве говорит, я поеду к туда, и туда,.,, ру1С™) так эТ0 все славно. *Я, говорит, и написать п почитать темн™’ Н° ^Шае8 ЧТ° * К(Мшате> говорит, немножко блоцднн? Анлреепня> А <^бою каков он: брюнет иди Д о б ч и и с к и и. Нет, больше шаитрет', и глаза такие быстрые, как сверки, так в смущенье даже приводят ' Анна А и д р е е в н щ Что тут пишет он мне в задш&е? мР пЖк *С'1ешу теад Уведомить, Душенька, что состоя-_,иа мое было весьма печальное; но, уповая на милосердие ьожие, за два соленые огурца особенно п полпорцнп икры ;"ГЬ ДЕЛДЦЯ[Ь пять копеек,,.» (Останавливается.) Я ничегоi не понимаю: к чему же тут соленые огурцы и икра? * СК 11 Ь А это Ahtoij Антонович писали на черновой бумаге, по скорости: там какой-то счет был написан та2§ Я V Н Д Р е е В Н I А (Продолжает чи- 1аЖ1 ;Н°’ у™ ня милосердие Божие, кажется, вес бу^Шороптему концу. Приготовь поскорее комнату для важного гостя, ту, что выклеена желтыми бумажками- к уго™РляШЯТЬ Не ?УЛИС^ ПЖ0ЖУ ЧТ° за*Уси* * бого-■ Г одном заведении у Артемия Филипповича, а вина вели скажи купцу Абдулину, чтобы ft слал самого ssss* ** «** -• •-Ш мишка:'\?Иш“а;,Й (0т 8 кртит * aeei"-)- U«™f М н гп к а входит. Анна Андреевна. Послушай; беги к купцу Абдуни- ^2 Я ДаМ! Т?Р загшсс^У* (Садится К столу, пи- мег записку и между тем говорит.) Эту записку ты отдашь кучеру Сидору, чтоб он побежал с ней к купцу Аодулнну и принес оттуда вина. А сам пойди сейчас лриб^ 1 1 Шацтрёт (устлрд - шатки. - 299 pH эту комнату для гостя. Там поста вить ковать, рукомойник и прочее.,. До очи некий. Нут Анна Андреевна, я побегу теперь поскорее посмотреть, как там он обозревает, Лина Андреевна. Ступайте, ступайте, я не держу вас. ЯВЛЕНИЕ Ш Анна Андреевна н Марья Антоновна. Анна Андреевна, Ну, Машенька, нам нужно теперь заняться туалетом. Он столичная штучка, Боже сохрани, чтобы чего-нибудь не осмеял. Тебе приличнее всего надеть твое голубое платье с мелкими оборками. Марья Антоновна. Фи, маменька, голубое! Мне совсем не нравится: и Лнщшна-Тяпктша ходит в голубом, н дочь Земляники тоже ч голубом, Нет, лучше я надену цветное. Anna Андреевна. Цветное!., Право, говоришь лишь бы только наперекор. Оно тебе будет гораздо лучше, потому что я хочу надеть палевое1, я очень люблю палевое. Марья Антоновна, Ах. маменька, вам нейдет палевое! Анна Андреевна. Мне палевое нейдет? Марья А н т о п о в н а. Нейдет, я что угодно даю — нейдет: для этого нужно, чтобы глаза были совсем темные. Анна Андрее в на. Вот хороню! а у меня глаза разве не темные? самые темные. Какой вздор говорит! как же не темные, когда я и гадаю про себя всегда на трефовую даму. Марья Антоновна. Ах, маменька, вы больше червонная дама. Анна Андреевна. Пустяки, совершенные пустяки! Я никогда не была червонная дямз, {Поспешно уходит вместе с Маржей Антоновной и говорит jo сценою,) Этакое вдруг вообразится! червонная дама! Бог знает что такое! По уходе их отворяются двери, и М и iu н а выбрасывает из них сор, Иа других дверей входит Осип с чемоданом на голове. ‘ Килевые — бледно-желтый. ИВЛГПШЕ IV Мттшка й Осип, Оси и. Куда тут? Мишка, Сюда, дядюшка, сюда. Осип. Постой, прежде дай отдохнуть. Ах ты, горемычное житье! На пустое брюхо всякая ноша кажется тяжела, Мишка. Что, дядюшка, скажите: скоро будет генерал? Осип. Какой генерал? Мишка. Да барин ваш. Осип, Барин? Да какой он генерал? М и ns к а. Л разве не генерал? Осип. Генерал* да только е другой стороны. Мишка. Что ж ото, больше или меньше настоящего генерала? Осип. Больше. М и шк а. Бить ты как! то-то у пас сумятицу подняли. Осин. Послушай, малый: ты, я вижу, проворный па-вснь; приготоаь-кн там что-нибудь поесть! М и шка. Да для вас, дядюшка, еще ничего не готово. Простого блюда вы не будете кушать, а вот как барин ваш сядет за стол, так и вам того же кушанья отпустят. Осип. Ну, а простого-то что у вас есть? Мишка, Щи, каша да пироги, Осип. Даний их, щи, кишу и пироги! Ничего, все будем есть. Ну, понесем чемодан! Что, там другой выход есть? Мишка. Есть. Оба несут чемодан в боковую комнату. ЯЬ.ЧЕНИЕ V Квартальное отворлшг ибе цоловпнкй дверей. Входит Хлестаков: за ним гЩоднирий, далее попечитель богоугодных заведений, смотритель училищ, Добчпн-с к и и и Бобч гг некий с пластырем на носу; городничий укатывает квартальным на полу бумажку — они бегут и снимают ее. толкая друг друга впопыхах, Хлестаков- Хорошие заведения. Мне нравится, что у вас показывают проезжающим все в городе. Б других городах мне ничего не показывали, Г о р о д н и ч и и, В других городах, осмелюсь доложить вам, градоправители и чиновники больше заботятся о 301 своей, то есть, пользе; а здесь, можно сказать, не1!1 другого помышления, кроме того, чтобы благочинием1 н бдительностью заслужить внимание начальства. Хлестаков. Завтрак был очень хорош; я совсем объелся, Что, у нас каждый день бывает такой? Городничий, Нарочно для такого приятного гостя* Хлестаков* Я люблю поесть. Ведь на то живешь, чтобы срывать цветы удовольствия. Как называлась эта рыба? Артемий Ф и л и я и о вий (подбегая ), Лабардан-с11, XjrecTBKOB. Очень вкусная. Где ото мы завтракали? в больнице, что ли? Артем и й Ф п л ц н п о в и ч. Так точное, в богоугодном заведении. Хлестаков. Помню, помню, там стояли кровати, А больные выздоровели? там их, кажется, немного. Артс м и й Филиппов и ч, Человек десять осталось, не (дольше, а прочие все выздоровели:* Это уж так устроено, такой порядок- С тех пор как я принял начальство, — может быть, вам покажется даже невероятным, — все, как мухи, выздоравливают. Больной ко успеет войти ь лазарет, как уже здоров, и не столько медикаментами, сколько честностью п порядком. Городничий. Уж на что, осмелюсь доложить вам, головоломна обязанность градоначальника! Столько лежит всяких дел, относительно одной чистоты, починки, поправки,,, словом, наиумнепшпй человек пришел бы в затрудненно, но, благодарение Богу, все идет благополучно. Иной городничий, конечно, радел бы о своих выгодах; по, вериге ли, что, даже когда ложишься спать, вое думаешь: «Господи Боже ты мой, как бы так устроить, чтобы начальство увидело мою ревность11 и было довольно...* Наградит ли оно или нет, конечно, в его воле, по крайней мере, я буду спокоен в сердце. Когда н городе во всем порядок* улицы выметены, арестанты хорошо содержатся, ш.яниц мало.** то чего ж мне больше? ей-ей, и почестей никаких не хочу. Оно, конечно, заманчиво, по пред добродетелью всё прах и суета. БлагЩйниё — лдер&; сйОУлолешю прилична, порядка, ЛпбпрОан ыюжопрпечленная трескй. ' Ревность — :1де?сьг стпрапне. 302 Артемий Фил и п п о в и ч (в сторону). Эка, бездельник, как расписывает! Дал же Бог такой дар! Хлестаков. Это правда. Я. признаюсь, сам люблю иногда заумствоваться: иной раз прозой, а в другой и стишки выкинутся. Б о б ч и иски й (Добчинскому ). Справедливо, все справедливо, Петр Иванович! Замечания такие... видно, что наукам учился. Хлестаков. Скажите, пожалуйста, нет ли у вас каких-нибудь развлечений, обществ, где бы можно было, например, поиграть в карты? Городничий (в сторону). Эге, знаем, голубчик, в чей огород камешки бросают! (Вслух.) Боже сохрани! здесь и слуху ист о таких обществах. Я карт и в руки никогда не брал; даже не знаю, как играть в эти карты. Смотреть никогда не мог на них равнодушно, и если случится увидеть этак какого-нибудь бубнового короля или что-нибудь другое, то такое омерзение нападает, что просто плюнешь. Раз как-то случилось, забавляя детей, выстроил будку из карт, да после того всю ночь снились, проклятые. Бог с ними, как можно, чтобы такое драгоценное время убивать на них? Лука Лукич (в сторону). А у меня, подлец, выпонтировал' вчера сто рублей. Городничий. Лучше ж я употреблю это время на пользу государственную. Хлестаков. Ну, нет. вы напрасно, однако же... Все зависит от той стороны, с которой кто смотрит на вещь. Если, например, забастуешь1 2, тогда как нужно гнуть от трех углов3... ну, тогда конечно... Нет, не говорите, иногда очень заманчиво поиграть. ЯВЛЕНИЕ VI Те же. Анна Андреевна и Марья Антоновна. Городничий. Осмелюсь представить семейство мое; жена и дочь. 1 Выпонтировать — выиграть в карточной игре. 2 Забастовать — здесь: перестать увеличивать станку в игре в банк. 1 Гнить от трех углов втрое увеличивать ставку в карточной 303 игре. X .'I pc т !i ко в (раскланиваясь). Как я счастлив! су.да -рыня, что имею в своем роде удовол ьстиие вас видеть. Апиа Андреевна. Нам еще более приятно видеть такую особу, Хлестаков (рисуясь). Помилуйте, сударыня, совершенно напротив: мне еще приятнее. А и н а Андреев и а. Как можно-о! вы это гак изволите говорить, для комплимента. Прошу покорно садиться, Хлестаков. Волле вас стоять уже есть счастие; впрочем, если вы так уж непременно хотите, я сяду. Как я счастлив, что наконец сижу возле нас. Апиа Андреевна. Помилуйте, я никак не смет принять на сном счет.,. Я думаю, вам после столицы вояжировка1 показалась очень неприятною, X. л е станов. Чрезвычайно неприятна. Привыкши Жить, сошртепея vous", в свете и вдруг очутиться в дороге: грязные трактиры, мрак невежества... Если о, признаюсь, не такой случай, который меня... (посматриви-ет на Анн у Андреевну и рисуется перед ней) так вознаградил за все... Анна Андреевна. Б самом деле, как вам должно быть неприятно. Хлестаков. Впрочем, сударыня, в эту минуту мне очень приятно. А н и а А и д р е е в н а. Как можно-с, вы делаете много чести. Я этого не заслуживаю. Хлестаков. Отчего же не заслуживаете? Вы, сударыня, заслужи вает& Анна Андреевна. Я живу г. деревне.,. Хлестаков. Да, деревня, впрочем, тоже имеет свои пригорки, ручеГжи... Ну, конечно, кто же сравнит с Петербургом! Эк, Петербург! что за жизнь, право! Бы, моле от быть, думаете, что я только перепись: на ни нет, начальник отделения со мной на дружеской ноге. Этак ударит по плечу: *Приходи, братец, обедать!* Я только па две минуты захожу в департамент1*, о тем только, чтобы сказать: *это вот так, это вот так!*, а 'гам уж чиновник для письма, этакая крыса, пером толь- 1 фояжирбвка — путешествие. " Понимаете лт5 (фт>,). л Цепартамепп; Sf Д-ел министерств 304 Н, В, Гоглл!,. «Ревизор*. Хлестаков рассказывает, Худ, А, Кон с та ниш наос if нй, 1951 ко— трт тр... пошел писать. Хотели было даже меня коллежским асессором сделать, да, думаю, зачем. И сторож летит еше на лестнице за миовд со щеткою: * Позвольте. Иван Александрович, я вам, говорит, сапоги почищу*.. (Городничеву,} Что вы. господа, стоите? пожалуйста, садитесь! Город nii м и i'r. Чин такой, что. еще можно по- стоять. Вяжете, Артемий Филндйр.вич. Мы постоим. Лука Лукич. Не извольте беспокоиться! Хлестаков. Без чинов, нрошу садиться. Городничий и все садятся. Я не люблю церемоний- Напротив, я даже стараюсь, стараюсь проскользнуть незаметно. Но никак нельзя скрыться, никак нельзя! Только выйду куда-нибудь, уж и говорят; 1 305 1 НодлёЖскЬй ас4£СОр ■ граядансьйвгй чин У ПТ клпеса. <*Вш[, говорят, Иван Александрович &дет!й А один раз меня приняли даже за главнокомандующего. Солдаты выскочили из гауптвахты1 1 is сделали ружьем. После уж офицер, который мне очень знаком, говорит мне: «Ну, братец, мы тебя совершенно приняли ля глав я окомаи дующего ». Анна Андреевна. Скажите как! Хлестаков. С хорошенькими актрисами знаком. Я ведь тоже равные водевильчики2... Литераторов часто вижу, С Пушкиным на дружеской ноге. Бывший часто говорю ему; «Ну, что, брат Пушкин?# — «Да так, брат, — отвечает, бывало, — так как-то всё.,,» Большой оригинал11. Анна Андреевна, Так вы и пишете? Как это должно быть приятно сочинителю! Бы, верно, и в журналы помещаете? Хлестаков. Да, и в журналы помещаю. Моих, впрочем, много есть сочинений. «Женитьба Фигаро#'1, «Ро-берт-Дьявол». «Норма»11. Уж и названий даже не помню. И все случаем: л не хотел писать, но театральная дирекция говорит: «Пожалуйста, братец, шшнши что-нибудь». Думаю себе: «Пожалуй, изволь, братец!» И тут лее в один вечер, кажется, все написал, всех изумил, У меня легкость необыкновенная в мыслях. Все это, что было под именем барона Брамбёуса". «Фрегат Надежды»7 и «Московский телеграф»*.-, все у то я написал. Анна Андреевна. Скажите, так это вы были Брам-беус? Хлестаков, Как же, я им всем поправляю статьи. Мне Смирдин9 дает за это сорок тысяч. 1 g’ttynrtiiidxftut — itwse мнение для караула. - Водекйлъ — небольшая пьеса а нонивМ ксилепш. Opuzufni v — л леем своеобразный, ни кн кого ftp похожая человек, J iffieH'dirttiGd Фцг&ро» — комедия французского дрдмдтур! а Помирите. "I “Норма* — опера итальянского композиторе Re л ляни. ь Барон мримбёуе гоиидооИм русского журналиста О. И. Сен невского. 1 «Фрегат Надежда* — повесть Марлтшского [Л. А. Бестужеве), н «МпЩмгский тглгграф" журнал, издании шнйс л в 182о— I834 годах, ■' Л. СУи ирдй и известный петербургский книгопродавец л но дя- тел ь. Анна Андреевна. Так, верно, и * Юрий Милосдгчв-скнГ'Ь>л ваше сочинение? Хлестаков, Да, ото мое сочинение. Анна Андреевна, Я сейчас догадалась. Марья Антоновна. Ах, маменька, там написано, что ото господина Загоскина сочинение, Анна А н д р е е и н а. Ну вот: я и знала, что даже здесь будешь спорить. Хлестаков. Ах да. ото правда, это точно Загоскина; а есть другой «Юрий Милославский», тан тот уж мой, Анна Андреевна, Ну, ото. верно, я ваш читала. Как хорошо написано! Хлестаков. Я, признаюсь, литературой существую. V меня дом первый в Петербурге. Так уж и известен: дом J Г ван а Александровича. (ОрШщаЩр ко всем.) Сделайте милость, господа, если будете а Петербурге, прошу, прошу ко мне. Я ведь тоже балы даю. Анна Андреевна. Я думаю, с каким там вкусом и великолепием даются балы! Хлестаков. Просто не говорите, На столе, например, арбуз -- в семьсот рублей арбуз. Сук в кастрюльке прямо на пароходе приехал из Парижа, откроют крышку ■ пар, которому подобного нельзя отыскать в природе. Я всякий день на балах. Там у нас и влег свои составился: министр иностранных дел, французский посланник, английский, немецкий посланник и я. Li уж так уморишься, игран, что просто ни на что не похоже. Как взбежишь по лестнице к себе на четвертый этаж, скажешь только кухарке: «На, Маврушка, шинель...» Что ж я вру — я и позабыл, что живу в бельэтаже. У меня одна лестница стоит... А любопытно взглянуть ко мне в переднюю, когда я еще не пpool гуле я. Графы н князья толкутся и жужжат там, как иг мели, только и слышно: ж..* ж... ж... Иной раз и министр... Городничий п прочие с робостью встают се своих стульев. Мне даже на пакетах пишут: «Ваше превосходительство»13. Один рал я даже управлял департаментом. И. странно: 1 чЮрчй М и лис a ti веки ii — ромап М. II. Загоскина, 2 Bucrti — кяртО'и'пв игра между четырьмя партнерами- 2 Выше Превскхсай ь сгпя о обращение а царской России к выс- ший чипам |Ш—ГУ классов — генерал-лейтенпвтам, генерал-майорам или тайным советникам и действительным статским еаветшшаы). 307 директор уехал — куды у екал, неизвестно. Ну, натурально, пошли толки: как, что, кому занять место? Многие на генералок находились охотники и орались, но подойдут, бывало, — пет, мудрено. Кажется, и легко на вид, я рассмотришь — просто черт возьми; после, видят, нечего делать, — ко мне. И в ту же минуту но улицам курьеры, курьеры... можете представить себе, тридцать пять тысяч одних курьеров! Каково положение? — я спрашиваю, «Иван Александрович, ступайте департаментом управлять!* Я, признаюсь, немного смутился, вышел в халате, котел отказаться, но думаю: дойдет до государя; ну да и послужной список тоже... «Извольте, господа, я принимаю должность, я принимаю, говорю, так и быть, говорю, я принимаю, только уж у меня; пи, пи, ни! Уж у меня ухо востро! уж я..,-* И точно: бывало, как прохожу через департамент, — просто землетрясение, все дрожит и трясется, как лист. Городничий 1е прочие тряс уте я от страха. Хлестаков горячится с илы: ее, О! я шутить не люблю; я им всем задел острастку. Меня сам государственный совет1 боится. Да что в самом деле? Я такой! я по посмотрю ни на кого... я говорю всем: *Я сам себя знаю, сами-. Я везде, везде, .Во дворец всякий день езжу, Меня завтра лее произведут сейчас в фельдмарш,.. (iJbcKaj&sbfeaemcx и чдтШЩть не шлепается на пол, но с почтеньем поддерживается чиновниками.) Городничий (подходя и трясясь всем телом. силится выговорить). А ва-ва-ва.., ва... Хлестаков (быстрым отрывистым голосом}. Что такое? Городи и чин. А ва-ва-ва-вл... вя.,. Хлестаков (таким .же голосом.). Не разберу ничего, всё вздор. Городничий. Ва-ва-ва... шество, превосходительство, нс прикажете ли отдохнуть?., вот и комната, и все, что нужно. Хлеста ко в. Вздор — отдохнуть. Из кольте, я готон отдохнуть. Завтра it у вас. господа, хорош.., н доволен, я J Гмударствотый совет -^высший чако!0^»щательный орган к России XtX леки. : Iколен. (С декламацией.) Лабардан! лабардан! (Входит в жовую комнату, за ним городе ичиа.) ЯВЛЕНИЕ VTI Те же, кроме Хлестакова и городпкч&го. Ьобчпнский (Дпвчинскому). Вот эго, Петр Иванович, человск-то. Вот оно, что значит человек! В жисть не 5ыл в присутствии такой важной персоны, чуть не умер со траку. Как вы думаете, Петр Иванович, кто он такой в р я осуждении чина? Дийчянский. Я думаю, чуть ля не генерал. Собчинскн ii. А я так думаю, что генерал-то ему it в подметки не станет! а когда генерал, то уж раз ее сам генералиссимус, Слышали: государственный-то совет как при-кал? Пойдем расскажем поскорее Ам могу Федоровичу и nоуобкину. Прощайте, Анна Андреевна! Д о о ч и н с к п й. Прощайте, кумушка! Оба уходят, Артемий Филиппович (Луке Л у кину). Страшно просто; а отчего, и сам не знаешь. А мы даже и не в мундирах. Ну что как проспится да в Петербург махнет ло несение? (Уходит в задумчивости вместе с смотрителем. цч ил щи, произнеся:) Прощайте, с у д а р ын я. ЯВЛЕНИЕ УШ Анна Андреевна 11 Марья Аишиовчп. Анна Андреевна. Ах, какой приятны ii! Марья Антоновна. Ах, мнлашкЕт! Анна Андреев на. Но только какое тонкое обращение! сейчас можно увидеть столичную штучку. Приемы и все это такое... Ах, как хорошо! я страх люблю таких молодых людей! я просто без памяти. Я, однако ж, ему очень понравилась: л заметила все на меня поглядывал, Марья Антонович. Ах, маменька, он на меня глядел! Анна Андрес в и а. Пожалуйста, с своим вздором подальше! Это здесь вовсе неуместно. Марья Антоне и н а. Нет, маменька, право! Анна Андреевна. Ну вот! Боже сохрани, чтобы не поспорить! нельзя да и полно! Где ему смотреть на тебя? и с какой стати ему смотреть на тебя? -- ---- ------------ ------------ -------309 Марья Антоновна. Пряно, маменька, нос смотрe;i, И как начал говорить о литература, то взглянул на меня, и потом, когда рассказывал, как играл в лист с послан ликами, и тогда посмотрел на меня, ■Анна Андреевна, Ну, можсл быть, один какой-нибудь ряд, да и то так уж, лишь бы только. *А, — говорит себе, - дай уж посмотрю на нее!» ЯВЛЕНИЕ ГХ Тс же и городничий. Городничий (входи,щ на цыпочках). Чш... ш... Анна Андрее дна. Что? Городн ич и и. И не рад, что напоил. Ну что, если хоть одна половина на того, что он говорил, правда? {Задумывается.) Да как же и не быть правде7 Подгулявши, человек вес несет н я рул; у: что на сердце, то и на языке. Конечно, прилгнул немного. Да ведь не прилгнувши не говорится никакая речь, С министрами играет и во дворец ездит... Так вот, право, чем больше думаешь... черт его знает, не зияешь, что и делается в голове, просто как будто иди стоишь на какой-нибудь колокольне, или тебя хотят повесить. Ання Андреевна. А я никакой совершенно ис ощутила робости; я просто видела ц нем образованного, светского. высшего тона человека, а о чинах ого мне и нужды нет. Городничий, Нут уж вы — женщины! Все кончено, одного этого слова достаточно! Вам все — фиитирлюшкпЧ Вдруг брякнут ни из того, ни из другого словцо. Вас посекут, да и только, а мужа и поминай как звали. Ты, душа моя, обращалась с ним так свободно, как будто с каким-нибудь Добчпнскнм, А и ил Андрее дн а. Об атом я уж советую вам по беспокоиться. Мы кой-что знаем такое... (Посматривает на дочь.) 1 о родн и ч нй (один). Ну. уж с вами говорить!,. Эка, в самом деле, оказал! До сих лор не могу очнуться от с?1 ряха. (Отворяет дверь и говорит в дверь.) Мишка! позови квартальных. Свистунова и Держиморду: они тут недалеко где-нибудь за воротами. (Йрсле небольшой мол чан ил.) 1 f Уд но асе завелось теперь на свете: хоть бы нярод-то уж Фиюпцретина (фиищифлюшна - слуяостъ, пустяк, был видный, а то худенький, тоненький как ctо узнаешь, кто он! Еще военный вс&таки ко жег ил себя, а как наденет фрачишку ну точно муха о подрезанными крыльями. А ведь долго креп иле я давеча в трактире, за-ламливал такие аллегории и екнвоки1, что. кажись^ век бы не добился толку. А вот наконец и подался. Да еще и наговорил больше- чем нужно. Видно, что человек молодой, ЯВЛЕНИЕ X Тс мо и Осип, все бегут к нему навстречу, кивая и ель нами. Анна Андреевна. ГТодойди сюда, любезный! Городничий. Чш!.. что? что? спит? Осип. Пет еще. немного потягивается. Анна Андреевна. Послушай, как тебя зовут? Осип, Осин, сударыня. Городничий (жене и дочери). Полно, полно вам! (Осипу.) Ну что. друг, тебя накормили хорошо? Осп ег. Накормили, покорнейше благодарю; хорошо накормили. Анна Андреевна. Ну что, скажи; к твоему барину слишком, я думаю, много ездит графов и князей? Осин (в сторону ). А что говорить? Коли теперь накормили хорошо, значит, поело еше лучше накормят. f Вс л ух.) Да, бывают и графы. Марья Антоновна. Душенька Осам, какой твой барин хорошенький! Анна А н д р е е л и а. А что, скажи, пожалуйста, Осип, как ои--- Городннчий, Да перестаньте, пожалуйста! Вы этакими пустыми речами только мне мешаете. Ну что, друг?.. Анна Андреевна. А чин какой на твоем барине? Осип., Чин обыкновенно какой. Гор одп и ч п и. Ах, Боже мой, вы все с своими глупыми расспросами! Не дадите ни слова поговорить о деле. Ну что, друг, как твой барин?., строг? любит этак распекать или нет? Ос и п. Да, порядок любит. Уж ему чтобы все было в исправности. Гор о д ин*ч и и, Л мне очень нравится твое лицо. Друг, ты должен быть хороший человек. Ну. что... 1 Р.н-иаан С:н;шЮ1{) лиусмыслешн^гь^ вшйек. 311 Анна Андреевна. Послушай, Осин, и как барин твой там, в мундире ходит?.-. Городничий. Полно вам, право, трещотки какие! Здесь нужная вещь. Дело идет о жизни человека... (К Осипу,) И у что, друг, право, мне ты оче’нь нравишься. В дороге не мешает, знаешь, чайку выпить лишний стаканчик; оно теперь холодновато. Так вот тебе пара целковиков ня чай. Осип {принимая деньги). А покорнейше блцродарю, сударь! Дай вам Бог всякого здоровья; бедный человек, помогли ему. Г о р о д н т-г ч к й, Хорошо, хорошо, я и вам рад, А что, друг... Анна Л п д р е е в н а. Прел ушан, Осин, а как ис глаза больше всего нравятся твоему барину?.. М а р ь я Антоновна. Осип, душенька! какой миленький носик у твоего барина! Городничий. Да постойте, дайте мне! (К Осипу.) А что, друг, скажи, пожалуйста: на что больше барин твой обращает внимание, то есть что ему в дороге больше нравится? Осип. Любит он, но рассмотрению, что как придется. Больше всего любит, чтобы его приняли хорошо, угощение чтоб было хорошее. !' о р о д н и ч и й. Хорошее? Осп п. Да, хорошее. Вот уж на что я, крепостной человек, но и то смотрит, чтобы и мне было хорошо. Ей-богу! бывало, заедем куда-нибудь: «Что, Осип, хорошо тебя угостили?» — «Плохо, наше высокоблагородие!» — «Б, говорит, это, Осип, нехороший хозяин. Ты, говорит, напомни мне, как приеду». — «А, — думаю себе (махнув рукою), — Бог с ним! я человек простой». Городничий. Хорошо, хорошо, п дело ты говбфишь. Там и тебе дал на чай, так вот еще сверх того на баранки. Осип, За что жалуете, ваше высокоблагородие? (11ря чет деньги,) Разве уж выпью ая ваше здоровье, Анна Андреевна. Приходи, Осип, ко мне, тоже получишь, Марья Антоновна. Осип, душенька, поцелуй своего барина! 312 Слышен из другой комнаты небольшой кашель Хлестакова, Городничий. Чш! (Поднимаете!i ни цыпочки; вся фцена вполголоса.) Боже вас сохрани шуметь! идите себе! ПОЛНО уж НИМ... Анна Андреевна. Пойдем, Машенька! Я тебе скажу. что я заметила у гостя такое, что тгам вдвоем только можно сказать. Г о р о д и о ч и й. О, уж там наговорят! Я думаю, поди ['олысо да послушай! п уши потом заткнешь. (Обращаясь к Осипу О Ну, друт... Я В Л Е IT И Е XT Те же. Держиморда н Свнстунпв, Городничий. Чш! экие косолапые медведи - стучат сапогами! Так и валится, как будто сорок нуд сбрасывает кто-нибудь с телеги! Где вас черт таскает? Держиморда. Был по приказанию... Городничий. Чш! (Закрывает ему рот.) Эк как каркнула ворона! (Дразнй'т его.) Был по приказанию! Как JS3 бочки, так рычит! (К Осипу.) Ну, друг, ты ступай, приготовляй там, что нужно для барина;' Все, что ни есть в доме, требуй. Осин уходит. А вы - стоять на крыльце, и пи с места! И никого не впускать в дом стороннего, особенно купцов! Если хоть одного из них впустите, то... Только увидите, иго идет кто-нибудь с просьбою, а хоть п но с просьбою. да похож НА такого человека, что хочет подать на меня просьбу, взашей так прямо и толкайте! так его! хорошенько! (ПокаПутает нагою.) Слышите? Чш... Чш.,. (Уходит на цыпочках вслед за кварт альньши.) ДЕЙСТВИЕ ЧЕТВЕРТОЕ Та же комната в доме городничего, ЯВЛЕНИЕ 1 Входят осторожно, почти на цыпочках: Аммос Федор о в и ч, Артемий Ф ил п а п одич, почт мяй с т ер, Лука Лукич, Доб ч п н с к и н и В о и ч л и с к гг ii, в полном параде и мундирах. Боя сцена происходит вполголоса, Анмос Федорпн и ч (cmроит всех пилукружием). Ради Бога, господа, скорее и кружок, да побольше иоряд- ---------------- ------- -------313 ку! Бог с ним: и во дворец ездит, и государственный совет распекает! Стройтесь! На военную ногу, непременно на военную ногу! Вы, Петр Иванович, забегите с этой стороны, а вы, Петр Иванович, станьте вот тут. Оба Петра Ивановича забегают на цыпочках. Артемий Филиппович. Воля ваша, Аммос Федорович, нам нужно бы кое-что предпринять. Аммос Федорович. А что именно? А р т е м и й Филиппов и ч. Ну, известно что. Аммос Федорович. Подсунуть? Артемий Филиппович. Ну да, хоть и подсунуть. Аммос Федорович. Опасно, черт возьми, раскричится: государственный человек. А разве в виде прино-шенья со стороны дворянства на какой-нибудь памятник? Почтмейстер. Или же: «вот, мол, пришли по почте деньги, неизвестно кому принадлежащие». Артемий Филиппович. Смотрите, чтоб он вас но почте не отправил куда-нибудь подальше. Слушайте: эти дела не так делаются в благоустроенном государстве. Зачем нас здесь целый эскадрон? Представляться нужно поодиночке, да между четырех глаз и того... как там следует — чтобы и уши не слыхали! Вот как в обществе благоустроенном делается! Ну вот вы, Аммос Федорович, первый и начните. Аммос Ф е д о р о в и ч. Так лучше ж вы: в вашем заведении высокий посетитель вкусил хлеба. Артемий Филиппович. Так уж лучше Луке Лукичу, как просветителю юношества. Лука Лукич. Не могу, не могу, господа! Я, признаюсь, так воспитан, что, заговори со мною одним чином кто-нибудь повыше, у меня просто и души нет, и язык, как в грязь, завязнул. Нет, господа, увольте, право, увольте! Артемий Филиппович. Да, Аммос Федорович, кроме вас, некому. У вас что ни слово, то Цицерон с языка слетел. Аммос Федорович. Что вы! что вы: Цицерон! Смотрите, что выдумали! Что иной раз увлечешься, говоря о домашней своре или гончей ищейке... 314 . . —----- - Все (пристают к нему). Нет, вы не только о собаках, вы и о столпотворении1... Нет, Аммос Федорович, не оставляйте нас, будьте отцом нашим!.. Нет, Амг^эс Федорович! Амыос Федорович. Отвяжитесь, господа! |1 атп время сльштеьт шаги и откашливание п комнате Хлестакова. Все спешат наперерыв к дверям, толпятел и стараются выйти, ’IT о происходит нс бел того, чтобы не притиснули кое-кого, Р и вдаются п пол голоса восклицания: Голос Б о б ч и н с к о г о. Ой! Пстр Иванович! Петр Иванович! наступили на ногу! Голое Ярмляники. Отпустите, господа, хоть душу на покаяние совсем прижали! Выхватываются несколько восклицаний *зй! ай!*, ял конец псе выпираются, и комната остается пуста, ЯШИН И Е II Хлестаков один, выходит с заспанными глазами. Я, кажется, всхрапнул порядком. Откуда они набрали таких тюфяков и перин? даже вспотел. Кажется, они вчера мне подсунули чего-то за завтраком: в голове до сих пор стучит. Здесь, как я вижу, можно с прнятностню проводить время. Я люблю радушие, и мне, признаюсь, болы га: и раин тс л, если мне угождают от чистого сердца, а не то чтобы из интерегя. А дочка городничего очень недурна, да и матушка такая, что еще можно бы... Нет, я не знаю, я мне, Право, ловится такая жизнь, явлении: тп Хлестаков п А м м о о Федорович. А м м о с, Федорович (входя и останавливаясь, про себя). Боже, Боже! вынеси благополучно! так пот коленки и ломает. (Вслух, вытянувшись и придерживая рукою шпагу.) Имею честь предетявиться: судья здешнего уездного суда, коллежский асессор Ляпкип-Тяпкип, Хлестаков. Прошу садиться. Так пы здесь судья? J Столпотворение — смешение языков, происшедшее, ни СнОлвё (разы предстали, с жителями Вавилона р ндкапрнсте ай те. что пил пытались построите, блшпю до неба. —------- _ -----------------------375 А май ос Федоров н ч, С восемьсот шестнадцатого был избран на трехлетие по воле дворянства и продолжал должность до сего времени. Хлестаков. А выгодно, однако же, быть судьею? Амиос Ф е д о р о в и ч. За три трех лети л представлен к Владимиру четвертой степени с одобрения со стёроны начальства, {В стпорЩ^щ. А деньги в кулаке, да кулак-то весь в огне. X л о с т а к о в. А мне нравится Владимир. Вот Анна третьей степени1 уже не так. Л м м о с Федоравнч (высовывая пон ем но г у вперед сжатый кулсШ В сторону). Господи Гоже! не знаю, где сижу. Точно горячие угли под тобою. Хлестаков. Что это у вас в руке? Аммос Федорович (потерявшись и роняя на поя ассигнации ), Нпчего-с. Хлестаков, Как ничего? Я вижу, деньги упали. Аммос Федорович (дрожа, всем телом), Ни как нет-к. (В Сторону) О Боже! вот уж я и под судом! и те л еж-ivy подвезли схватить меня! Хлестаков (подымая). Да. ото деньги. Аммос Федоров и ч (в сторону). Ну, все копчено 5— пропал! Пропал! Хлестаков. Знаете ли что? дайте их мне взаймы. Аммос Федорович (поспешно). Как же-с, как жс-е... с большим удовольствием, (В сторону,) Ну, смелее, смелее*] Вывози, Пресвятая Матерь! Хлестаков. Я, знаете, в дороге издержался: то да со... Впрочем, я нам из деревни сейчас их пришлю. Аммос Федорович, Помилуйте! как можно! и без того -что такая честь... Конечно, слабыми моими силами, рпением и усердием к начальству... постараюсь заслужить,.. (Праподымается со стула, вытянувшись и руна по швам..) По смею более беспокоить своим присутствием. По будет ли какого приказанья? Хлестаков, Какого приказанья? Аммос Федорович. Я разумею, не дадите ли какого приказанья здешнему уездному суду? Анна tnpdmseU степени - шзшия степень ордена Святой Анны, Орден Владимира четвертой степени был значительно лышр ирдена Анны третьей степени. Хлестаков. Зачем же? Ведь мне никакой нет теперь в нем надобности: нет, ничего. Покорнейше благодарю, Аммос Федорович (рас к л и ни оаясь и г/ходя, в cm о-рону). Ну, город наш! Хлестаков (по уходе его). Судья хороший человек! ЯВЛЕНИЕ IV Хлестаков и почтмейстер, входит вытянувшись, в мундире, придержи ван шпагу. Почтмейстер. Имею честь пр еде таи] гг вся: почтмейстер, надворный советник- Шпскить Хлестаков. А. милости просим! Я Очень люблю приятное общество. Садитесь. Ведь вы здесь всегда живете? П о ч т м с й с г е р, Так точно-с. Хлестаков. А мне нравится здешний городок. Конечно, не так многолюдно ну что Ы Ведь это не столица, Не правда ли, ведь это не столица? Почтмейстер. Совершенна а правда. Хлестаков. Ведь это только в столице бонтон^ и нет провинциальных гусей. Как ваше мнение, не так ли? П о чтм ей от ер. Так точно-с. (В сторону.) Дон, однако ж, ничуть не горд: обо всем расспрашивает. Хлестаков. А ведь, однако ж, признайтесь, ведь и в маленьком городке можно прожить счастливо? Почтмейстер, Так точно-с. Хлестаков. По моему мнению, что нужно? Нужно только, чтобы тебя уважали, любили искренно, — нс правда ли? Почтмейстер. Совершен но йсфаведлкво, X л с с т а к о в. Я, признаюсь, рад, что вы одного мнения со мною. Меня, конечно, назовут странным, но уж у меня такой характер. (Глядя в глала ему, говорит про себя.) А попрошу-ка я у этого почтмейстера взаймы. (Вслух,) Какой странный со мной случай: в дороге совершенно издержался. Не можете ли вы мне дать триста рублей наанмы? Почтмейстер. Почему же? почту за величайшее счастье. Вот-с, извольте. От души готов служить. 1 2 1 НарёррНый спеет пи к — гражданский чин VII класса, 2 Хориший тот?, |веетская учтивость (ч* фр, Ъпп ton). --------------- ------- ------------------ --------------- 317 Хлестаков. Очень благодарен t А я, признаюсь, смерть не люблю отказывать себе в дороге, да и к чему? Не так ли? Почт -ч о и с т е Так точно-с. (Встает, вытягивается и придерживает шпагу.) Не смею долее беспокоить своим присутствием... Не будет ли какого замечания по части почтового управления? Хлестаков. Нет, ничего. Почтмейстер раскланивается и уходит, (Раскуривая сигарку.) Почтмейстер, мне кажется, тоже очень хороший человек; по крайней мере, услужлив. Я люблю таких людей. ЯВЛЕНИЕ V Хлестаков и Лука Лукич, который почти выталкивается из дверей. Сзади его слышен голос почти вслух: «Чего робеешь?» Лука Лукич { вытягиЩкясъ нс бел трепета и придерживал шпагу). Имею честь представиться: смотритель училищ, титулярный советник1 Хлопов. Хлестаков. А, милости просим! Садитесь, садитесь! Не хотите ли сигарку? (Подает ему сигару.) Лука Лукич (про себя, в нерешимости). Бот тебе рад! Уж этого я никак не предполагал. Брать или не брать? Хлестаков. Возьмите, возьмите; это порядочная сигарка. Конечно, не то, что в Петербурге. Там, батюшка, я куривал еигарочки по двадцати пяти рублей сотенка, — просто ручки себе потом поцелуешь, как выкуришь. Вот огонь, закурите. (Подает ему свечу,) Лука Лукич пробует закурить и весь дрожит. Да не с того конца! Лука Лукич (от испуга выронил сигару, плюнул и, махнув рукою, про себя). Черт побери псе! сгубила проклятая робость! Хлестано в. Вы, как я нижу, нс охотник до сигарок. Л я признаюсь: это моя слабость. Вот еще насчет жен скоса полу, никак не моту быть равнодушен. Как вы? Какие вам больше правятся, брюнетки или блондинки? Лука Лукич находится в совершенном недоумении, что сказать. Нет, скажите откровенно, брюнетки пли блондинки? Титулхрпыи row т них — гражданский чип IX класса. ] Лука Лукич. Не смею знать. Хлестаков. Нет, нет, нс отговаривайтесь. Мне хочется узнать непременно ваш вкус, Л у к а Л у кич, фсмелюсь доложить... (В сторону.) Ну я сям не у паю, что говорю! Хлестаков. А! п! нс хотите сказать. Верно, уж какая-нибудь брюнетка сделала вам маленькую загвоздочку. Признайтесь, с дел я л а V Лука Лукич молчит. А! а! покраснели - видите! видите! Отчего ж вы не говорите? Лука Лукич. Оробел, ваше бла... пресс,,. снят,,. (В сторон;/-) Продал проклятый язык! продал! Хлестаков. Оробели? А а моих глазах, точно, есть что-то такое, что внушает робость. По крайней море, я знаю, что ни одна жен i дин а не может их выдержать, не так ли? Лука Лукич, Та к тпч но-с. X л вс та к о в. Вот со мной престранный случай: в дороге совсем издержался. Не можете ли вы мне дать триста рублей взаймы? Лука Лукич (хватаясь .ш карманы, про себя). Вот тс штука, если нес? Есть, есть! ((Вынимает и подаст, дрожа, ассигнации.) X л останов. Покорнейше благодарю. Лука ЛукЕгч (вытягиваясь и придерживая шпагу). Ие смею долее беспокоить присутствием... Хлестаков. Прощайте. Лука Лукич (летит вон почти бегом и говорит в сторону). Ну, слава Богу! авось не заглянет в классы! ЯВЛЕНИЕ VI Хлестаков и Артемий Фи.пшпо^ич, вытянувшись и придя ратин ал шпагу. Ар т е м н и Ф п л и п п о в и ч. Имею честь представать; ся: попечитель богоугодных за веден пй надворный советник Земляника. Хлестаков. Здравствуйте, щхину покорно садиться. Артемий Филиппович. Имел честь сопровождать вас н принимать лично во вверенных моему смотрению богоугодных заведениях. ---------319 К. R, Гоголь. «Ревизор». Хлестаков берет ден ьш у Х.топова. Худ. А. К и а с щ а и т и н она к и Щ 1951 Хлестакан, Л, да, помню. Вы очень хорошо угостили 3 ВЕТрЯКОМ, Артемий Филиппович. Рал стараться на службу отечеству. Хлестаков. Я — признаюсь ото моя слабость — люблю хорошую кухню. Скажите, пожалуйста, мне кажется, как будто бы вчера вы были немножко ниже ростом, не правда ли? Артем н п Филип п о в и ч. Очень может быть. (Помолчим.) Могу сказать, что не жалею ничего и ревностно исполняю службу. (Придвигается ближе г своим стулом и говорит вполголоса*) Вот здешний почтмейстер совершенно ничего но делает: все дела в большом запущении, посылки задерживаются... изволтл-е сами нарочно разыскать. Судья тоже, который только что был перед моим приходом, ездит только за зайцами, в присутственных местях держит собак и поведения, — если признаться перед вами, ■■ конечно, для пользы отечестве! я должен ото сде- 320 ------- ------:_______________________________ латв> хотя он мне родня и приятель, поведения самого предосудительного. Здесь есть один помещик, Добнинский, которого вы изволили видеть, и как только этот Дой-ч н нс к ин куда-нибудь выйдет из дому, то он там уж и сидит у жены его, я присягнуть готов... и нарочно посмотрите нл детей: ни одно из них нс похоже па Добнинского; чо все, даже девочка маленькая. Как вылитый судья, Хлес т а ков. Скажите, пожалуйста! а я никак этого нс думал. Артемии Филиппе в и ч. Вот и смотритель здешнего училища. Я по знаю, как могло начальство поверить ему такую должность. Он хуже, чем якобинец1, и такие внушает юношеству неблагонамеренные правила, что даже выразить трудно. Не прикажете ли, я все это изложу лучше на бумаге'? Хлестаков. Хорошо, хоть на бумаге. Мне очень будет приятно. Я, знаете, атак люблю в скучное время прочесть что-л I:будь забавное... Как ваша фамилии? Я все позабываю. Л [II' ■ м н й Фи. I. и п; и о в и ч. Земляника. Хлестаков. А, да! Земляника. 11 что же, скажите, пожалуйста, есть у вас детки? Л р т с м и й Ф и лип п о а и ч. Как же-с! пятеро; двое уже взрослых* X л е с т а к о в. Скажите, взрослых! А как они... как они того?.. А р т е м п й Филиппов и ч. То есть не изволите ли вы спрашивать, как их зовут? Хлестаков. Да. как их зовут? А р т е м и и Филиппович. Николай, 1 [ван, Елизавета, Марья и Перелету я. Хлеста ecu п. Это хорошо. Ар те м и и Фи л ни п о в и ч. Нс смея иесмикоитт. своим присутствием, отнимала, времени, определенного ня священные обязанности... {Раскланивается, с jtieM чтобы, уйти.) Хлестаков (провожая). Нет, ничего. Это все смешно, что вы говорили. Пожалуйста, и в другое тоже время.,. 1 ЯкЩйнец - ренолнщиййер Великой французской буржуй- кой |№№ люции XVIII иска; juccl.: но. jl но думе а, политически неблагонадежный че.-ткек. ____________________ __________321 я ото очень люблю. {Возвращается и. отворивши дверь, кричит вслед ему.) Эй вы! как вас! я все позабываю, как ваше и зил п отчество. Артем и п Ф ил н пповнч. Артемий Филиппович. Хлестаков. Еде лайте мтг л ость, Артемий Филиппович, со мной странный случай: в дороге совершенно подержался. Нет ли у вас денег взаймы рублей четыреста? Артемий Филиппович, Есть. Хлес таков. Скажите, как кстати. Покорнейше вас благодарю. ЯВЛЕНИЕ VII Хлестаков, Бойчштский и Добчлнси nil. Во б ни н'Щйй, Имею честь пре д ста а и т t -ся: житель здешне[*о города, Петр Иванов сын Кобчинекнй. Д об ч п и с к и й. Помещик Петр Иванов сын Добчин-ский. X л [? с т а к о в. А, да я уж вас видел. Вы, кажется, тогда упали; что, как ваш нос? В о б ч и н с к и и. Слава Богу! Не йзвольте беспокоиться: присох, теперь совсем ирисок, Хлестаков, Хорошо, что ирисок. Я рад... (Вдруг и отрывисто.) Денег пет у вас? Бобчииокпн. Денег? как денег? Хлестаков. Взаймы рублей тысячу. Бобке некий. Такой суммы, ей-богу, нет, А нет ли у вас, Петр Иванович? Дсрчинский. При мне-е пе имеется, потому что деньги мон, если изволите ззшть, положены в приказ общественного призрения1. X л е с т а к о в. Да, ну если тысячи ист, так рублей сто. Б о б ч п и с к и Н (шаря в карманах). У вас, Петр Иванович, нот ста рублей? У меня всего сорок аеепгншшнми. Д о б ч J! н с к и ft (смотря в бумажник). Двадцать пять рублей всего. Боб чипе к и й. Да вы поищите-ка получше, Петр Иванович! У нас там, я знаю, в кармаие-то е правой етаршгы прореха, так а прореху-то, верно, как-нибудь запали. 71 о б ч и п с к и й. Нет, право, и в прорехе tier. 1 Приказ пОщсствеииол} призрения — учреждение, ведяшпеё бп.^ыги-UfiMii, приютами, л тпкже прпплппдшипсе некоторые д^неаЩЗда операции. 322 Хлестаков, Ну все равно... Я ведь только так. Хорошо, пусть будет шестьдесят пять рублей... это все равно. (Принимает деньги.^ Д о б ч н н с к п й. Я осмеливаюсь попросить вас относительно одного очень тонкого обстоятельства. Хлестаков, А что это? Д о б ч и и с к и и. Дело очень тонкого свойства-с: старшин-то сын мой, неволите видеть, рож дсп мною еще до брака.,. Хлестаков. Да? Д об чине к ий. То есть оно так только говорится, а рожден мною так совершенно, как бы и и браке, и все это, как еледует, я завершил потом законны ми-с у вами оупру-жестна-с. Так я, изволите видеть, хочу, чтобы он теперь уже был совсем, то есть, законным моим сыном-с и; назывался бы так. как я: Добчпнский-с, Хлестаков, Хорошо, пусть называется! Это можно: Добнинский. Я бы Ei не беспокоил вас, да жаль насчет способностей. Мальчишка-то атакой... большие надежды подаст: наизусть стихи разные расскажет и, если где попадет ножик, сейчас сделает маленькие дрожечкн так искусно, как фок ус инк-с. Вот и Петр Иванович знает. Бобчинский. Да, большие способности имеет. Хлестаков. Хорошо, хорошо: я об этом постараюсь, я буду говорить,., я надеюсь... асе это будет сделано, да, да.., (Обращаясь к Вобчинекому.) Не етмсстс ли вы чего- пи будь сказать мне? Бобчинский. Хак же, имею очень нижайшую просьбу. X л е с т а к о в. А что, о чем? Бобчинский. Я прошу вас покорнейше, к&К поедете в Петербург, скажите всем там вельможам разным: сенаторам1 и адмиралам, что нот, ваше сиятельство или превосходительство, живет в таком-то городе Петр Иванович Бобин иски й. Так и скажите: живет Петр Иванович Бобчинский. Хлестаков. Очень хороши - Бобчинский, Да если этак ее государю придется, то скажите и государю, что вот, мол, ваше императорское ве- ■ Се mi тор - чл*!и Cenfl№ij высшего суд^йВ-зймгшпстратгпшагФ органа цпрсиоч Рсчхт-ш- 323 /I l j 1 i ec г в о, в таком-то города живет Негр Иванович Бобчны- CKira. Хлестаков. ОчеЕгь хорошо. Д о б ч и н с к и й„ Извините, что так утрудили вас своим присутствием. Бb6’шнский. Извините, что так утрудили вас своим присутствием. Хлестаков. Ничего, ничего! Мне очень приятно. (Выпроваживает их.) ЯВЛЕНИЕ VIE Хлестаков один. Здесь много чиновников. Мне кажется, однако ж, они меня принимают за государственного человека. Верно, я вчера им подпустил пыли. Экое дурачье! Напишу -на я обо всем в Петербург к Тряличкину. Он пописывает ст&гейки, пусть-ка он ик общелкает хорошенько. Эи, Осип, подан мне бумагу и черни л ы! О с ч [[ выглянул пл дверей, пршпшееиш: «Сейчас*, А уж Тряпичкиыу, точно, если кто попадет на зубок, берегись; отца родного не пощадит для словца, и деньгу тоже любит. Впрочем, чиновники эти добрые люди: это с их стороны хорошая черта, что они мне дали взаймы. Пересмотрю нарочно, сколько у меня денег. Это от судьи триста. Это от почтмейстера триста, шестьсот, семьсот, восемьсот, какая замасленная бумажка! Восемьсот, девятьсот!.. Ого! за тысячу перевалило... Ну-ка, теперь, капитан, ну-ка, попадись-ка ты мне теперь! Посмотрим, кто кого! ЯВЛЕНИЕ IX Хлестаков и Осип с чернилами и бумагою. Хлестаков. Ну что, видишь, дурак, как меня угощают и принимают? (Начинает писать.) Осип. Да, славя Богу! Только знаете что, Иван Александрович? . Хлестаков (пишет). А что? Оси и, Уезжайте отсюда! Ей-богу, уже пора, Хлестаков (пишет). Бот вздор! Зачем? Ос ил. Да так. Бог с ними со всеми! 11огуляли здесь два денька, ну — и довольно. Что с ними долго связываться? Плюньте на них! не ровен час, какой-нибудь другой ня- 324 е д ет... ёй-боЩ И вал Александрович! А лошади тут славные — так бы закати^!.. Хлестаков (пишет ). Нет, мне еще хочется пожить здесь. Пусть завтра. Осло, Да что завтра! Ей-богу, поедом, Иван Александрович! Оно хоть и большая честь нам. да все, в на сто, лучше уехать скорее: ведь вас. право, за кого-то другого приняли... И батюшка будет гневаться, что тик замешкались. Так бы, право, закатили славно! А лошадей бы важных здесь дали. Хлестаков (пишет). Ну хорошо. Отнеси только наперед это письмо; пожалуй, вместе и подорожную возьми. Да зато, смотри, чтобы лошади хорошие были! Ямщикам скажи, что я пуду давать па целковому; чтобы так, как фельдъегеря1, катили к песни бы!рели!.. (Продолжает пи-дать\) Воображаю, Тряплчкпн умрет со смеху,® Осп и. Я, сударь, отправлю его с человеком здешним, а сам лучше буду укладываться, чтобы не прошло понапрасну время. Хлестаков /■пишет). Хорошо. Принеси только свечу. Осип (еыху&ит и говорит .за сценой}, Эп. послушай, брат! Отнесешь письмо на почту, и скажи почтмейстеру, чтоб он принял без денег, да скажи, чтоб сейчас привели к барину самую лучшую тройку,- курьерскую; а прогону, скажи, барин не плотит: прогон, мол. скажи, казенный. Да чтоб нее живее, а не то, мол, барии сердится. Стой, еще письмо не готово, Хлестаков (продолжает писать). Любопытно знать, где он теперь живет в Почтамтской или Гороховой? Он ведь тоже любит часто переезжать с. квартиры и недоплачивать. Напишу наудалую в Почтамтскую. (Свертывает и надписывает.) Осип приносит свечу. Хлестаков печатает. В ото время слышен голос Держиморды: < Куда лезешь, борода? Говорят тепе, никого не педеио пускать*. (Дает Осипа письмо,,) На, отнеси. Голоса купцов. Допустите, батюшка! Вы не можете не допустить; мы за делом пришли. 1 ФёлыЗъёгсрь — и ришт; льет ценный п.-ш еорнш.щ курьер; 325 Голос Держиморды. Пошел, пошел! Не принимает, спит. Шум увеличивается. Хлестаков. Что там такое, Осип? Посмотри, что за шум. Осип (глядя в окно). Купцы какие-то хотят войти, да не допускает квартальный. Машут бумагами: верно, вас хотят видеть. X л е с т а ков (подходя к окну). А что вы, любезные? Голоса купцов. К твоей милости прибегаем. Прикажите, государь, просьбу принять. Хлестаков. Впустите их. впустите! пусть идут. Осип, скажи им: пусть идут. Осип уходит. (Принимает из окна просьбы, развертывает одну из них и читает.) «Его высокоблагородпому Светлости Господину Финансову от купца Абдулина...» Черт знает что: и чина такого нет! ЯВЛЕНИЕ х Хлестаков и купцы с кузовом вина и сахарными головами. Хлестаков. А что вы, любезные? Купцы. Челом бьем вашей милости. Хлестаков. А что вам угодно? Купцы. Не погуби, государь! Обижательство терпим совсем понапрасну. Хлестаков. От кого? Один из купцов. Да все от городничего здешнего. Такого городничего никогда еще, государь, не было. Такие обиды чинит, что описать нельзя. Постоем1 совсем заморил, хоть в петлю полезай. Не по поступкам поступает. Схватит за бороду, говорит: «Ах ты, татарин!» Ей-богу! Если бы, то есть, чем-нибудь не уважили его, а то мы уж порядок всегда исполняем: что следует на платья супружнице его и дочке — мы против этого не стоим. Нет, вишь ты, ему всего мало. Ей-ей! придет в лавку и, что ни попадет, все берет. Сукна увидит штуку, говорит: «Э, милый, это хорошее суконце: снеси-ка его ко мне». Ну и несешь, а в штуке-то будет без мала аршин пятьдесят. 1 Постой — расквартирование военнослужащих в частных ломах. 326 Хлестаков. Неужели? Лх, какой же он мошенник! Купцы. Ей-богу! такого никто не запомнит городничего, Так вое п припрятываешь в лавке, когда его завидишь. То есть, не то уж говоря, чтоб какую деликатность, всякую дрянь берет: чернослив такой, что лет уже по семи лежит в бочке, что у меня сиделец1 не будет сеть, а он целую горсть туда запустит. Именины его бывают на Антона, и уж, кажись, всего нанесешь, ни в чем не нуждается. Нет, ему еще подавай; говорит, и на О и уф рил его именины, '-1то делать? и на Онуфрия несешь. Хлестаков. Да это просто разбойник! Купцы. Ей-ей. А попробуй прекословить, наведет к тебе в дом целый полк на постой, А если что. велит запереть двери. *Я тебя, говорит, не буду, говорит, подвергать телесному наказанию или пыткой пытать — это, говорит, запрещено законом, а вот ты у меня, любезный, гюошь селедки! * Хлестаков. Ах, какой мошенник! Да за это просто е Сибирь, Купцы. Да уж куда милость твоя ни а а про вади т его вес будет хорошо, лишь бы, то есть, от нас подальше. Не побрезгай, отец каш, хлебом и солью. Кланяемся тебе сахарном и кузовком вина. Хлеста ков. Нет, вы этого по думайте: я не беру совеем никаких взяток. Вот если бы вы, например, предложили мне is займы рублей триста. — ну тогда совсем другое дело: взаймы я могу ваять, Купцы. Изволь, отеи наш! ( Вынимаюгй деньги.) Да что триста! уж лучше пятьсот возьми, помоги только. Хлестаков, Извольте — взаймы я ни слова: я возьму. Купцы {подносят (ф,у на серебряном подносе деньги Л Уж, пожалуйста, и подносик вместе возьмите. Хлестаков. Ну и под носик можно. Купцы (кланяясь# Так уж возьмите одним ралом и еахарцу. Хлестаков. О наг: я взяток никаких... Осип. Ваше высокоблагородие! зачем вы не берете? Возьмите! в дороге все пригодится- Дакай еюцы головы и кулек! Давай все, все пойдет впрок. Что там? ■ Сиделец (устар.) приказчик в магазине, лавке. --------------- --------------- ----------------™ 327 веревочка! давай и веревочку! — и вереночка в дороге пригодится: го ложка обломается или что другое, подвЯ зать можно. Купцы. Так уж сделайте такую милость, ваше сиятельство] Если уже вы, го есть, не поможете в пашей просьбе, то уж не внаем, как и быть: просто хоте, в петлю полезай. Хлестаков, Непременно, непременно! Я постараюсь. Купцы ухолят. Слышен голос женщины: о Нет, ты не смеешь не допустить меин! Я на тебя нажалуюсь ему самому. Ты не толкайся так больно!» Кто там? (Подходит к окну.) Л, что ты, матушка? Г о л о с п двух ж с j I I! 1,11 п. Милости твоей, отец, прошу! Повели, государь, выслушать! Хлестаков (в окно). Пропустить ее. ЯВЛЕНИЕ XI Хлестаков, сдвсарша л унтер-офицерша, С л® с арш а (кланяясь в ноги ). Милости прошу... У итрр-офицерша. Милости прошу,. - Хлестаков, Да что вы за женщины? У н те Й5- о ф и ц е р hi а. Унтер-офицерская жена Иванова. С л есарша. Слесари (а, здешняя мешанка, Февронья Петровка ГГошлепкиоа, отец мой... Хлестаков. Стой, говори прежде одна. Что тебе нужно? Слесартпа, Милости прошу, на городничего челом бью1 Пошли ему Бог всякое ало! Чтоб ни детям его, ни ему, мошеннику, нп длденш, ни теткам его ни в чем никакого прибытку не было! Хлестаков. А что? Слеспрша. Дп муж у-то моему приказал забрить лоб е солдаты1, и очередь-то на нас не припадала, мошенник такой! да ts по закону нельзя: он женатый, Хлестаков. Как же он мог это сделать? ‘ Забрить лоО в солдаты — г лить н кчлдяты. 32S Слесарша. Сделал, мошенник, сделал; побей Бог его и на том и на ртом свете! Чтобы ему, если и тетка есть, то и тетке всякая пакость, и отец если жив у нет, го чтоб и он, каналья, околел или поперхнулся навеки, мошенник такой! Следовало ваять сына портного, он же пьяшошка был, да родители богатый подарок дали, так он и прнсыкиулея к свгну купчихи Пантелеевой, а Пантелеева тоже подослали к супруге полотна три штуки; так он ко мне. <Л1а что, говорит, тебе муж, он уж тебе нс годитсяДа я-то знаю: годится или не годится, ото мое дело, мошенник такой! «Он, говорит, вор; хоть он теперь и не украл, да нее равно, говорит, он украдет, его и без того на следующий год возьмут в рекруты*. Да мне-то какова бел мужа, мошенник такой! Я слабый человек, подлец ты такой! чтобы веси родне твоей нс довелось видеть света Божьего! А если есть теща, то чтоб и теще... Хлестаков, Хорошо, хорошо. Иу, а ты? (В},трова-живает старуху.) Слее арша (ухадЩ). Не забудь, отец наш! Будь милостив! Унтер-офицерша. На городничего, батюшка, пришла. .. Хлестаков, Ну, да что, зачем? говори в коротких слонах. Унтер-офицерши. Высек, батюшка! Хлеста кон. Как? Унтер-офицерша. По ошибке, отец мой! Бабы-то наши задрались па рынке, а полиция не подоспела, да и схвати меня. Да гак от рапортовал ег: два дни сидеть пе могла. Хлестаков. Так что ж теперь дел ять 7 Унтер-офицерши. Да делать-то, конечно, нечего. А за ошибку-то повели ему заплатить штрафт. Мне от твоего счастья неча отказываться, а деньги бы мне теперь очень пригодились, Хлестаков, Хорошо, хорошо! Ступайте, ступайте! я распоряжусь, Б окно высовываются руки С просьбами. Да кто там еще! (Подходит к окну.) Не хочу, не хочу! не нужно, не нужно! (Отходя. / Надоели, черт возьми! нс впускай, Осип! 329 Ос ii и Щричит й пкно). Пошли, пошли! Нс зремя, завтра приходите! Дпсрь отворяется, п выставляется какая-то фигура по фризовой1 ШТШЛЛ1Т, с непритою бородою. разду тою губою и перёаиэ&нтющ щекою; зз ней в перспективе показывается несколько других. Пошел, пошел! чего лезешь';’ (Щгирастся перЩму рунами в брюха а выпирается вместе с ним в прихожую, захлопнув ли собою даерь.) ЯВЛЕНИЕ XII Хлестаков и Марья Лптоповнп, Мпр ья Антоновна. Ах! Хлестаков. Отчего вы так испугались, сударыня? Марья Антоновна, Нот, я пс испугалась. Хлестаков (рисуется^. Помилуйте, сударыня, мне очень приятно, что вы меня приняли за такого человека, который... Осмелюсь ли спросить вас; куда вы намерены были идти? М ар ь я Антоновна. Право, я никуда но шла. Хлестаков, Отчего же, например, вы никуда не шли? Марья Антоновна. Я думала, нс здесь ли маменька... Хлестаков. Нет, мне хотелось бы знать, отчего вы никуда пс шли? Марья Антоновна. Я вам помешала. Вы занимались важными делами. Хлестаков (рисуется). А ваши глаза лучше, нежели важные дела... Вы никак не можете мне помешать; никаким образом не можете; напротив того, вы можете причесть удовольствие. М я р в я А н т опои и а. Вы говорите по-столичному, Хлестаков. Для такой прекрасной особы, как вы. Осмелюсь ли быть так счастлив, чтобы предложить вам стул? По пот, нам должно но стул, а трон. Марья Антоновна, Право, я не знаю... мне так нужно было идти. (Села.) X л е г,та к о л. Какой у вас прекрасный платочек! 1 Фриз — J'fJJItTKH, груйяя ТТСЧИ&, 330 Марья Антоновна. Вы насмешники, лишь бы только посмеяться над провинциальными, Хлестаков. Как бы я желал, сударыня, быть вашим платочком, чтобы обнимать щшу л [тленную шейку. Марья Антонов н а, Я совсем но понимаю, о чем вы говорите: какой-то платочек... Сегодня какая странная погода! X л сота к он. А ваши губки, сударыня, лучше, псжсли всякая погода. Марья Антоновна, Вы все ада кое говорите... Я бы зас попросила, чтоб вы мне написали лучше на память какие-нибудь стишки в альбом. Вы, верно, их знаете много. X л е с т а к о в. Для вас, сударыня, все, что котите. Тре-Оуйте, какие стихи вам. Марья Антоновна, Какие-нибудь ада кие — хорошие, новые, Хлестаков. Да что стихи! я много их знаю. Марья Антоновна. Ну скажите же, какие же вы мне напишете? Хлестаков. Да к чему же говорить? я и без того их знаю. Марья Антоновна, Я очень люблю нх... Хлестаков, Да у меня много их всяких. Ну, пожалуй, и вам хоть это: *0 ты, что в горести напрасно ча Богд ропщешь, человек!.,*1 Ну и другие,„ теперь не могу припомнить; впрочем, это все ничего. Я вам лучше вместо итого представлю мою любовь, которая от вашего взгляда... (Придвигая стул.) Марья Лито я они а. Любовь! Я не понимаю любовь.., к никогда не знала, что га любовь... (иШдвигавт стул.) Хлестаков, Отчего ж вы отдвитаете свой стул? нам лучше будет сидеть близко друг к другу, Марья Антоновна (отдвигаяЩ). Для чего ж близко? все ргшно и далско- X л е ст а к о в (придвигаясь). Отчего ж далеко: все pafi-зю и близко. Марья Антоновна (отдвигает ся ). Да к чему :к это? 1 ПмчАЛьцыд строки стихотворения Ы. В, Ломсногсин- . -------------------------------------------331 Хлестаков (придвигаясь). Да ведь это вам кажется только, что близко: а вы вообразите себе, что далеко. Как бы я был счастлив, сударыня, если, б мог прижать вас в свои объятия, Марья Антоновна (смотрит в окно). Что это там, как будто бы полетело? Сорока илы какая другая птица? Хлестаков (целует ее в плечо и смотрит в окна). .Это сорока. Марья Антоновна (встает в негодовании). Нет, это уж слишком... Наглость такая!., Хлестаков (удерживая ее). Простите, сударыня: я это сделал от любви, точно от любви. Марья Антонов н а. Вы почитаете меня за такую провинциалку... (Силится уйти.) Хлестаков (продолжая удерживать ее). Из любви, право, на любви, Я так только, пошутил, Марья Антоновна, нс сердитесь! Я готов на коленках у вас просить прощения, (Падает на колена.) Простите же, простите, 13ы видите, я на коленях. ЯВЛЕНИЕ XIII Те ffif и Анна Андреевна. Л ни а. Андреевна (увидя Хлестакова па коленях). Ах, какой пассаж! Хлестаков (вставая). А, черт возьми! А н на Андреевна (дочери). Это что значит, сударыня? Эго что за поступки такие? Марья Антоновна. Я, маменька.,. Анна Андреевна. Поди прочь отсюда! слышишь: прочь, прочь! и не смей показываться на глаза. Марья Антоновуходит п слезах. Извините, я, признаюсь, приведена к такое изумление... Хлестаков (в сторону}■ А она тоже очень аппетитна, очень недурна. ({Бросается. rut f соле ни.) Сударыня, вы видите, я сгораю от любви. Анна Андреев па. Как. вы на коленях?^^ встаньте, встаньте, здесь гшл совсем нечист. Хлестаков. Нет, на коленях, цепрбвдденио на коленях, я хочу знать, что такое мне суждено, жизнь или смерть. 332 ------ —______________________________ Линя Андреевна. Но позвольте, я еще не понимаю вполне значения слов. Если не ошибаюсь, вы делаете декларацию1 насчет моей дочери. Хлестаков. Нет, ft влюблен о вас, Жизнь моя на ноли с ке. Если вы не увенчаете постоянную любовь Мою, то я недостоин земного существования. С! пламенем в груди прошу руки вашей. Анна Андреевна. Но позвольте заметить: я в некотором роде,., я замужем, Хлестаков. Это ничего. Для любви нет различил, и Карамзин сказал: о Законы Осуждают»1 2. Мьг удалимся под. сень струй,.. Руки вашей, руки прошу! ЯВЛЕНИЕ XIV Те же и Марья Антонопна. вдруг вбегпгт. Марья Антоновна. Маменька, папаш.км сказал, чтобы вы... (Увидя Хлестакова па limekstiг, вскрикивает.) Ах, какой пассаж! А н н а Ан дреевня. Ну ч го ты? к чему? зачем? Что за ветреность такая! Вдруг вбежала, как угорелая кошка. К у что ты нашла такого удивительного? Ну что тебе вздумалось? Право, как дитя какое-нибудь трех летнее. Не похоже, не похоже, совершенно не похоже на то, чтобы ей было восемнадцать лет. Я не знаю, когда ты будешь благоразумнее, когда ты будешь вести себя, как прилично благо поспит а ни ой девице: когда ты будешь знать, что такое хорошие правила и солидность в поступках. Марья Ан'гоионна (сквозь слезы )■ Я - пряно, маменьки, нс знала... Анна Андреевна. V тебя вечно какой-то сквозной ветер разгуливает в Голове; ты берешь пример с дочерей Л яп кина-Тли кин а. Что тебе глядеть im них? Не нужно тебе глядеть на них. Тебе есть примеры другие перед тобою мать теоя. Вот каким примерам ты должна следовать. Хлестаков (схватывал за руку дочь). Анна Андреевна, не противьтесь нашему благополучию, благое ловите постоянную любовь! Анна Андреевна (с изумлением). Тих вы в нее?.. 1 Декларация — ядеы,: пред, кыш: ни.-. 2 <■ Законы ос у жди ют предмет мш>и —строчки из поспи г повести ТТ. VI. Карамзина * Остров Борнгольм», ______________________ ______ ____________________________333 Хлестаков, Решите: жизнь или смерть? Анна Андреевна. Ну вот видишь, дура, ну вот видишь: ил-за тебя, атакой дряни, гость изволил стоять на коленях; я ты вдруг вбежала, как сумасшедшая. Ну вот, право, стоит, чтобы я нарочно отказала: ты недостойна такого счастия. М я р ь н А и т о и. о в н а. Не буду, мамонька. Право, вперед не буду. ЯВЛЕНИЕ XV Те же н городничий впопыхах. Городничий. Ваше превосходительство! по погубите! не погубите! не погубите! X л е с т а к о в. Что с вами? Городничий. Там купцы жаловались вашему пре-восходптельству. Честью уверяю, и наполовину нет того, что они говорят. Они сами обманывают и обмеривают парод. Унтер-офицерша налгала вам, будто бы я ее высек; она врет, ей-богу, ьрет. Она сама себя высекла. Хлестаков. Провались унтер-офицерша — мне пе до нее. 1 ороддичи й. Не вервте, не верьте! это такие лгу-им вот этакой ребенок не поверит. Оли уж и по всему городу известны за лгунов. А насчет мошенничества, осмелюсь доложить: это такие мошенники, каким свет не производил. Линя Л идрсевна. Знаешь ли ты, какой чести удостой вает нас Иван Александрович? Он просит руки нашей дочери. Городничий. Куда! куда!.. Рехнулась, матушка! Не извольте гневаться, ваше превосходительство, она немного с придурью, такова же была и мать ее. Хлест а кон. Да, я точно прошу руки. Я влюблен. Городничий. Пе могу верить, ваше превосходительство! Анна Ли д реев н а. Да когда говоря® тебе? Хлест а к о в. Я не шутя вам говорю.,, Я могу от любви свихнуть с ума. Город и и ч л й. Не смею верить, недостоин такой чести. Хлестаков. Да. Если вы и с согласитесь отдать руки Марьи Антоновны, то я черт знает что готов... 334 =-------- --------------------------- Городничий, Не могу верить: изводите шутить, ваше превосходительство! Линя А н д р в е к н я, Ах, какой чурбан в о ямом деле! ну, когда тебе гголкуют. Городи и ч и й. Г1е могу верить! X л о о т я к о в. Отд а й те, отдайте — я отчаянный человек, я решусь на все: когда застрелюсь, вас иод суд отдадут. Г о р о д н ич н и, Ах, Боже мой! Я, ей-ей, не виноват ни душой, ни телом! Не извольте гневаться! к а воль те поступать так, кяк вашей милости угодно! У меня, право, в голоде теперь... я и сам не знаю, что делается. Такой дурак теперь сделался, каким еще никогда не бывал. Анна Андреевна, Ну, благословляй! Хлестаков подходит с Марьей Антоновной, Городничий. Да благословит вас Бог, а я не виноват! Хлестаков целуется с Марьей Антоновной, Щродничип смотрит нн них. Что за черт! в самом доле! (Протирает лш.ю.у Целуются! Ах, батюшки, целуются! Точный жених! (Вскакивает, подпрыгивая от радости.) Ли, Антон! Ай, Ли гой! Ап, городничий! Вона как дело-то пошло! ЯВЛЕНИЕ XVI Те же fi Оспп. Осип. Лошади готовы. Хлестаков. А, хорошо... я сейчас. Городи и ч и й. Еак-с? Изволите ехать? X л ест а к ой. Дя* еДУ- Го род и и ч si й. А когда же, то есть... Вы изволили сами намекнуть насчет, кажется, свадьбы? Хлестаков. А ото на одну минуту только, на один день к дяде — богатый старик; а завтра же и назад. Город и и ч и п. Нс смеем никак удерживать, В надежде благополучного возвращения. Хлестаков. Как же. как же, я вдруг. Прощайте, любовь моя,-, кет, просто не могу выразить. Прощайте, душенька! (Целрет се ручку.) Город и нч ий. Да нс нужно ли вам н дорогу чего-нибудь? Вы изволили, кажется, нуждаться в деньгах? _________________________________—-------------, 335 Хлестаков* О нет, к чему это? (Намного подумав,} А впрочем, пожалуй. Го р о д ц и ч н й. Сколько угодно вам? Хлестаков Да вот тогда вы дали двести, то есть не двести, в четыреста: я не хочу воспользоваться вашею ошибкою, так, пожалуй, и теперь столько же, чтобы уже ровно было восемьсот. Городничп й. Сейчас! (Вынимает iu бумажник^) Еще, как нарочно, самыми новенькими бумажками. Хлестаков. А, да! (Eepent и рассматривает ассигнации.) Это хорошо. Ведь ото, говорит, тювое счастье, когда новенькими бумажками? Г о р о д и и ч и и. Так точыо-с. X л е о т а к о в. Прощайте, Антон Антонович! очень обя ■ аан а а ваше госте при ггмет во. Я признаюсь от всего сердца, мне нигде не было такого хорошего приема. Прощайте, Анна Андреевна! Прощайте, моя душенька. Марья Антоновна! Выходят. За сценой. Голос Хлестаков а. Прощайте, ангел души моей, Марья Антоновна. Голос городничего. Как же это вы? прямо так на перекладной едете? Голос Хлестакова. Да. я привык уж так. У меня голова болит от рессор. Голос ям щн к а. Тир... Г о л ос г о р о д н н ч е г о. Так по крайней мере чем-нибудь застлать, хотя бы ковриком, Не прикажете ли, я велю подать коврик? Голос Хлестаков а. Нет, зачем? это чустое; а впрочем, пожалуй, пусть дают коврик. Голос городничего. Эй, Авдотья! ступай в кладовую: вынь копер самый лучший, что по голубому полю, персидский, скорей! Голос я м щ и к а. Тир... Голос городничего. Когда при кажете ожидать нас? Голос Хлестакова. Завтра или послезавтра, Голос Осипа. А. эго ковер? давай его сюда, клади вот так! теперь давай-ко с этой стороны сена. Голос ямщика. Тир... 336 Голос Осипа. Вот о этой стороны! сюда! еще! Хорошо! Славно будет! (Бьет рукою по ковру.) Теперь садитесь, ваше благородие. Голос Хлестакова, IПрощайте, Аптон Антонович! Голос городничего. Прощайте, наше прежде ходи -тельство! Женские голоса. Прощайте, Иван Александрович! Голос Хлестакова. Прощайте, маменька! Голос ямщина. Зй вы, залетные! Колокольчик заешгт; занавес: опускается, ДЕЙСТВИЕ ПЯТОЕ Та же комната. ЯВЛЕНИЕ I Горб д а ичи fi, Апиа Андреевна в Марья Антоновки, Городничий, Что, Анид Андрее вил? а? Думала ли ты что-нибудь об о том? Эко!! богатый приз, канальство! Пу, признайся откровенно: тебе и во сне не виделось — прости из какой-нибудь городничихи и вдруг... фу ты, канал ы- г во!., с каким дьяволом породнилась! Анна Андреевна. Совсем нет; я давно это знала. Это тебе в диковинку, потому что ты простой человек, никогда не видел порядочных люден. Городи и ч ий. Я сам, матушка, порядочный человек. Однако ж, право, как подумаешь, Анна Андреевна: какие мы с тобой теперь птицы сделались! а, Анна Андреевна? Высокого полета, черт побери! Постои же, теперь же я задам перцу всем этим охотникам подавать просьбы п доносы! ЭЙ, кто там? Входит кварта л ь н ы п. А это ты, Иван Карпович! Призови- к а сюда, брат, купцов. Вот я их',! каналам! Так жаловаться на меня! Вишь ты, проклятый иудейский народ! Постойте ж. голубчики! Прежде я вас кормил до усов только, а теперь накормлю ДО бороды, Запиши всех, того только ходил бить челом на меня, п вот этих больше всего писак, писак, которые закручинили им просьбы. Да Ябъяви всем, чтоб знали: что вот, дескать, какую честь Дог послал городничему, что выдает дочь свою — lie то чтобы за какого-нибудь простого человека, а ________________ ________ ____________337 за такого, что п на свете еще не оыло, что может все сделать, всё, всё, всё! Всем объяви, чтобы все знали* Кричи во весь народ, валян в колокола* черт возьми! Уж когда торжество, так торжество! Квартальный уходят. Тяк нот как, Анна Андреевна, а? Кик же мы теперь, где будем жить? здесь или в Питере? Анна Андреевна. Натурально, в Петербурге. Как можно здесь оставаться? Городничи it. Ну, в Питере тяк н Г!]егере; а оно хорошо бы и здесь. Что, ведь, н думаю, уже городничество тогда к черту, я, Анна Андреевна? Анна Андреевна, Натурально, что за городничество] Городничи й. Ведь оно, как ты думаешь, Анна Андреевна, теперь можно большой чин зашибить, потому что он запанибрата со всеми министрами и со дворец ездит; так поэтому может такое производство сделать, что со временем и в генералы влезешь. Как ты думаешь, Анна Андрее ала; можно влезть в генералы? Анна Андреевна. Еще бы! конечно, можно. Городничий, А. черт возьми, славно быть генералом! Кавалерию1 повесят тебе через плечо. А какую Кавалерию лучше, Анна Андреевна, красную или голубую? Липа Андреевна. Уж, конечно, голубую лучше. Гор о д и и ч и й. Э? вишь, чего захотела! хорошо и красную. Ведь почему хочется быть генералом? — потому что, случится, поедешь куда-нибудь — фельдъегеря и адъютанты поскачут везде вперед: «Лошадей!» И там на станциях никому не дадут, все дожидаются: все эти титулярные, капитаны, городничие, а ты себе и в ус не дуешь. Обедаешь где-нибудь у губернатора, а там: стой, городничий! Хе, хе, хе! (Заливается а похирает со С-Мёху.) Вот что, канальство, заманчиво! Анна Андреевна. Тебе все такое грубое нравится. Ты должен помнить, что жизнь нужно совсем переменить, что твои знакомые будут пс то, что какой-нибудь судья-со- Кавалсрия — здесь широкая орденская ленто, китирутп носили че |ннн плечо ггрп самых ай'Ьокик орден яд: (красную ■ при Опшислляе и Анне первой степени, ГЙлубун — при Андре!- ГТернппвгшномЬ иачник, и которым ты ездишь травить зайцев, или Земляника; напротив, знакомые твои будут с самым тонким обращением: графы и все светские... только я. право, боюсь за тебя: ты иногда вымоле ишь такое словцо, какого в хорошем обществе никогда не услышишь. Городи пч и и. Что ж? Ведь слово не вредит. Л п н а Андреевна. Да хорошо, когда ты был городничим; а там ведь жизнь совершенно другая, Городнич и й. Да, там, говорят, есть две рыбицы; ряпушка и корюшка, такие, что только слюнка потечет, как начнешь есть. Анна Андреевна. Ему все бы только рыбки! Я нс иначе хочу, чтоб наш дом был первый в столице и чтоб у моля в комнате такое было амбре1, чтоб нельзя было войти, и нужно бы только атак зажмурить глаза. (Зажмуривает глаза и нюхает.) Ах, как хорошо! ' ЯВЛЕНИЕ П Те же и кунЭ ьт. Городничий. А! Здорово, соколики! Купцы ( кланяясь Ji Здравия желаем, батюшка! Город ни ч и й. Что, голубчики, как поживаете? как товар идет ваги? Что, симовартшки, аршинники, жаловаться? Архиплуты, протобестии, надувалы морские! жаловаться? Что? много взяли? Вот, думают, так в тюрьму его и засадят!.. Знаете ли вы, семь чертей и одна ведьма вам з зубы, что... Анин Андреевна, Ах. Боже мой, какие ты, Антоша, слова отпускаешь!.. Городничий (с неудовольствием). А, не до слов теперь. Знаете ли, что тот самый чиновник, которому вы жаловались, теперь женится на моей дочери? Что? а? что теперь скажете? Теперь я вас!., у!.. Обманываете парод... Сделаешь подряд с казною, на сто тысяч надуешь ее, по- ставивши гнилого сукна, да потом пожертвуешь двадцать аршин, да п давай тебе еще награду за это? Да если б знали, так бы тебе,,. И брюхо сует вперед: он купец; его не ■1ронь. А1ы, говорит, и дворянам не уступим». Да дворянин... ах ты, рожа! дворянин учится паукам; его хоть и секут в школе, да за дело, чтоб он знал полезное. А ты что? L Амйрё — блыеухапии. 339 Антонович ься. Уж к а Н. В. Гоголь. * Ревизор», Зейстние V, явление 2. Автолитография. Худ. 11. Боклсаскиц. 1863 Начинаешь плутнями, тебя хозяин бьет за то, что не умеешь обманывать. Еще мальчишка, <0тче наша?1 пс знаешь. а уж обмериваешь; а как разопрет тебе брюхо да набьешь себе кармам, так и заважничал! Фу ты, кака# невидаль! Оттого, что ты шестнадцать самоваров выдуешь в день, так оттого и важничаешь? Да я плевать на твою голову н на твою важность! Купцы (кланрлсь). Виноваты, __________________ Городничий-, Жаловаться? A кто тебе помог, сплутовать, когда ты строил мост и нагшсжл дерева на двадцать тысяч, тогда как его и на сто рублей пс было? Я помог тебе, козлиная борода! Ты позабыл это? Я, показавши это на тебя, мог бы тебя также спровадить в Сибирь, Что скажешь? а? Один из к у п ц о в, Богуг виноваты, ' Лукавый попутал. И закаемся вперед жилишиьил. кос хоть удовлетворенно, нс гпевиеь только! Г о род г| и чн й. Не гнеаиеь! нот ты теперь валяешься у ног моих. Отчего? оттого, что мое взяло, а будь хоть не- нгОглче пит* ] молитва 7 которую заучи пали еще и дотстне. множко на твоей стороне, тик ты бы меня, каналья-, втоптал в самую грязь, еще бы и бревном сверху навалил. Кугшы (кланяются в ноги). Не погуби, Антон Антонович- Городничий. *Нс погуби!» Теперь: «Hje ногубтЙА, а прежде что? Я бы вас.., (Махнув рукой.) Ну, да Бог простит! полно! Я по памятозлобен; только теперь, смотри, держи ухо востро! Я выдаю дочку не за какого-нибудь простого дворянина. Чтоб поздравление было... понимаешь? пс то чтоб отбояриться каким-нибудь балычком или головою сахару... Ну, ступай с Богом! Купцы ухолят, явление: ill Те же. А м м о с Федорович, Артемий Фнлпштипч, потрм Р а с т а к о п с к и й. Аммос Федорович (еще в Щерях). Верить ли слухам, Антон Антонович? к вам привалило необыкновенное счастие? Артемий Филиппович. Имею честь поздравить с необыкновенным счастием. Я душевно обрадовался, когда услышал, (Подходит к ручке Анны Андреевны.) Анна Андреевна! ^Подходит к ручке Марьи Антоновны,} Марья Антонов па! Растзковекип (входит). Антона Антоновича поздравляю. Да продлит Бог жизнь вашу и новой четы и даст вам потомство многочисленное, внучат и правнучат! Анна Андреевна! (Подходит к ручке Анны Андреевны.) Марья Антоновна! (Подходит к ручке Марьи Антоновны.) ЯВЛЕНИЕ IV Те же, К о р о б к и н о женою, Люлвкнв. Коробкин, Имею честь поздравить Антона Антоновича! Анна Андреевна! (Подходит к ручке Анны Андреев ны.) Марья Дм тонов на! (Подходит ы ее ручке.) Жена К о р о б к п н а. Душевно поздравляв вас, Анна Андреевна, с новым счастием. Л юлю ков. Имею честь поздравить, Анна Андреевна! (Подходит к ручке, и потом, обратившись к зрителям, --------------------341 щелкает языком с о идам удальства.) Марья Антоновна! Имею честь поздравить. (Подходит, к се ручке и обращается к зрителям с тем же удальством.) ЯВЛЕНИЕ V Множество третей а сюртуках г: фраках Ярд ходят сначала к ручке Лины Андреевны, говоря: «Анна Андреевна*, потом к Марье Ап-топонне, говори: «Марьи АнгонолпиГ», Вобчпнсрий н Доб-ч л н с кий ЩЬртдлкиваются. Бо б ч ! [ н с к и п. Имею честь поздравить! Добчпнский, Аптон Антонович! имею честь поздравить! Боб ч и и с е< п й. С благополучным происшествием! Д о б ч и н г к и й. Анна Андреевна! Бобчн нс к и й. А г; на Андреевна! Оба подходит в одно время п сталкиваются лбами. Д о б ч п н с к л й, Марья Антоновна! (Подходит к ручке.) Честь имею поздравить. Вы будете в большом, большом счастии, в золотом платье ходить и деликатные разные супы кушать, очень Забавно будете проводить время. Б о б ч п н с к и н (перебивая). Марья Антоновна, имею честь поздравить! Дат! вам Бог всякого богатства, червонцев и сынка-е зга кого маленького, вон знгакого-с (показывает рукою), чтоб можно было на ладонну посадить, да-с! Все будет мальчишка кричать: уа! у а! у а! ЯВЛЕНИЕ VI Еще несколько го с т ей, подходящих к ручкам, Л у к л Л у к и п с ж е н о ю. Лука Лукич, И мою честь. Жеаа Луки Лукича (бежит вперед). Поздравляю вас, Анна Андреевна! (Целуются.) А я так, право, обрадовалась; говорят мне: «Апна Андреевна выдает дочку*. — -эЛх, Боже мои!’! — думаю себе, и так обрадовалась, что говорю мужу: «Послушай, Лукалчпк, вот какое счастье Анне Андреевне!* «Ну, - - думаю себе. — слава БогуЫ И говорю ему; «Я так восхищена, что сгораю нетерпением изъявить лично Ал не Андреевне...» «Ах, Боже мой, ■ думаю себе, - Анна Андреевна именно ожидала хорошей партии 342------------------- _________________________ для своей дочери, я вот теперь такая судьба: именно так сделалось, как она хоте да *, и так, право, обрадовалась* что не могла говорить. Плачу, плачу, вот просто рыдаю. Уж Лука Лукич говорит: «Отчего ты, Настенька* рыдаешь?* — *Лу-калчик, говорю, я и сама но знаю, слелы так вот рекой и льются-», Городнич и й. Покорнейше прогну садиться, господа! Эй, Мишка! принеси сюда побольше стульев! ГОСТЯ садятся. ЯВЛЕНИЕ VII Те же, чветяий пристав и квартальный. Частный пристав. Имею честь поздравить вас, наше высокоблагородие, и пожелать благоденствия па многие лета! Городничий. Спасибо, спасибо! Прошу садиться, господа! Гости усажнвакпся. А м м о с Федоров и ч. Но скажите, пожалуйста, Антон Антонович, каким образом все это началось: постепенный ход всего дела. Городничий. Ход дела чрезвычайный: изволил собственнолично сделать предложение, Анна Андреевна. Очень почтительным и самым тонким образом. Все чрезвычайно хорошо говорил. Говорит: «И, Анна Андреевна, из одного только уважения к вашим достоинствам...» И такой прекрасный, воспитанный человек, самых благороднейших правил! «Мне, верители, Анна Андреевна, мне жизнь — копейка, я только потому, что уважаю ваши редкие качества*, Марья А нто и о «и а. Ах, маменька! Ведь ото он мне говорил, Д н на А н д р е е в н а. Перестань, ты ничего не знаешь и не в свое дело не мешайся! «Я. Анна Андреевна, изумляюсь...» Б таких лестных рассыпался словах,., И когда я хотела сказать: «Мы никак пе смеем надеяться на такую честь*, — он вдруг упал на колени и таким самым благороднейшим образом: «Анна Андреевна! не сделайте меня несчастнейшим! согласитесь отвечать моим чувствам, не то я смертью окончу жизнь свою». 343 Марья Антоновна. Право, маменька, он обо мне это говорил. Анна Андреевна. Да, конечно... и об тебе было, я ничего этого не отвергаю. Городничий. И так даже напугал: говорил, что застрелится. «Застрелюсь, застрелюсь!•> — говорит. Многие из I* о с т е й. Скажите пожалуйста! Аммос Федорович. Экая штука! Лука Луки ч. Вот подлинно, судьба уж так вела. Артемий Ф и л и п и о в и ч. Не судьба, батюшка, судьба — индейка, заслуги привели к тому. (В сторону.) Этакой свинье лезет всегда в рот счастье! Аммос Федорови ч. Я, пожалуй, Антон Антонович, продам вам того кобелька, которого торговали. Городничий. Нет, мне теперь не до кобельков. Аммос Федорович. Ну, не хотите, на другой собаке сойдемся. Жена К о р о б к и н а. Ах, как, Анна Андреевна, я рада вашему счастию! вы не можете себе представить. Ко роб кин. Где ж теперь, позвольте узнать, находится именитый гость? Я слышал, что он уехал зачем-то. Городничий. Да, он отправился на один день по весьма важному делу. Анна Андреевна. К своему дяде, чтоб испросить благословения. Г о р о д н и ч и й. Испросить благословения; но завтра же... (Чихает.) Поздравления сливаются п один гул. Много благодарен! Но завтра же и назад... (Чихает.) Поздравительный гул; слышнее других голоса: Частного пристава. Здравия желаем, ваше высокоблагородие! Бобч и некого. Сто лет и куль червонцев! Добч и некого. Продли Бог на сорок сороков! Артемия Ф и л и п п о в и ч а. Чтоб ты пропал! Жена Коробки на. Черт тебя побери! Город и и ч и й. Покорнейше благодарю! И вам того ж желаю. Анна Андреевна. Мы теперь в Петербурге намерены жить. А здесь, признаюсь, такой воздух... деревенский уж слишком!,, признаюсь, большая неприятность... Бот и муж мои,., ом там получит генеральский чип. Городничий. Да. признаюсь, господа, я, черт возьми. очень хочу быть генералом. Лука Лукич. И дни Бог пол учить. Рае т^а ко вс к и й. От человека невозможно, а от Бога все возможно, Аммос Федорович. Большому кораблю — большое плаванье. А р т е м и и Ф и л иппови ч. По заслугам и честь. Аммос Федорович (в сторону). Бот выкинет штуку, когда в самом деле сделается генералом! Вот уж кому пристало генеральство, как корове седло! Ну, брат, ист, до этого еще далека песня. Тут и почище тебя есть, о до сих пор еще не генералы, Артемий Филиппович (е строну). Эка, ч орт возьми, уж и в генералы лезет! Него доброго, может, и будет генералом. Ведь у него важности, лукавый не взял бы его, довольно. (Обращаясь к нему.) Тогда. Антон Антонович, и нас не позабудьте. Аммос Федорович. И если что случится: на пример, какая-нибудь надобность по делам, не оставьте покровительством! Коробки н. В следую! рем году повезу сынка в столицу на пользу государства, так, сделан гг милость, окажите ему вашу протекцию, место отца заступите сиротке. Городничий. Я готов с своей стороны, готов стараться. Л п и а Андреевна. Ты, Антоша, всегда готов обещать, Во-первых, тебе не будет времени думать об зтом. И как можно и с какой стати себя обременять этакими обещаниями? Городи и ч is й. Почему ж, душа моя: иногда можно. Ляна Андреевна. Можно, конечно, да ведь не всяко й же мелюзге оказывать покрове'!ельctro. Жена Коробки на. Вы слышали, как она трактует1 нас? Гостья. Да, она такова всегда была; я ее знаю: посади ее -за стол, она и ноги свои... 1 Тра utmtad m ь — здесь: о цен и на т ь (Жени Кирибкии и у иотриБ л нет. то ело но, чтобы подчеркнуть свою *образг>Е!йтг'н:ть»)- 345 ЯВЛЕН HR VJ!T Те же и почтмейстер впопыхах, с,ра<Щеч&танныы письмом в руке. Почтмейстер. Удивительное дело, господа! Чиновник, которого мы приняли за ревизора, был пс ревизор. Все; Как не ревизор? Пот т м е if с т е р. Совеем не ревизор, и у&ал это ид письма. Городим чин. Что вы? что ны? ив какого письма? II 0 4 т мене тер. Да из собственного его гшсьма. Приносят ко мне на почту письмо, Взглянул на адрес — ви-?ку: о в Почтамтскую улицу». Я так и обомлел. 4 Ну, —думаю себе, — Еерно, нашел беспорядки по почтовой части н уведомляет ешчпльстео*. Ваял да и распечатал. Городничий. Как же вы?., Почтмейстер. Сам пс знаю: неестественная сила побудила. Призвал было уж курьера с тем. чтобы отправить его с зштяфетоп1; но любопытство такое одолело, какого еще никогда не чувствовал. По могу, не могу, слышу, что не могу! тяле г, так вот и тянет! В одном ухе так вот и слышу: .«Эй, не распечатывай! пропадешь, как курица»; а в другом словно бес какой шепчет: «Распечатай, распечатай, распечатай!» И как придавил сургуч — но жилам огонь, а распечатал — мороз, ей-богу, мороз. И руки дрожат, и все помутилось. Городничий. Да как же вы осмелились распечатать письмо такой у е юл н омочен ной особы? Почтмейстер- В том-то и штука, что он не уполномоченный и нс особа! Городничий. Что ж он, по-дашему, такое? Почтмейстер, Ни сс ни то: черт знает что такое! Горо д п пчн й (лапаличино). Как ни се ни то? Как вы смеете назвать его пи тем ни сем, да еще черт знает чем? Я вас под арест.,. Почтмейстер. Кто? кьг? Г о р о д и и ч п й. Да, я! И о ч т м е й с т е р. Коротки руки! Го род ни чи й. Знаете ли, что ок женится на моей дочери, что я сам буду вельможа, что я в самую Сибирь законопачу? ' Эштафгта [исклжт. фтафета) здесь: г^очная почта. 346 П у ч т м е й с т е р. Эх, Антон Антонович! чщ Сибирь? далеко Сибирь. Вот лучше я вам прочту, Господа!, позвольте прочитать письмо? Все. Читайте, читайте! Почтмейстер (читает). «Спешу уведомить тебя, душа Тряппчкин, какие со мной чудеса, На дороге обчистил меня кругом пехотный налитая, так что трактирщик хотел уже было посадить в тюрьму; как вдруг, по моей Петербурге коii физиономии и по костюму, весь город принял меня ,?а генерал-губернатора, Ил теперь живу у городничего, жуирую1, колочусь напропалую за его женой и дочкой; не решился только, с которой начать; думаю, прежде с матушки, потому что, кажется, готова сейчас на все услуги. Помнишь, как мы с тобой бедствовали, обедали па-шерамыжку и как один раз было кондитер схватил меня за воротник по поводу съеденных пирожков па счет доходов аглицкого короля; теперь со нее м другой оборот. Все мне дают взаймы сколько угодно. Оригиналы страшные. От смеху ты бы умер. Ты, л знаю, пишешь статейки: помести их в свою литературу, Во-первых: городничий глуп, как сивый мерин.-.* Городничий. Не может быть! там нет этого. Почтмейстер (показывает письмо J. Читайте сами. Г о р о д н и ч и й (читает). «Как сивый мерина. Не может быть! вы это сами написали. Почтмейстер, Как же бы я стал писать? Артемий Филиппов н ч. Читайте! Лука Лукич. Читайте! Почтмейстер ( продолжал чиЩщгь / - Городничий глуп, как сивый мерин...* Горо д н ич и i£j, О, черт возьми! нужно еще повторять! как будто оно там и без того не стоит. Почтмейстер (продолжая читать). Хм.,, хм... хм,., хм... есивый мерин. Почтмейстер гоже добрый человек...* (Оставляя читатьJ Ну, тут обо мне тоже он попри л инею выразился, Город н и ч и и. Нет, читайте! Почтмййстер. Да к чему ж?,. Городничий, Нет, черт возьми, когда уж читать, так читать! Читайте всё! 1 Шцйрчаацчг рааилекдтьея. нести ьеселую нда.авь- ---------------------------- 347 Артемий Филиппович, Позвольте, я прочитаю. {Надевает очки и читает.) <■ Почтмейстер точь-в-точь департаментский сторож Михеев, должно быть, также, подлец, пьет горькую*. П о ч т м е й отер (к зрителям). Ну, скверный мальчишка, которого надо высечь; больше ничего! А р т е м и й Ф и л и и п о е и и (продолжая читат ь J. «Надзиратель над богоугодным заводе.,, и... и... и...» (Заикается.) Короб кин. А что ж вы остановились? Артемий Филиппович. Да нечеткое перо,., впрочем. видно, что негодяй. К о р о б к и и. Дайте мне! Вот у меня, я думаю, получше глаза, (Берет письмоJ А рт е м и й Филиппович (ие давая письма). Нет, это место можно пропустить, а там дальше разборчиво. Коробки н, Да позвольте, уж л знаю. Артемий Ф и л и п п о в и ч. Прочитать а и сам прочитаю: далее, право, все разборчиво. П о ч т м е й с т е р. Нет, все читайте! ведь прежде все читано, Все. Отдайте, Артемий Филиппович, отдайте письмо! (Коробкину.) Читайте! Артем п й Филиппович. Сейчас. (Отдает письмо,) Вот, 11огиюл■ .те,,, (Щакрывает пальцем.) Вот1 отсюда читайте. Все приступают к нему. Почтмейстер. Читайте, читайте! вздор, всё читайте! Ко роб кип (читая J. «Надзиратель за бо го у годным заведением Земляника — совершенная свинья в ермолке*. А р т е м п й Ф п ,п мпнович Ос зрителям). И неостроумно! свинья к ермолке! где же свинья бывает в ермолке? Ко робки к (продолжая читать). «Смотритель училищ протухцул насквозь луком*. Лука Лу к ич (к зрителям). Ей-богу, и в рот никогда не брал луку, А м м о с Федорович (в сторону)■ Слана Boryi хоть, но крайней мере, обо мне нет! Короб кин (читает). «Судья,,. * 348 Аммос Ф с д о р о в и ч. Вот тебе на,.. {Вслух.) Господа, я думаю, что письмо длинно, Да и черт ли к нем: дрянь этакую читать. Лука Л у в и ч; Нет! Почтмейстер, Нет, читайте! Артемий Филиппов и ч. Нет уж., читайте! Коробки и (продолжает:)^ *Судья Ляпкпн-Тяпкин а сильнейшей степени моветон1...о (Останавливается.) Должно быть, французское слово. Аммос Федорович, А черт ого знает, что оно значит! Еще хорошо., если только мошенник, а может быть, и того еще хуже. Коробкпн (продолжил читать). «А впрочем, народ гостеприимный и добродушный. Прощай, душа Тряпкч-кин. Я сам, по примеру твоему, хочу заняться литературой. Скучно, брат, так жить, хочешь наконец пищи для души. Вижу: точно, нужно чем-нибудь высоким заняться. Пиши ко мне в Саратовскую губернию, а оттуда в деревню Подкатиловку. (Переворачивает письмо и читает. ад рес.) Его благородию, милостивому государю, Ивану Васильевичу Тряпичкппу, в Сапктб штеобург, а Почтамтскую улицу, в доме иод нумером девяносто седьмым, поворота па двор, в третьем этаже, направо*. Одна из дам. Какой репримант- неожиданный! Городничий. Вот когда зарезал, так зарезал! Убит, убит, совсем убит! Ничего по Вижу. Вижу какие-то свиные рылы вместо лиц, а боль иге ничего... Воротить, воротить его! (Машет рукою.) Почтмейстер. Куды воротить! Я, как нарочно, приказал смотрителю дать самую лучшую тройку; черт угораздил дать и вперед предписание. Жена К о р о б к и н а. Вот уж точно, вот беспримерная конфузил! Аммос Федорович, Однако ж. черт возьми, господа! он у меня взял триста рублей взаймы. А р т е м и и Ф л л и п п о в и ч. У меня тоже триста рублей. Почтмейстер {вздыхает Ох! и у меня триста рублей. -Здесь? человек дурного тсщА {г,т <|j11. шй и v&ig ioi11. ' Здесь: неприятность (от фр- reprimand^— буквально: выговор), ---------------- ■ ------ 349 Б о б ч и н с к и й. У пас с Петром Ивановичем шестьдесят и ять-с на ассигнации-с, да-с. А мм ос Федорович^ недоумении расст а&.члещ руки). Как же эта, господа? Как эго, в самом доле, мы так оплошали? Г о р о д и к ч I! и (бьет себя по лбу). Как я?*, нет» как я. старый дурак! Выжил, глупый баран, из ума!*. Тридцать лет живу на службе; ни один купец, нн подрядчик не мог провести» мошенников над мел псп пи нам и обманывал, пройдох 1-г плутов таких, что весь свет готовы обворовать, поддевал ня уду. Трех губе pi штор ов обманул!, что губернаторов! (махнул рукой) нечего и говорить про губернаторов.., А к н а Андреевна. Но это не может быть, Антоша: он обручился с Машенькой... Город н и ч и й (в сердцах). Обручился! Кукиш с маслом — вот тебе обручился! Лезет мне в глаза с обрученном!.. (В исступлении.) Вот смотрите, смотрите, весь мир, все христианство» все смотрите, как одурачен городничий! Дурака ему, дурака, старому подлецу! (Грозит себе самому кулаком.) Эх ты, толстоносый! Сосульку, тряпку принял за важного человека! Вот он теперь по всей дороге заливает колокольчиком! Р,занесет по всему свету по горит; мало тоги, что пойдешь в посмешище... найдется щелкопер* 1; бумагомарака, в комедию тебя вставит, вот что обидно, чина, звания пе пощадит, и будут нее скалить зубы и бить в ладоши. Чему смеетесь? над собой смеетесь!.. Эх вы!.. (Стучит со злости ногами об пол.) Я бы неех этих бумагомарак! У, щелкоперы, либералы'1 проклятые! чертово семя! Узлом бы вас всех завязал, в муку бы стер вас всех, да черту в подкладку! в шапку туды ему!.. (Сует кулаком и бьет каблуком в пол. После некоторого молчания.) До сих пор пс могу прийти н себя. Вот, подлинно, если Бог хочет наказать, так отнимет прежде разум. Ну что было в атом вертопрахе* похожего ня ревизора? ничего не было! Вот просто нн на пол мизинца не было похожего ■ и вдруг все: ревизор, ревизор! Ну кто первый выпустил, что он ревизор? Отвечай те. Щелкопёр (устар.) Оумисчичдрнтелъ, йнеака, враль. ^ Либерал — riji&HjF,: с в об одляч ы ел я щ и й ^е.чсилж. 1 Bt-ptnanpax — легкомысленныЯ. ветрены!! человеку 350------- ---------------- —________________________________ Л рте Гг! ИИ Филиппович (расставлял, руки). Уж как это случилось,! хоть убей, не могу объяснить. Точно туман кв к ой-то ошеломил, черт попутал, Аммос Федорович. Да кто выпустил! — вот кто ЬЫ пустил: эти молодцы! (П&казивает на Добчинского и Ьобчинснога.) 1 j о б ч и некий. Ей-ей, не я, и не думал.., Д S б чине тс и й, Я н 1 [чего, совсем ничего... Артемий Ф[1липпы!ич. Конечно, вы! Дука Лукич. Разумеется. Прибежали как сумасшедшие из трактира; «Приехал, приехал и денег не плотит., А Чаш л и важную птицу! Городничий. Натурально, вы! сплетники городские, лгуны проклятые! Артемии Филиппович. Чтоб нас черт побрал с вашим ревизором и рассказами! Городи и ч и й. Только рыскаете по городу да с.мущае-ie всех, трещотки проклятые! Сплетни сеете, сороки короткохвостые! Аммос Федорович. Пачкуны проклятые! Лука Лукич, Колпаки! Артемы й Ф и л и п п о в и ч. Сморчки корогкобрюхпе! Все обступают их. !.i о б ч Iпк1 к и й. Ей-богу, это не я, это Петр Иванович. Д обч и и С к II й. 3, нет, Петр Иванович, вы ведь первые того... Ь о б ч л и е к и и. А вот и нет; первые-то были вы. ЯВЛЕНИЕ ЛОРЛЕЙНЕЕ ТУ же и жпндарм, _ Жандарм:. Приехавший по именному повелению из Петербурга чиновник требует вас сей же час к себе. Он остановился и гостинице. П роианесенн ы&йлпва поражают, как громом, всех. Звук иду млении единодушно отлетает ил дамских уст, вся группа, вдруг'перемени вши положение, оста стел и окаменении. ЖЕ МАЯ СЦЕНА I ородшиий посередине а виде столба с распростертыми руками и закинутою назад головою. По правую сторону ого жена п дочь с у си ломившимся к нему движеньем всего тела; за ними почтмейстер, превратившийся в вопросительный знак, обратенный к 357 1 Н. Б. Гпгпл*. * Ргтшпорс. Из немой сцены. Лши'щрафи-А по рис. неи.тгстног» худо&сяйка, ЗО-f гг. КiX. в. зрителям; ее ним Лука Лукич, пРтсряэштшся самым невинным образом: за и им, у самого края сцсвдг, грп дамы, гостьи, прислонившиеся один к другой с самым йэтцрдческим выражением лиц, относящимся прямо к ссмспстпу городничего, Но левую сторону гор од ни чего: Земляника,- наклонивший голову несколько набок, как будто к чему-то пршглушиллкшцшг-д; за ним судья с растопыренными руками, присевший дочтщ'-до земли и сделавший движенье губами, как бы хотгл поеппгтлтк или произнести; «Вот тебе, бабушки, и Юрьев дедь!* За ттпм Коробкин, г.брат'лвшпйся к зрителям с прищуренным глазом п едким плмеком на городничего; за ним, у самого крал сцены, Добчтгаекий и Бобчпыский с устремившимися движеньями: рук друг к другу, разинутыми ртами п выпученными друг йа друга глапами. Прочие гости остаются прости столбами. Почти полторы мттнуты окаменевшая группа сохраняет такое положение. Занавес опускается. О НОВИЗНЕ «РЕВИЗОРА» Исключительная быстрота написания «Ревизора» (эсего два месяца) говорит о том, насколько органично совпал новый «сюжет» с творческими устремлениями Гоголя... В 1909 году, когда отмечалось столетне со дня рождения Гоголя, В. И. Немирович-Данченко опубликовал свою речь «Тайны сце- 352 ---------—=—= -.■ческого обаяния Гоголя». Он заметил, что разбор «Рее изо ра» вы-7Ь‘йаег у исследователей * радостное изумление*. Порождает это -. аство не только открытие замечательных художественных досто-чсте комедии но и осознание их новизны и оригинальности. Например, удивительная смелости завязки. В «Ревизоре» завязкой является одна первая фраза: йЯ пригласил вас, господа, с чтобы сообщить вам пренеприятное известие: к мам едет ревизор», С необычайно смелой завязкой гармонирует и финал пьесы. Этот финал представляет одно из самых замечательных явлений щенической литературы. Далее Немирович-Данченко видит главную особенность действия «Ревизора» в том, что оно последовательно, от начала до кон-43, вытекает из характеров — и только из них. В середина 30-х годов тенденция гоголевской мысли и обобщение возросли еще больше. «Б „Ревизоре" р решился собрать в -дну кучу все дурное в России, какое я тогда знал, все несправедливости, какие делаются а тех местах и в тех случаях, где больше всего требуется от человека справедливости, и за одним разом посмеяться над всем», —читаем мы в * Авторской исповеди». Хлестаков — «самый трудный образ в пьесе». Гоголь не раз предупреждал: Хлестаков — «самый трудный образ в пьесе». Почему? Потому что, сделавшись виновником всеобщего обмана, Хлестаков никого не обманывал. Он с успехом :ыграл роль ревизора, не только не намереваясь ее играть, но даже не поняв, что он ее играет. Лишь в середине четвертого действия а голове Хлестакова начинают брезжить смутные догадки,